Ссылки для упрощенного доступа

Главное политическое событие выходных - марш памяти Бориса Немцова.

Или даже марши. Самый многочисленный прошёл в Москве.

Татьяна Малкина:

я не пошла, потому что не хотела и вообще не люблю. а хотела наоборот - побыть на мосту без толпы. обычно я стараюсь по нему даже не ездить.
пришла в час, цветов уже было много, люди - в основном из оберегающих цветы, вечные дежурные по февралю, с ведерками, веничками-совочками. пара-тройка журналистов. прохожие - в основном радостно идущие с ярмарки-веселья на красной площади или на нее.
и менты - тучи разнообразных ментов - от детей в черной форме, у которых на розовых лицах еще не щетина, а прыщи, до каких-то чинов в фуражках. больше, чем столбов, определенно.<...>

а женщины и дети ходили, да. по большей части, умудряясь не обращать внимания на цветы-ведерки-свечки-плакаты. а одна женщина шла с детьми подрощенными, на голове несла недорогую, но соболью шапку со свисающими лапками, и говорила с раздражением, обводя руками цветочный вал: "нет, ну а что он для страны-то сделал? вот вы скажите мне: что сделал-то вот он такого для страны"?
и такая обида звучала в ее женском голосе, что и дети могли задуматься: вот что ж такого надо сделать для страны, чтоб одни тебя прямо перед кремлем грохнули, а другие потом тебе чтоб все время цветочки носили. хороший вопрос, да.

Но была своя акция в Санкт-Петербурге.

Александр Кобринский:

Колонна демонстрантов, идуших на митинг памяти Немцова, растянулась от метро Горьковская до Марсова поля.

И в Нижнем Новгороде.

Станислав Дмитриевский:

Больше всего ментов (не путать с полицейскими) и представителя администрации города с пустыми глазами чекиста бесили антивоенные лозунги и транспарант против аншлюса Крыма. Прямо как черти от крестного знамения, завидев их, начинали они выть и гоготать, попытались их отцензурировать т.е. потребовали убрать, но были дружно посланы участниками марша по адресу ст. 29 Конституции РФ. Значит в точку бьем, друзья, надо в следующий раз побольше таких плакатов.

Ирина Славина:

Пользуясь поводом, хочу сказать, что абсолютно согласна с теми, в том числе с покойным Борисом Немцовым, кто считает политику Путина губительной для страны. Но "коллективный Путин" опаснее и гораздо страшнее.

И много где ещё. Впрочем, самое большое медийное внимание досталось всё-таки московскому маршу.

Мнения участников и наблюдателей об акции заметно разошлись.

Илья Яшин:

Марш Бориса Немцова состоялся.

Много людей и очень правильный настрой участников шествия. Да, это бы был марш памяти, но мы вышли не плакать - а требовать. Требовать ареста заказчиков убийства нашего товарища. Требовать свободы для политзаключенных. Требовать политических реформ, которые обеспечат России сменяемость власти. Требовать того, что принадлежит нам по праву.

Спасибо всем, кто был сегодня на марше и на мосту Немцова. Россия будет свободной.

Мария Баронова:

Борис Ефимович сегодня был бы доволен. Лично для меня это и есть причина выхода сегодня (пришли с Сашей в самом конце, так как до этого ругались).

Алексей Широпаев:

Всё-таки сходил на Марш Немцова. Очень полезно побыть среди своих, среди нормальных людей. Вообще, приятно было подышать вольным ветерком столетия Февраля. Правда, поспел только к 14-ти часам, и шёл в «охвостье» колонны. Кстати, недалеко от меня неторопливо шагал Георгий Сатаров – один из отцов-основателей ельцинской демократии. Реяли флаги «Яблока», «Демвыбора», триколоры, были украинские флаги, флаги Евросоюза. Кто-то выкрикнул в сторону скопления белых «яблочных» знамён: «Яблоко, покайся перед Навальным! Публично покайся!». Полагаю, Борис Ефимович это оценил бы: он был остроумным человеком. Часто кричали: «Россия будет свободной!». Конечно, несколько грустно это звучало спустя сто лет после Февраля, когда свобода по-прежнему остаётся в России главной проблемой. Ну что, думаю, тысяч 30 русских европейцев снова упрямо прошли по московским бульварам…

Александр Кынев:

Выполнил свой моральный долг в виде двухчасовой прогулки по Московским бульварам - несмотря ни на что мы имеем своё мнение и будем защищать свои права. Дело не только в памяти об убитых друзьях, дело в чувстве собственного достоинства

Дмитрий Гудков:

Мы снова собрались вместе, "пересчитаться", убедиться, что мы есть. Мы есть и нас было много: как всегда прекрасные люди, одни и те же правоохранители, год от года охраняющие чугунные решетки бульваров от москвичей.

Стоит ли продолжать, стоит ли выходить? Для меня это единственный способ не задохнуться. Вокруг Бориса всегда был воздух свободы, и перемены обязательно наступят!

Аркадий Дубнов:

Людей было сегодня много, хороших лиц - тоже.
Экзальтации мало. Нормально.
Но ресурса для перемен достаточно.

Николай Кононов:

Какой-то такой был марш Немцова, что не хочется ничего писать. Много пенсионеров. Все идут, болтают о делах. Редкие рефрены со стороны флагов. Где-то незримый Акименков выкрикивает фамилии политзэков и агитирует сдавать деньги им на подъёмные. Шевкунов достроил храм у Сретенки. Храм доминирует над пейзажем.

Екатерина Винокурова:

Народу было много, такая вот перепись не уехавших.
Что делать было непонятно.

Андрей Громов:

Все таки есть какая то фатальная нелепость во всей нашей оппозиционности. Вот на шествии сегодня единственным внятным лозунгом было: "Не забудем! Не простим!".
Кстати, если мне не послышалось, то в колонне партии Навального догадались заменить ту часть...что про "не простим". Хотя наверное послышалось.

Дмитрий Борко:

Как заметил один из участников - в основном старики и совсем юные. Довольно странный состав, когда-то я видел такой на коммунистических шествиях. Стоило ли ходить? Да нормально. Надо же хоть как-то сохранять ощущение, как это - кричать громко "Долой власть чекистов!", а то совсем разучимся.

Лев Симкин:

"Какие хорошие лица! - говорили мне об участниках марша. - Жаль только, что в основном немолодые". Молодые по большей части были в форме и сопровождали шествие.

...Недавнее исследование социологов ВШЭ показало: студенты лояльны к власти и всем довольны. Правда, изучение коснулось только лучших столичных вузов.

А как же быть с неизвестно кому принадлежащим афоризмом: "Кто в молодости не был либералом (вариант: радикалом) — у того нет сердца, кто в зрелости не стал консерватором — у того нет мозгов"?

Был еще парафраз известного лица - насчет тех, кто жалеет о распаде СССР. Так вот, еще недавно опрошенные студенты, родившиеся после, говорили, как все замечательно было в советские годы. Новое исследование показало: ностальгии по непрожитому времени молодые люди больше не испытывают. Вообще прошлым мало интересуются. Как, впрочем, и будущим.

Сергей Марков:

2 раза в год примерно проходит марш прозападной активной оппозиции. Они обычно собирают от 5 до 15 тысяч человек. Это их актив. Мало, но это в условиях политического штиля. В случае политического даже небольшого кризиса, эти 10 тысяч могут легко развернуться в 50 тысячную демонстрацию. В случае серьезных проблем - их будет до 100 тысяч. У них 3 основных проблемы. 1. Большинство в России считает их предателями Родины. В условиях конфликта Запада и России, население мощно поддерживает Путина как символ России сегодня. 2. А Запад при этом занялся своими делами, и по сути бросил своих союзников в российской радикальной оппозиции. 3. У них нет четкой программы и нет явного лидера.
По сути дела, то, что в 2011 году начиналось как мощное движение протеста, превратилось из политической силы в субкультуру радикальных прозападников. Как коммунисты - это советская субкультура. Субкультура в обоих случаях, - это политическое гетто без шансов на скачок вперед и вверх.

Егор Сенников:

Вижу в ленте обсуждение митинга по поводу Немцова, некоторые вздыхают в том духе, что вот все пропало, <упустили> полимеры, а другие пишут, что календарные протесты не работают, выходить надо по поводу каких-то актуальных поводов, в этом и есть вся соль. Это все, конечно, интересно и, может быть, отчасти правда, но вообще довольно странно называть подобные события протестами - ну не против же самого факта смерти Немцова люди выходят на улицу, верно? А кричалки про Путина - это чистый ритуал, они с 2000-го года произносятся без особых изменений.

Однако сегодняшнее событие - это хороший пример околопротестных практик, нацеленных на сохранение (или развитие) коллективной идентичности). Поэтому поляки в Российской империи поляки всегда старались устраивать манифестации в районе 25 декабря - в годовщину детронизации Николая I в 1830 году (тут еще и Рождество удачно накладывается) и по другим значимым датам польской истории.

Кто-то еще обсуждал у Ортеги, что вот, дескать, как же мерзко, что на митинг загоняют с помощью эмоционального шантажа ("Ты не имеешь права не пойти на митинг в честь Немцова"). Согласен, что это мерзко, но опять же вполне укладывается в стандартную практику в Российской империи. У тех же поляков был какой-то день, в который женщины должны были выходить на улицы в черном - тех же, кто не следовал этому правилу, могли и побить, да и вообще испортить жизнь по-разному (мало ли способов).

Вот с чем плохо, так это с тем, что подобные практики нужно устраивать на постоянной основе, а не раз в год и со скрипом. Но не уверен, что тут надо кого-то винить прямо уж очень сильно.

Как это часто бывает, разговор упёрся в численность марша.

Станислав Яковлев:

Примерно пятнадцать тысяч участников.

В прошлом году было около двадцати пяти тысяч.

В 2015-ом более пятидесяти тысяч.

Во всем виновата Баронова.

Ирек Муртазин:

На Марш памяти Бориса Немцова пришло столько людей, что не стыдно за Москву. И сегодняшний Марш – это свидетельство, что Россия – не безнадежна, не обреченная, что запугали и обыдлили еще не всех…

Даже семь человек, вышедших на Красную площадь 25 августа 1968 года, протестуя против ввода советских танков в Прагу – это было очень много для страны, впавшей в политическую спячку. Почти двадцать тысяч человек на Марше памяти Бориса Немцова – это тоже очень много для сегодняшней России…

Полина Немировская:

Было очень много людей и нужно, чтобы их всегда было много, но хочется, чтобы не было повода.

Екатерина Шульман:

Да, было много народу - хотя трудно подсчитывать движущийся поток, особенно по изгибам бульваров, но цифра Белого счетчика 15 тысяч звучит реалистично.

А вот другая тема, которая часто ходит рядом с численностью - "согласованность" и действия полиции.

Так, перед входом изымались наиболее радикальные плакаты и транспаранты.

Пётр Царьков:

При входе на Марш Бориса Немцова полиция и спецслужбы изымают плакаты и баннеры, на которых присутствует фамилия путин. Осуществляется жесткая цензура. Также не пропускают украинские флаги. Этот плакат был изъят.

Аркадий Бабченко:

Если бы я мог, я бы обязательно пришел. Даже не обсуждается. Но, черт возьми, слушать пятый год подряд "Россия будет свободной" в огороженном загоне, на входе в который отбирают неугодные плакаты, и с идущим после колонны конвоем "шаг влево шаг вправо" - уже совершенно невозможно.

Михаил Шнейдер:

Почему мы ведёмся на незаконные действия полиции? Единственный аргумент - они не дадут провести акцию. Давайте попробуем не согласиться - хотя бы один раз - и посмотрим, что будет!

Александр Рыклин:

Сегодня они не пропустили растяжку, на которой было написано "Борис Немцов: Путин - это война"! Понятно, что это чистой воды беззаконие... Мы уперлись и объявили, что колонна не тронется. Мы продержались чуть больше получаса... За это время меня чуть не съели свои. Аргументы важные - люди замерзли, много пожилых и с детьми... Я вовсе не уверен, что мы бы их пережали... Я только хочу сказать, что однажды нам все равно придется упереться до конца... Несмотря на все риски... Нам пора учиться ставить их на место... Иначе правы те, кто говорит о бесполезности "гуляний в загоне"...

Виктория Ивлева:

Унижение - вот главное чувство,испытанное мной сегодня во время шествия в память Немцова. Особенно в конце, потому что там, после всех,как бы замыкая шествие, шли плотным строем омоновцы в пятнистых костюмах и чёрных шерстяных шапочках, а вслед за ними - совсем молоденькие мальчишки-полицейские с собаками. В какой-то момент собаки стали истово лаять и рваться с поводков, а омоновцы, весело и сытно поглядывая на идущих, ретиво покрикивать Проходим, Не задерживаемся,Не толпимся ,и вот это окончание ИМ - это бессмысленное первое лицо множественного числа - доконало меня окончательно.
Я словно со стороны увидела - Да мы же зеки в бараке, которых вывели на прогулку!
Я больше не хочу на прогулки, разрешённые вохрой по вохрой же установленному маршруту. Я хочу гулять сама по себе. И сама по себе принести цветы куда захочу в память о людях, любивших мою страну и замученных ею за эту любовь.
И день я могу выбрать сама - любой из трёхсот шестидесяти пяти подойдёт. И високосный прибавочный денёк тоже.

Восемь человек, вышедшие БЕЗ РАЗРЕШЕНИЯ на Лобное место в августе 68, были носителями свободы.
Мы же - носители рабства.
Поделом.
Сами во всем виноваты.

Александр Сотник:

Да. ОМОН словно зачищал город после этого недоразумения. Это был парад победивших конвоиров.

Владимир Милов:

Непонятно, зачем вы расшариваете посты плачущих тёток, которые "испытали унижение" вчера на марше при виде нескольких ОМОНовцев.

Мы с коллегами, наоборот, испытали душевный подъем, увидев, что власти перегородили грузовиками и автоцистернами КАЖДЫЙ переулок по ходу движения марша - до такой степени они боятся, что мы пойдем что-то штурмовать. Про ночные визиты полиции и предупреждениями их прокуратуры, чтобы "не дай Бог", я уже писал. Лица у всех этих полицейских товарищей тоже соответствующие - им явно промыли мозги, что все эти протестующие нет да и пойдут на какой-нибудь штурм, и придется уже взаправду отрабатывать свой спецпаёк.

Все это довольно жалко выглядит - в поддержку этой трусливой власти никогда столько людей добровольно не выйдет.

У самой злобной части критиков марша свой набор придирок: от лозунгов до выражений лиц.

Александр Ярош:

А зачем на Марше Немцова украинские лозунги? Понятно зачем это украинцам, но зачем это нашим оппозиционерам.

Ярослав Белоусов:

Честно говоря, на марш нафталиновых пораженцев и чахлых заукраинцев я обратил внимание только по той причине, что, как и в прошлый раз, был организован подвоз русского триколора (прямо как на неосоветских путингах начала 2012), который, по сути, оказался оскверненным.

А товарищи ведь жалуются, что им не дали вытащить украинские флаги, а также плакаты за Украину. Душа-то вот, оказывается, чего просила.

Нет, не за это выходили на Болотную. Не за это.

А нодовцы перешли от слов к действиям, облив зелёнкой Михаила Касьянова.

касьянов запрет

Роман Зайцев:

Ого, это я пропустил.
Касьянов зелёный, облили все лицо.
Охрана, такая охрана...

Кирилл Гончаров:

Касьянова облили зеленкой.
Не придурки, ну?
Вот какая цель у людей?
Как живут?
Приходят домой и гордо бравируют достижением?
А дети у них есть?

Стыдно так, ребята, стыдно.

Сергей Худиев:

Я хотел бы, чтобы это были провокаторы и за деньги, но это почти наверняка идиоты и бесплатно

А вот и сам герой.

Кристина Потупчик:

Нашелся обливший сегодня зеленкой Касьянова - конечно же, это очередной НОДовец.

Знакомьтесь, Сергей Тетюев из Краснокаменска. Правда, в последнее время он обретается в Москве, где не пропускает ни одной встречи с Евгением Федоровым с центральном штабе НОД.

Павел Пряников:

Почитал немного про этого Тютюева из НОДа, облившего сегодня зелёнкой Касьянова. Родом из Краснокаменска Читинской области. Ни головой, ни руками никогда не работал. Понаех в Москву в 2011 году. Заделался патриотическим креаклом - сначала был в КОБ, топил за эгрегоры и Жугр, потом переметнулся к депутату Фёдорову в НОД. Платят только на прокорм - какая-то стрёмная, грязная, съёмная хата на окраине. Ни семьи, ни имущества. Типичный прекариат. Интересный субъект для Ричарда Флориды, который топит про передовой креативный класс, "производящий смыслы". В России же вывели новую разновидность креаклов, уничтожающую всякие смыслы.

Илья Ухов:

Уже пару часов наблюдаю какое то нездоровое упоение этим эпизодом у части т.н. "патриотической" общественности.
Но вот такие эпизоды на самом деле показывают, что кидающие зеленку - суть идейные братья кастрюлеголовых "люстраторов" с Украины, которые политической дискуссию подменяют сначала силовым перформансом - а там уже и до насилия недалёко.
С Касьяновым и либералами в целом можно, нужно и необходимо спорить по программным вопросам, сущностно, с фактами на руках, и в рамках цивилизованной политической культуры.
А вот это вот карнавальство есть просто прямое какое то вредительство и путь в никуда, точнее первый шажок к превращению в Страну.404 2.0 и допускать этого нельзя.

Впрочем, имена некоторых обличителей вызывают понятное раздражение.

Алексей Ковалёв:

У методологов новые параметры в нооскопе - Кристина Потупчик, человек со слишком яркой биографией, чтобы её тут напоминать, и Илья Ухов из лучших годов "Молодой гвардии Единой России" (с Бурматовым, тушением пожаров в фотошопе, "будут наказаны" с фото Кашина и прочим), который теперь главный расследователь Лайфа по коварным планам Запада, представляют "просвещённую" башню, которая против вот этой всей дикости и варварства. Плюс развёрнутая кампания против НОД, которым теперь, видимо, неиллюзорно надают по башке, потому что там зародилось нечто непредвиденное - искренний, grassroots антилиберальный протест, который в силу своей спонтанности методологам никак нравиться не может, поэтому их сейчас объединёнными силами Кристины Потупчик, Киселёва и какого-нибудь Следственного комитета легонько выпорют. И тут будет интересная моральная дилемма (которую Открытая Россия уже, думаю, решила): это ведь тоже будут политзаключённые, которым надо сочувствовать и помогать. Короче, любопытно.

Олег Кашин:

С начала 2008 года, то есть с атак на "Коммерсантъ" и Таратуту (и это, конечно, было слишком поздно - надо было с 2005, с избиения на Автозаводской, но тогда я был слишком прекраснодушен) я непрерывно говорю и пишу, что движение Василия Якеменко - это абсолютное зло. Сейчас, когда есть НОД, СЕРБ и прочие, еще очевиднее вина тех, кто первыми привел в нашу действительность санкционированное и безнаказанное насилие, публичные унижения и так далее. У этой проблемы есть имена и фамилии, важнейшее из этих имен - Кристина Потупчик, и то, что сегодня она и ее сотрудники находятся среди тех, кто публично возмущается НОДом, СЕРБом и прочими - это какое-то отдельное <дерьмо>, против которого хочется возвысить голос.

Иван Давыдов:

Был на марше (хочется, подражая барду, продолжить – мужики девок лапают, но нет, не до того нам, друзьям свободы). Видел многих друзей, чему обрадовался.

Кое-чему – наоборот, огорчился, но об этом потом или вообще незачем.

А еще видел непонятных людей с флагами «Новая оппозиция». Подумал – хороший бренд. Перспективную программу можно сочинить. Бороться, например, против преступлений третьего Путина, и поддерживать четвертого Путина, творца оттепели, исправляющего ошибки третьего Путина. А заодно старую оппозицию винить – скоты, мол, допустили все эти преступления третьего Путина, плохо боролись, довели страну. Попахивает хоть и скромными, но бюджетами, а в наше время бюджетами не разбрасываются.

Надеюсь, это движение возглавляет моя добрая подруга Кристина Потупчик. Ну или возглавит, если еще не.

В качестве послесловия в очередной раз был разгромлен народный мемориал на мосту.

Надежда Митюшкина:

Сейчас мне позвонили дежурные с мемориала на мосту Немцова и сообщили, что их забрали в полицию. Типа поступил звонок о драке. Туда вернулся дежурный ушедший раньше и сообщил, что мемориал зачищен - увезли все кроме трех ведер с цветами.

Каринэ Ковхаева:

Вчера на марше памяти Б.Е.Немцова было десятки тысяч людей!
Многие после марша пошли на Мост Немцова, на место убийства.
Немцов мост был прекрасен!
Сотни и тысячи букетов украшали его.
Власть не выдержала, сегодня между 3 и 4 часами ночи полиция задержала 5 дежурных, отвезла их в овд Китай-город. За это время подъехало 7 машин Гормоста и мемориал был полностью зачищен. Оставили 3 вазона с цветами. Полиция задержала 5 дежурных, отвезла их в овд Китай-город. За это время подъехало 7 машин Гормоста и мемориал был полностью зачищен.
Оставили 3 вазона с цветами.

Сейчас дежурные отпущены из полиции.

Какое не уважение , какое презрение проявила власть даже не к нам, не к дежурным Немцова моста, а ко всем гражданам. К тем, кто нёс вчера цветы на мост.

Макс Кац:

Я даже не знаю, это настолько мерзко, что даже слова найти сложно. Первое время, когда происходили эти зачистки, я звонил чиновникам мэрии Москвы, минимум двум вице-мэрам, в департаменты, ходил в статусе депутата на приём к заму начальника московской полиции. Дмитрий Гудков ходил к начальнику Гормоста.

Алексей Венедиктов спрашивал на пресс-конференции об этом даже Путина.

Все, включая Путина, кивали головами, говорили, что больше такого не будет, что-то бухтели про порядок и прочее. Иногда после таких разговоров и вопросов на пару недель или месяцев вандализм прекращался, а потом опять возобновлялся.

На каком-то этапе я и писать об этом перестал — процесс наладился, мемориал восстанавливается теперь через час-два после актов вандализма. Ну в такой стране живём, такая вот власть, такими методами действует — ночью цветы с места убийства увозит.

Но сегодня-то, думал я, не произойдёт такого. Марш, десятки тысяч москвичей только сегодня возложили цветы, завтра годовщина убийства, родственники придут — сегодня-то не тронут.

Нет.. И сегодня завандалили.

Я уверен, всё будет восстановлено, но просто ну настолько это мерзко.

Приходите на мост сегодня, приносите цветы. Если не можете, то по-прежнему работает сайт — отправляйте через него, волонтёры доставят цветы на мост.

Ольга Лехтонен:

Особо цинично карательные операции на Мосту всегда случаются в какие-то особые даты. В Пасху иконы выбрасывали. На 9 мая флаги России топтали. Вот и в прощеное воскресенье отметились... Символично. Особый садизм, запредельный...
Сегодня 2 года, как его убили. Хорошего, теплого человека, который шел домой - свободный, безоружный, бесстрашный... Шесть выстрелов. Пять пуль в спину.
Сегодня 67-я кажется по счету зачистка. Продолжают стрелять. Уже в мертвого. В нас. В меня.
Я не знаю, какими словами объяснить, как мне больно...

Сейчас поеду.
Борис, дорогой, мы здесь.

Ну а сегодня самый громкий и резонансный текст Фейсбука - письмо Немцову от дочери.

Жанна Немцова:

Нет ни единого дня, чтоб я не думала о тебе. И я могу совершенно определенно сказать, что спустя два года ты ,мой отец- для меня главный и самый любимый человек в моей жизни. Таковым ты был при жизни и таковым остался после своей трагической гибели.
Эта потеря стала для меня совершенно неожиданной и я до сих пор не могу смириться с твоей гибелью. Этого не должно было случиться, но это случилось. Внезапно и навсегда.
Я неверующий человек, но тем не менее я надеюсь, что придет день, когда мы с тобой поговорим обо всем на свете.
Но сейчас тебя нет среди нас. Ты обладал магической силой, ты притягивал к себе совершенно разных людей и делал это не из надобности. Просто так получалось.
Тебе нравилось общаться, тебе нравились люди и ты страстно любил жизнь. Часто бывало так, что кто-то не соглашался с тобой, не одобрял твою деятельность,но тебя это не так волновало. Само человеческое общение было ценностью. Ты совмещал в себе невероятное: верность принципам и понимание тех, кто думал и поступал по-другому в силу разных причин.
Папа, я знаю, что ты не хотел и не думал, но ты стал героем. Героем нашего времени.
Твое имя стало именем нашей страны, которые вписано в нашу историю твоей жизнью и твоей кровью. Ты знаешь, как мало мы можем сделать, но мы делаем все что можем, чтобы реализовать то, во что ты верил и за что тебя убили. Я хочу, чтобы ты знал, а ты сомневался- для меня большая честь и везение быть твоей дочерью. И я надеюсь, что я хотя бы частично оправдала твои ожидания.

Катерина Гордеева:

Я не знаю, не понимаю и боюсь начинать представлять, какого быть Жанной Немцовой. Дочерью Бориса Немцова. Человеком, который все это пережил. И должен, точнее, обязан жить дальше. И она живет. Совершенно поразительный человек, журналист, гражданин. И да, дочь.

Елена Масайло:

Жанна – настоящая дочь своего отца, и также как он, умеет находить простые, человеческие слова о сложном и трудновыразимом. Читать без слёз это невозможно...

Ксения Туркова:

опять плачу

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG