Ссылки для упрощенного доступа

Юноша призывного возраста вместо армии решает устроиться на работу на таможню. Он пытается дозвониться и разузнать о вакансиях по телефону, но никто не хочет с ним говорить. Тогда он просто приходит в таможенное управление и просит о встрече с начальником. И тут начинается странное: начальник таможни сразу же принимает его, более того, лебезит перед ним, секретарша строит ему глазки, приглашает в столовую ("Известно же, что без пары рюмок утреннего чая дела вести сложно"), другие сотрудники жгут по кабинетам документы.

"Таможня дает добро?" – так называется сценарий по мотивам гоголевского "Ревизора", написанный студентом сценарного отделения Московской школы кино 37-летним Александром Романовым. Романов сам четыре года проработал на таможне в Подмосковье, уволился в марте 2013-го и решил стать сценаристом. Вот только таможня добро на это не дала: ровно через два года после увольнения, в марте 2015-го, Романова арестовали прямо в киношколе – по подозрению в хищении полумиллиарда рублей.

Знакомые и родственники будущего сценариста были удивлены: денег за ним никогда не водилось, жил он в доставшейся по наследству маминой квартире, ездил на "Опеле Астра", купленном на деньги, вырученные от продажи двух старых машин отца. Как вспоминает его однокурсник Роман Индык, бюджет Романова на неделю составлял 5000 рублей.

– Мы собирали как-то деньги на чей-то день рожденья, он говорит: "Я вот сейчас могу 300 рублей дать, а 500 на следующей неделе донесу". Он очень скромно жил, – говорит Индык.

Александр Романов

Александр Романов

Следствие шло полтора года, сроки постоянно продлевались, а Романов все это время находился в СИЗО. В сентябре 2016 года дело, наконец, передали в Серпуховский городской суд, но судья Елена Тетюкина отправила его на доследование – доказательства вины Романова выглядели неубедительно. В январе 2017-го дело вернулось к той же судье, доказательств не прибавилось, но Тетюкина за четыре заседания рассмотрела его и приговорила сценариста к шести годам лишения свободы и штрафу в полмиллиона рублей – по части 4-й статьи 159 УК РФ "Мошенничество в особо крупном размере".

Неустановленные преступники

Согласно версии следствия, Романов, работая в Московской областной таможне в должности заместителя начальника отдела таможенных платежей, разработал схему хищения авансовых платежей, уплаченных фирмами, которые впоследствии прекратили свою деятельность и попросту забыли о миллионах рублей, перечисленных таможне, но не использованных.

По закону эти деньги могут быть возвращены по заявлению плательщика, если же за ними никто не обращается в течение трех лет, они перечисляются в бюджет. В приговоре схема выглядит простой: Романов якобы отыскивал в базе данных таможни информацию о таких фирмах и передавал ее своей подруге Светлане Корниловой, работавшей начальником операционного отдела в серпуховском отделении принадлежащего братьям Ротенбергам банка "Северный морской путь".

Кроме названий никакие реквизиты, в том числе ИНН, не совпадали с исходными плательщиками, но таможенники этого почему-то не замечали

Корнилова – вторая обвиняемая по делу, именно на ее показаниях строится фабула обвинения, ее приговорили к пяти годам лишения свободы условно. Знакомая Корниловой Юлия Козырева, хозяйка юридической фирмы, создавала компании с такими же названиями, как и те, что забыли о своих авансовых платежах на таможне, Корнилова открывала им счета в банке, где работала, а потом некие неустановленные следствием лица собирали пакет документов для возврата платежей, а другие неустановленные следствием лица вместе с Романовым проводили эти документы на таможне.

Кроме названий никакие реквизиты, в том числе ИНН, не совпадали с исходными плательщиками, но таможенники этого почему-то не замечали. Всего, по первоначальным данным за 2010–2011 годы, таким образом было выведено около полумиллиарда рублей. Правда, в уголовном деле Романова и Корниловой осталось лишь 15 эпизодов на 154 миллиона рублей, остальные случаи выделили в отдельное производство, но о результатах расследования ничего неизвестно.

Обыск в доме бывшего главы ФТС Андрея Бельянинова

Обыск в доме бывшего главы ФТС Андрея Бельянинова

Как пояснил Радио Свобода источник, близкий к таможне, миллиарды рублей неиспользованных авансовых платежей расхищаются давно, более того, ФСБ использовала информацию о причастности к этой схеме бывшего главы ФТС Андрея Бельянинова, уволенного в июле прошлого года после того, как видео с обысками в его шикарном доме были показаны на федеральных каналах.

– У нас вся система построена таким образом, что деньги государству перечислить легко, а обратно получить сложно. И вот эти так называемые участники внешнеэкономической деятельности переводят деньги на таможенные платежи, а потом банкротятся или просто у них прекращаются поставки. Деньги выбивать – целая морока, поэтому многие просто списывают их на убытки, – говорит собеседник РС. – Но поскольку это очень большие деньги, зарабатывает на этом достаточно высокое руководство.

Тут может быть не "война кланов", а просто когда есть какая-то оперативка, все понимают, что могут на этом заработать

В отличие от Бельянинова, дело Романова вел Следственный отдел Московского межрегионального следственного управления на транспорте, впрочем, по информации самого Романова, оперативные материалы к транспортникам также пришли из ФСБ.

– Тут может быть не "война кланов", а просто когда есть какая-то оперативка, все понимают, что могут на этом заработать, – говорит тот же источник РС. – Но зарабатывают, понятно, не на тех, кого сажают, а на тех, кто остается на свободе, – когда человек попадает в систему ФСИН, выбраться ему сложнее, даже за деньги. Но стрелочников находят всегда – если есть уголовное дело, должна быть посадка.

Официально ФСБ в деле Романова не упоминается, уголовные дела, сразу несколько, были возбуждены в марте 2014 года – по жалобам фирм, которые попытались вернуть свои платежи, но получили отказ в связи с тем, что деньги были возвращены ранее. На тот момент Романов уже год не работал в таможне, учился в Московской школе кино, подрабатывая консультациями по таможенным вопросам. Он, впрочем, продолжал общаться с Корниловой и ее матерью Лидией Ивлиевой, с которой работал вместе на той же таможне в 2010 году.

Как показала на допросе Корнилова, Романов привязался к ее матери из-за проблем в своей семье (его мать умерла в 2006-м). Ивлиева приглашала его на дачу под Серпуховом, где он и познакомился с Корниловой, за которой какое-то время даже ухаживал, они продолжили общаться и после увольнения Романова из таможни. 10 декабря 2014-го Корнилову задержали, а через несколько дней оперативники явились к сестре Романова, чтобы арестовать и Александра. Дома его на тот момент не оказалось, он испугался, решил на допросы не ходить и месяц скрывался у друзей.

– Он нам по почте присылал работы свои по школе, а сам не появлялся, – рассказывает Роман Индык. – Мы ему говорили, что надо защищаться, поднимать общественность, если он не виноват, но он дурак, как-то по своим каналам пытался решить проблему.

По словам Романа, в феврале Александр вернулся в школу, объяснив, что все в порядке, но был арестован через месяц – все это время он находился в федеральном розыске.

Светлана Корнилова тем временем провела в СИЗО всего пять дней – она согласилась на сделку со следствием, начала давать показания, и ее тут же выпустили под подписку о невыезде. Версия следствия полностью строится именно на показаниях Корниловой, которые изначально подтверждал и Романов: в протоколах первых допросов и на очных ставках он говорил, что на самом деле передавал Корниловой названия и номера ИНН компаний с зависшими авансовыми платежами, но якобы не знал, что та будет использовать эту информацию в мошеннической схеме. Он, мол, хотел, чтобы Корнилова вышла на эти компании и напомнила им о зависших платежах. Романов же консультировал Корнилову относительно необходимого пакета документов, надеясь получить от фирм некое вознаграждение, размер которого, впрочем, не оговаривался.

Оперативники просили его дать показания на руководство подмосковной таможни

Впоследствии на суде Романов отказался от этих показаний, заявив, что они были даны под давлением со стороны следователя и оперативных работников. По его словам, оперативники просили его дать показания на руководство подмосковной таможни – и.о. заместителя начальника таможни Александра Волкова и заместителя начальника отдела таможенных платежей Светлану Верёвкину.

По словам Романова, следователь Андрей Хаёров (в июне 2016 года Хаёрова приговорили к 8 годам лишения свободы за взятку) утверждал, что Волков получает по 5 млн рублей в месяц от "возвращенных" авансовых платежей, но сажать его следователи не собирались, поскольку рассчитывали, что он будет с ними делиться. Романов от предложения Хаёрова отказался, но, очевидно, договорился со следствием, что даст показания по другому сценарию.

Неустановленные деньги

Признательные показания Светланы Корниловой не помогли следствию разобраться в том, кто и как воровал деньги. И в обвинительном заключении, и в приговоре фигурирует масса неустановленных лиц, которые собирали документы и помогали Романову проводить их на таможне.

Ни одного сотрудника таможни не допросили в качестве подозреваемого

– У меня один вопрос: почему следствие не нашло этих неустановленных лиц? Ответ один: значит, они не хотели их искать! – говорит адвокат Романова Светлана Бирулина.

Ее слова подтверждает тот факт, что ни одного сотрудника таможни не допросили в качестве подозреваемого. Бывшие коллеги Романова проходят свидетелями и все в один голос утверждают: Романов по своим служебным обязанностям возвратом таможенных платежей не занимался, решений о таком возврате единолично принимать не мог и никогда ни к кому не обращался с просьбами ускорить возврат денег какой-либо компании.

К Романову на самом деле попадали заявления на возврат средств, он проверял полноту пакета документов и передавал их одному из инспекторов, который также проверял бумаги и передавал документы на подпись начальнику отдела таможенных платежей, а потом заместителю начальника таможни по экономической деятельности (и все они должны были заметить, что ИНН компании, которая просит вернуть платежи, отличается от ИНН компании, которая эти деньги заплатила ранее). Вот только начальника в отделе Романова не было, так что документы подписывались либо им самим, либо его коллегой Светланой Верёвкиной, причем из 15 эпизодов, оставшихся в деле Романова, в 10 случаях на документах вообще нет его подписи.

– Там с подписями был полный бардак, – рассказал на условиях анонимности один из коллег Романова по таможне, который также проходит свидетелем по делу. – Начальников нет, все и. о. Всё, что должно было подписываться начальниками, подписывали замы. Я отвечал за таможенный пост, но несколько раз меня просили подписать документы на возврат платежей за начальника таможни по экономической деятельности. Он постоянно на больничном был, ну, бухал, по-русски говоря, а я, значит, за него подписывать должен? Да я вообще ничего в этом не понимаю! Я несколько раз подписал, потом отказался и уволился вообще.

Следователи, впрочем, в этом "бардаке" разбираться не стали, обысков на таможне никто не проводил. Более того, заместитель начальника таможни Александр Волков заявил на допросах, что после возбуждения уголовного дела в его ведомстве прошла служебная проверка, но результатами ее следователи не заинтересовались, а судья отказала в ходатайстве адвокатов Романова, просивших истребовать результаты проверки и приобщить их к делу.

За два с половиной года в СМП-банке так и не провели обыска. Документов, подтверждающих движение средств по каким-либо счетам, в деле нет

Следствию неизвестно и куда ушли деньги: в приговоре указаны некие фирмы, якобы "аффилированные" с Романовым и Корниловой, но нет доказательств ни этой аффилированности, ни даже того, что деньги перечислялись на счета этих фирм. Несмотря на то что, по версии следствия, все деньги возвращались на счета, в СМП-банке за два с половиной года так и не провели обыски. Документов, подтверждающих движение средств по каким-либо счетам, в деле попросту нет. Не было обысков и у самого Романова, следственные действия прошли только по месту жительства Корниловой, у которой нашли печати фирм-двойников, а также гербовую печать подмосковной таможни. Как печать государственного органа оказалась дома у сотрудницы банка, получила ли она ее от Романова или от своей матери, следователи у Корниловой не поинтересовались.

Одно из замечаний судьи Тетюкиной, вернувшей дело в прокуратуру, заключалось в том, что потерпевшей от мошеннических действий Романова и Корниловой следователи назначили подмосковную таможню, хотя изначально дела открывались по заявлениям коммерческих фирм.

В январе ситуация не изменилась, более того, на суде заместитель начальника таможни Волков, представлявший потерпевшую сторону, мялся и не мог объяснить, почему Московская областная таможня признана потерпевшей, к тому же даже гражданский иск к Романову и Корниловой никто заявлять не стал.

Две компании, по заявлениям которых были возбуждены уголовные дела, отсутствуют в приговоре – расследование по ним вывели в отдельное производство, а среди оставшихся 15 ни одна фирма не предприняла попыток вернуть свои средства. Читая показания представителей фирм, кажется, что они вообще старались дистанцироваться от этой истории: так, генеральный директор ОАО "Номос-Лизинг" показала на следствии, что все 37 млн рублей, уплаченные компанией в Московскую областную таможню, были использованы для оплаты таможенных пошлин, остатков на счетах компании не было (Романов и Корнилова между тем обвиняются в хищении и этих денег тоже), а сотрудник другой компании из приговора – ЗАО "НЭК Инфокоммуникации" – показал, что его компания пыталась вернуть 10 млн рублей авансовых платежей, им несколько раз отказали на основании того, что деньги уже были возвращены компании со схожим названием, в итоге они просто списали их на убытки.

ФСБ надавили на прокуратуру и суд: они, мол, уже получили за это дело погоны, а никто не сидит

Роман Индык вспоминает, что когда судья Тетюкина вернула дело, все облегченно вздохнули.

– Адвокат говорил, что это однозначный сигнал, что дело будут "сливать", – говорит Роман. – Бельянинова тогда сняли, но сажать не стали, мы надеялись на условный срок для Романова, который оправдал бы два года в СИЗО. Но потом, по слухам, ФСБ надавили на прокуратуру и суд: они, мол, уже получили за это дело погоны, а никто не сидит. Так что если в 2016-м суд вяло шел два месяца, то в январе хватило четырех заседаний.

Слова Индыка косвенно подтверждает и таможенный источник РС: "Судьи боятся фээсбэшников как огня. Они вполне могли позвонить и сказать, что дело на их контроле и нужны результаты".

Сегодня Александр Романов по-прежнему сидит в серпуховском СИЗО – ожидает рассмотрения своей апелляционной жалобы и готовится подавать иск в ЕСПЧ, если суд не отменит приговор. А где-то в недрах следственного управления лежат материалы на оставшиеся сотни миллионов рублей, по которым снова можно кого-то посадить. Как сказал в разговоре с РС бывший коллега Романова, следователи намекали ему на то, что таможню ждет "новый виток" следствия по авансовым платежам. Неясно только, появится ли у следователей желание установить всех неустановленных лиц из таможенного руководства, годами расхищавших миллиарды рублей.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG