Ссылки для упрощенного доступа

Кремль хочет повысить явку на президентских выборах, превратив их в "референдум о доверии Путину", но постаравшись отсеять неугодных кандидатов.

Об этом минувшей ночью сообщил десяток российских изданий от Life и "Комсомольской Правды" до РБК и "Коммерсанта".

На сайте движения "Антимайдан" эту затею пытается растолковать политолог Игорь Шатров:

Фактически выборы воспринимаются как некий референдум, на котором определяется процент поддержки политики президента. И в этом смысле задача получить показатели, превышающие результаты на предыдущих выборах, выглядит хоть и амбициозной, но объяснимой.

Ведь мы прекрасно понимаем, что если Владимир Владимирович Путин примет решение об участии в следующих выборах, это будет, скорее всего, последний для него президентский срок. А значит, будет окончательно оформляться та политическая группа и те ориентиры, которые станут ориентирами для путинского преемника, и необходимо эти задачи более четко прописать, оформить, проверить, сверить с гражданами. Поэтому я думаю, что на выборы будет вынесена не столько личность, за которую будет предложено проголосовать, сколько цели и задачи, которые эта личность и политическая группа представляют и ставят в интересах развития страны.

Как мы прекрасно понимаем, референдум, если мы сейчас назвали следующие президентские выборы фактически референдумом, подразумевает голосование как можно большего числа граждан, потому что только это позволяет считать его легитимным. Потому что во время плебисцита, как правило, принимаются решения очень серьезного характера и определяются судьбы развития государства.

Глеб Павловский:

за 20 лет с 1999 не придумать ничего, кроме этого нашего старого трюка!

Алексей Федотов:

- Выборы 2018 будут носить характер топинамбура.

- а это как?

- <чёрт> его знает, но звучит внушительно

Фёдор Крашенинников:

Кстати, о выборах как референдуме.

Ну ведь это же наглое вранье.
В настоящем, честном референдуме бюллетень бы выглядел так:
"Доверяете ли вы Владимиру Владимировичу Путину и дальше быть президентом Российской Федерации?
Да Нет".

Кстати, почему бы его не провести?
Но нет, вы что, дать возможность людям сказать Путину "нет" - да никогда!

Как можно даже условно считать референдумом этот балаган, где вместо простого и ясного "нет" надо говорить "Зюганов", "Явлинский", "Жириновский" или, простигосподи, "Миронов"? При том что по итогам голосования скажут, что все те, кто голосовал за этих чудаков голосовали вовсе не против Путина, а именно вот за них и их чудесные программы.
Это, кстати, ловушка для тех, кто никак не может наиграться в голосование за любого другого: голосуя за Зюганова или Жириновского вы вовсе не говорите нет Путину, вы говорите да этим клоунам и всей системе, в которой они все прекрасно устроились.

Дмитрий Гудков:

Судя по всему, никаких иллюзий на тему ближайших президентских выборов можно уже не питать. Куда интереснее, что — при условии выполнения всех кремлевских планов — произойдет в 2024 году. Мне мало верится в путинское «я устал, я ухожу», куда вернее — референдум по образцу пиночетовского: хотите ли вы, чтобы национальный лидер правил страной до последнего? Третий срок, четвертый, двадцать четвертый? Чем внезапно для лидера кончился референдум в Чили — мы помним. Однако помним и чем кончились такие референдумы в куда боле близких нам странах: от Белоруссии до Средней Азии.

Впрочем, вряд ли Кремль задумывается так наперед. У него есть одна задача: тактическая, обеспечить сохранение власти здесь и сейчас, любыми способами, и цель у этой власти одна — власть.

Алексей Шабуров:

Как мы знаем, в 2018 году нас всех ждет важное политическое событие - выборы президента Зимбабве.

Мощная интрига закручивается уже сейчас. Говорят, это будет последний срок для действующего президента Роберта Мугабе. С какой повесткой он пойдет на эти выборы? Кто будет его конкурентами?

У политологов нет сомнений, что несмотря на экономические трудности, Мугабе пользуется широкой поддержкой населения. В связи с этим решено не создавать искусственным образом конкуренцию, а провести выборы в формате референдума о доверии Мугабе.

В таком случае ключевым становится вопрос явки. Как убедить население Зимбабве прийти на избирательные участки и отдать голос за действующего президента, которому и так гарантирована победа? Именно этот вопрос сейчас является основным для администрации Роберта Мугабе.

Николай Травкин:

Не в Америке, в правовом демократическом государстве живём. Нам незачем за 1,5-2 года выборами президента мозги людям забивать. Вот подойдёт срок, дадут команду из Кремля и начнём, помолясь…

А пока из-за зубчатой стены лишь редкие утечки просачиваются о некоторых национальных особенностях предстоящей кампании. Сегодняшняя "утечка" акцентирует внимание не на "кого" выбирать, а "как".
Почти прямым текстом разъясняется, что конкурентов нынешнему президенту нет и не потому, что кто-то препятствует, а просто любовь народная слишком велика и не спадает никак уж сколько лет. Поэтому заморачиваться поисками интересных соперников нет необходимости, старые ещё послужат, не износились.
Выборы должны пройти в стиле референдума о степени доверия сами понимаете кому. Ну, конечно, в рамках демократических приличий, не среднеазиатские 97%. Но и не жалкие 51%. То есть прежняя цифра, которую недавно Кириенко называл - 70% - в самый раз будет.
Но явка важна! Ох, как важна явка!! Нельзя, чтобы даже тень сомнения промелькнула о не всенародности поддержки. Нельзя допустить даже намёка, что это президент "пенсионеров, селян и бюджетников"! И та же кириенковская озвученная явка в 70% сгодилась бы…

Выборы не начались, слишком активных и нетерпеливых просят прекратить бить копытами. Даже Дмитрий Медведев своим однопартийцам на съезде сказал, мол, не суетитесь, вот как скажут, что пора, то ещё разок соберёмся, присядем и обмозгуем всё: и кого выдвинем, и кого поддержим. Мы же - ЕР - правящая партия! Как решим, так и будет!…

Евгений Калюков:

СМИ в один голос рассказывают о том, что новые выборы Путина планируются как референдум доверия. Доказательством наличия последнего должно стать большее чем когда-либо ранее число отданных за вождя голосов. Я полагаю, что с задачей справятся. Сколько там у нас избирателей в ранее не голосовавшем за Путина Крыму живет? А сейчас еще российские паспорта обитателям ДНР да ЛНР массово раздадут. Вот и готов рекорд.

Михаил Виноградов:

Если перефразировать комментаторов, главной идей избирательной кампании-2018 может стать ностальгия по стабильности в первые два сроков президентства Путина.

Иван Курилла:

Кстати, напомнили, что Медведев в 2008 году собрал больше голосов, чем Путин когда-либо. На мой взгляд, это характеризует не Медведева, а "любовь" избирателей к Путину, - стоило ему уйти, и энтузиазм вырос.

Олег Козырев:

Анонимные источники в Кремле сообщают, что эта президентская кампания будет подаваться как последние выборы Путина. Не могу не приветствовать это решение и хочу помочь слоганами, которые разрешаю использовать анонимным источникам в Кремле для кампании Владимира Владимировича. Итак, варианты слоганов:

ПУТИН: Я БОЛЬШЕ НЕ БУДУ!

ПОСЛЕДНИЕ ВЫБОРЫ С МОЕЙ ФАМИЛИЕЙ В БЮЛЛЕТЕНЕ. РАДИ ЭТОГО СТОИТ СХОДИТЬ НА ИЗБИРАТЕЛЬНЫЙ УЧАСТОК

ВАШ ГОЛОС - МОЙ ОТДЫХ

ПОСЛЕДНЯЯ ГАСТРОЛЬ. НОВЫЕ ПЕСНИ

Я НЕ УСТАЛ УХОДИТЬ

ГОЛОСУЙ ЗА ТО, ЧТОБЫ ЭТО БЫЛИ МОИ ПОСЛЕДНИЕ ВЫБОРЫ

ПУТИН. ПОСЛЕДНЕЕ, ЧТО ТЫ ВЫБЕРЕШЬ

И ПОСЛЕДНИЕ СТАНУТ ПЕРВЫМИ

Пётр Милованов:

Ко всем "новостям" из Кремля нужно относится очень просто.
Цель
- 300,000 подписей
- 100,000 наблюдателей

Илья Стахеев:

Приснилось мне вдруг, что вот будут выборы в 2018 году. Конкуренцию Владимиру Владимировичу составляют почтенные гонщики на лафетах Зюганов и Жириновский. Не ожидая подвоха, страна ложится спать, и вот на утро Геннадий Андреевич просыпается и понимает, что он выиграл. Причем, выиграл ошеломительно, отрыв - десятки процентов. Нельзя сказать публично, "мне кажется, были фальсификации, на самом деле я набрал гораздо меньше, госпожа Памфилова, пересчитайте, пожалуйста". Вот нифига, столько не напересчитываешь.

Все в панике. На Лубянке привычно на всячий случай работают шредеры. В ЦИК колются героином. В АП баррикадируют двери и начинают пить коньяк, смешанный с водкой, в надежде, что им всем это мерещится, и если принять это лекарство, то все пройдет. Но в самой большой панике, конечно, Геннадий Андреевич. Зачем ему все это? У него непыльная работа, бизнесы в Европе, какие-то цементные заводы в Арабских Эмиратах, дети, внуки, подагра, простату надо бы сходить проверить.

Самое логичное развитие событий - он уедет в(на) Украину и начнет там каяться. Его коллега по партии, который успел мигрировать раньше, выбьет своему Генсеку коридор, паспорт. И Геннадий Андреевич начнет рассказывать, что, дескать, голосовать заставляли, что он ни в чем не виноват и вообще не хотел. А на самом деле он либерал, читал Джона Стюарта Милля и Адамом Смитом не брезговал, просто жизнь вот так сложилась. Но больше сил его терпеть не было, вот он и решился.

Кто виноват и что делать.

Между тем, отдельной темой стало не содержание ночного вброса, а то, как он разошёлся по разным СМИ.

Иван Колпаков:

Продолжаем наблюдать за насыщенной жизнью одного высокопоставленного анонимного источника (а то и сразу двух).

00:00 Дождь — Кремль решил превратить выборы президента в референдум о доверии Путину
00:00 Лайф — Кремль не будет создавать «искусственных» кандидатов на выборах в 2018 году
00:00 РБК — Кремль подготовится к выдвижению Путина в президенты в последний раз
00:00 КП — Кремль не потащит Навального на выборы-2018 ради явки
00:00 МК — В 2018 году Путина будет еще больше
00:01 Известия — Президентские выборы наполнят новым смыслом
00:01 Коммерсант — Избирателей хотят приблизить к участкам
00:05 ТАСС — Источник: переноса выборов президента в РФ не будет, они пройдут в марте 2018 года
00:05 РИА — Источник: в Кремле обсуждают способы повышения явки на выборах 2018 года
00:21 Газета.ру — Будущему президенту нужен рекорд

Напомню, что несколько дней назад таким же веерным способом разлетелась новость о том, что Путин якобы был не в курсе передачи Исаакия. Ну не знаю, друзья, выглядит как полнейший зашквар.

Илья Красильщик:

российские медиа все одновременно начали играть в синего кита. интересно, кто куратор (хотя на самом деле не очень)

Наталия Геворкян:

Может, в Кремле прошла закрытая ночная встреча с прессой? Каждое издание ссылается на свой источник в Кремле, а пишет об одном и том же

Александр Морозов:

девять изданий одним залпом сообщили подробности о планах Кремля на выборах-2018 со ссылкой на анонимный источник (обратил внимание Иван Колпаков).
Это будет любопытный прецедент, когда вся президентская кампания пройдет со ссылкой на анонимный источник.

Александр Кынев:

Остались ли в стране либеральные СМИ? Какой-то сплошной кремлевский пул. "Если нет разницы, зачем читать их все"; У меня есть подозрение, что они (анонимные источники) организуют нечто настолько тухлое и неинтересное, что лучшим вариантом на период подобной кампании может стать работа над написанием книжки где-то максимально далеко от них всех


А вот встречные аргументы.

Екатерина Винокурова:

На самом деле есть ощущение некорректности со стороны коллег, которые удивляются публикациям под эмбарго так, будто бы они сталкиваются с этим впервые.

И некорректно это вот почему.
К сожалению, журналисты, работающие с Кремлем, правительством и тд и тп не могут вам ответить. Таковы, к сожалению, правила.
Например, журналисты(за редчайшими исключениями типа Колесникова, Венедиктова, Гамова или Арама Ашотовича) не имеют права даже публично подтвердить или опровергнуть факт знакомства с тем или иным чиновником, кроме тех, кто публично уполномочен давать прессе комментарии (Песков, Тимакова, пресс-секретари ведомств). Они не имеют права публично пояснять те или иные условия работы.

"Так не идите на такие условия работы с этими ведомствами". Ок, то есть, вы предлагаете крупнейшим изданиям отказаться от кремлевских, правительственных, губернаторских и кучи других полос? И публиковать там нативную рекламу, да?

Я могу так сказать. Как правило, профиль работы журналиста определяется полуслучайно самыми разными обстоятельствами. Нет обычно в редакциях выбора для молодого журналиста, о чем именно он хочет писать(я вот помню, как рыдала, что Смирнов идет освещать первый митинг 2011 года на Чистых прудах, а я должна по сложной формуле считать, кто получил мандат из единороссов).

Под эмбарго работает не только Кремль и другие госведомства. Например, под эмбарго рассылаются востребованные в политтусовке продукты типа рейтингов губернаторов - чтобы просто никто из журналистов не был обижен.<...>

Являются ли такие публикации единственным форматом работы с разными ведомствами?
Нет, не являются. Но все форматы дополняют друг друга.

Если вы сейчас делаете круглые глаза и говорите, что впервые видите историю с публикациями под эмбарго, значит, вы вообще не имеете никакого представления о журналистике про политику-политику последних хм, многих лет.

Евгений Минченко:

Правильно Екатерина говорит относительно эмбарго на конкретное время.
Например, мы, как правило, отдаем наши доклады в СМИ под эмбарго - просто чтобы никому из журналистов не было обидно, что кто-то написал раньше.

Аббас Галлямов:

"Медуза" продолжает попытки дискредитировать институт анонимных кремлёвских брифингов, а заодно и СМИ, которые принимают в них участие. Интересно, что будет, если УВП начнёт приглашать туда саму "Медузу"?

Николай Кононов:

"Медуза" пыталась поучить всех журналистике, в итоге учат её саму.

Вячеслав Данилов:

Чем окончится эмбаргогейт? Большим материалом на "Медузе" о том, как горстка смелых и честных журналистов "Медузы" радикально меняет образ российских СМИ.

Стоит ли удивляться, что аргументы эти устраивают не всех.


Дмитрий Трещанин:

Слушайте, медиаэксперты, а также коллеги

А объясните мне смысл одновременной публикации из-под эмбарго "источника из Кремля"?

Ну то есть я понимаю зачем это РИА или ТАССу. Но зачем это РБК, Дождю и прочим? Причем слово в слово, без комментариев, бредовые фантазии апэшечки выдавать за эксклюзив?

Зачем ходить на эти совещания, в чем выгода? Трафика с этого ну никакого — рерайтнуть через 20 минут с конкурентов, чуть поменять заг и лид и возглавить топ сюжета в Яндексе много выгоднее, чем разослать пуш одновременно со всеми редакциям с заведомо пересекающейся (либеральной) аудиторией.

Причем выглядит этот приём мегазашкварно для медиа, которые становятся похожи на куст йоки.ру — электорат.инфо — взгляд времен расцвета Рыкова. И также бессмысленно и тупо это выглядит для АП (но это уже их проблемы).

Вот объясните мне суть сделки. Лояльность в обмен на что?

Алексей Ковалёв:

На самом деле Катя пытается так многословно объяснить понятие access bias (искажение восприятия собственной важности по мере приближения к источнику), но эти объяснения имели бы смысл в другой системе, где не "Алишер Бурханович звонил и очень ругался" и "Дмитрий Сергеевич просил не ставить". То есть у меня тоже источники, которые могут попросить придержать, но я от таких источников вообще редко что публикую. Потому что это обычно какие-то аппаратные байки, истинного общественного интереса не представляющие и нужные только для повыпендриваться перед коллегами, типа смотрите какие у меня источники, или для сведения личных счетов самого источника. Ну или как в случае с подневольными типа РИА и ТАСС выполнение указания самого источника. Что, конечно, к журналистике имеет мало отношения. Какое вообще может быть эмбарго от анонимного источника? Как и к выборам. И к общественному интересу. Скажите бога ради, какой читатель духовно обогатился, узнав, что "источник в Кремле сообщил, что выборы пройдут по плану". Да какие <к черту> выборы, вы в окно вообще смотрели?

Александр Горбачёв:

про эмбаргогейт. несколько вопросов:

1) если это нормальная ситуация, как рассказывают ветераны деловой и политической журналистики, приведите, пожалуйста, еще один (кроме Исакия и вчерашнего) пример, когда за час выходит пять и более публикаций с одинаковым смыслом по дословно одному и тому же анонимному источнику в АП, причем эксклюзивом делятся в том числе с «Дождем», РБК и «Ведомостями».

(новости об одних и тех же событиях в разных изданиях — заведомо неправильный пример. здесь нет никакого события, а есть одинаковые неверифицируемые рассуждения анонима.)

если таких примеров нет — как минимум очевидно, что некие процедуры изменились, и это достойно обсуждения.

2) все-таки для существования здорового профессионального поля было бы разумно понять, каким образом источники делились одной и той же информацией с изданиями. если все это было произнесено на некоем брифинге — почему этот факт не отмечен ни в одной из публикаций? зачем всем делать вид, что это журналисты типа выяснили информацию, а не им ее целенаправленно доставили? (тем более что во втором факте нет ничего специально предосудительного, как по мне.) это выглядит как минимум глупо.

если эта одинаковая информация сообщалась источником/ами каждому СМИ отдельно в одних и тех же выражениях, не повод ли это выдвинуть претензии источнику? со стороны — причем со стороны читателя — это выглядит как минимум некрасиво. пока вижу в основном претензии к «Медузе», потому что мы завидуем и не знаем, как дела делаются. ну ок.

Роман Могучий:

Не нужно подменять понятия: эмбарго — норм, брифинг — норм, анонимный источник — норм; брифинг анонимного источника под эмбарго — без упоминания, что это брифинг — это слив и не норм. (Я уж не говорю, что источник, судя по всему, был один, но издания с редакционными стандартами вынуждены были превратить его в «источники». Впрочем, это догадка, может на мероприятии сразу три помощника условного Кириенко сидели). Политическая журналистика в России вынуждена идти на компромиссы, все всё понимают, но не нужно делать вид, что это нормально.

Иван Преображенский:

Ради красного словца, не пожалел и Сосковца, как говорило предыдущее поколение источников, близких к автоответчику

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG