Ссылки для упрощенного доступа

Почему не работает закон "спрос-предложение" и что делают фриганы

Общество потребления, назло хитрым маркетологам и алчным производителям, начинает жить независимой потребительской жизнью. Во всяком случае, та часть, которая думает о качестве жизни – как личной, так и в глобальном масштабе. Конечно, интернет-рынок подержанных вещей не поспорит с крупными торговыми ресурсами, однако именно наличие последних делает возможным процветание первого, и даже больше – способствует появлению новых социальных связей, о которых раньше никто не помышлял.

Современный мир характеризуют две вещи – консьюмеризм, хотя и на излете, и разобщенность, одиночество людей. Отошли в прошлое большие, совместно проживающие семьи, перестали дружить с соседями по подъезду, хлебосольные коллеги превратились в конкурентов, а дни рождения стали отмечать в кафе и ресторанах, отказавшись вкладывать в приготовление праздника собственный труд. Жизнь стала легче, однако не веселее. Потому что общение, как важная для человеческого вида функция, отошло на второй план, став инструментом достижения цели, а не образом жизни.

общение стало инструментом достижения цели, а не образом жизни

Впрочем, выработанный за тысячелетия эволюции навык так просто не исчезает, а проявляется самым неожиданным образом. Удивительно, но такой прагматичный, казалось бы, обмен – деньги – бывшая в употреблении вещь, прошивает общество новыми связями. Если у человека тот же вкус, интерес и размер, что и у вас, вы невольно отнесетесь к нему с симпатией. Кроме того, придется ехать к нему в квартиру, чтобы забрать выставленную на продажу вещь. Не говоря уже о том, что вы самым непосредственным, тактильным образом будете с ним связаны, если приобретете предмет гардероба или даже сам гардероб.

Прошли времена секонд хэнда, когда, зайдя в пропахший иностранным нафталином магазин, можно было задуматься о том, какая аккуратная девушка носила эту дубленку лет двадцать назад или что заставило женщину 52-го размера сначала выбрать, а потом отказаться от красного платья в оборках. Наверное, тоска по прошлому, даже чужому, объясняется унифицированными советскими буднями и вездесущей сегодня Икеей. Иначе чем объяснить популярный на протяжении последних десяти лет винтаж?

У России, как известно, свой путь – нищенка в норковой шубе или бомж в кожаном пальто никого здесь не удивит и на щедрость дающего никак не повлияет. Другое дело, что российские помойки, в которые выбрасывают самый разнообразный мусор, требуют особой сноровки. Пищевые отходы, пластиковые бутылки, текстиль, бумага, упаковка – здесь все вперемежку, утрамбованное в один пакет. Чтобы найти что-то пригодное для дальнейшего использования, надо обладать азартом кладоискателя и выдержкой таксидермиста, или служить идее, как это делают фриганы. Они отказываются поддерживать общество потребления и находят необходимые для жизни еду и вещи на свалках и в мусорных баках. В отличие от нищих, фриганы так поступают по нескольким соображениям: во-первых, чтобы сохранить экологию, во-вторых, не желая становиться частью системы купли-продажи, а еще потому, что такой стиль жизни кажется подходящим.

Самое удивительное в этом течении то, что к фриганству каждый приходит собственным стихийным путем, однако все эти разобщенные люди являются носителями одной контркультуры – они стремятся минимизировать потери от бесконтрольного потребления, и для этого приходится вести альтернативный образ жизни.

В московском фаст фуде

Ради жизни

Игорь Жогин, фриган:

- Почему человек становится фриганом однозначно ответить сложно, хотя в большинстве случаев - по идейным соображениям. Что касается меня, то это произошло естественным образом, потому что в моей семье есть традиция не выбрасывать еду. Я еще застал пожилых родственников, которые были невольными участниками многих событий истории ХХ века. А несколько лет назад, когда я узнал, что есть такое слово и движение, я как бы в него включился. То есть здесь не было никакого модного "движа", я за этим не гнался, ведь еще три года назад над нами все смеялись. Вообще, фриганы – это люди, которые живут ради жизни, а не ради каких-то потребительских скилсов.

я историк, поэтому люблю помойки

Открою секрет: еще 5-10 лет назад все фриганы до того, как начать пользоваться едой, проходили этапы, разыскивая на помойках разные интересные предметы. Я всегда говорю, что я историк, поэтому люблю помойки. Там огромное количество артефактов – архивы, фотодокументы. Начинали, как правило, с этого. Но вот одежду лично я стараюсь не брать, у меня такое предубеждение. Это, конечно, смешно – вроде как фриган. И я не ем объедки, допустим, откусанные бургеры. Потому что есть мажоры, которые покупают очень много всего. Как правило, это могут быть парень с девушкой. Он покупает огромное количество еды, тратит много денег, по чеку больше 1000 руб, что вообще-то слишком расточительно для фаст-фуда. И потом это все остается. Недавно в одной сети быстрого питания я съел картошку фри и куриные ножки, и был этому очень рад.

Конечно, есть фриганы, у которых более сложная ситуация. Или привычка вообще не покупать еду. Довольно часто фриганы ищут еду на мусорках супермаркетов, там она упакованная, и много всего. Диву даешься – сколько выбрасывают.

Что касается нравственного аспекта. К сожалению, у нас в стране очень плохо относятся к бомжам – например, когда пишут, что фриганы не бомжи. Я не испытываю негатива к бомжам. Первым отдам нуждающимся еду, а себе забираю только тогда, когда понимаю, что вокруг никого нет, а утром это все сомнет мусоровоз.

Капитализм наступил внезапно, и такие издержки появились тоже внезапно. Но в США, например, у каждого продукта есть несколько сроков - пока это вкусно, пока это полезно, пока это безопасно. В России один срок, и часто он занижен производителем. Очень жесткие условия ставит Роспотребнадзор. В Петербурге была недавно ситуация, когда люди, кто организует отдачу еды, установили на задворках магазина холодильник, куда каждый мог принести еду. Но Роспотребнадзор свою епархию решил никому не отдавать.

Проект "Фудшеринг", Санкт-Перебург

Год назад во Франции был принят закон, по которому крупные супермаркеты не должны выбрасывать еду. До истечения срока годности, до срока реализации они обязаны отдавать ее в благотворительные организации. И это прекрасно. В России торговым сетям проще выбросить еду. Хотя за одни сутки до окончания срока торговая сеть может по акту передать юридическому и физическому лицу продукты питания и не несет за это никакой ответственности. А так она должна платить за утилизацию этих продуктов. Однако часто торговая сеть не платит за утилизацию, выбрасывая куда попало. Если бы они должны были платить за утилизацию, то у них появился бы экономический стимул отдавать в благотворительные организации.

Кстати, во Франции этот закон пробил фриган. Парень, который учился в Париже, приехав из провинции, должен был платить за аренду жилья, и на еду денег не хватало. При этом он видел, что очень много качественных продуктов выбрасывается. А в Европе, надо сказать, нет такого экстрима как у нас, где приходится сталкиваться с разными неприятными объектами в мусорке. Там все цивильно упаковано. И сначала этот парень стал муниципальным депутатом, а потом на федеральном уровне пробил этот закон. Понятно, что крупному бизнесу такое не понравилось. А что делать?! Не хочешь работать по правилам, уходи. В России, конечно, намного все сложнее, поскольку у нас очень монополизированный рынок. Та же наценка в российских торговых сетях с опта 100%, тогда как в Европе – не более 20.

Про хороший и плохой персик

Андрей Вырковский, доцент кафедры теории экономики СМИ МГУ:

- Стремление выбраться из мира товарно-денежных отношений – это стремление выбраться из нынешнего, весьма упорядоченного мира. Фактически фриганство - контркультура, которая упакована, если хотите, в экономику. Такой протест против порядка, при котором тратится огромное количество ресурсов напрасно.

Однако сама по себе экономика в ближайшее десятилетие изменится, потому что ситуация "золотого миллиарда" не может повториться – не хватит ресурсов планеты. После того, как глобализация принесла всем остальным шести миллиардам знание о том, как живет первый "золотой миллиард", эта ситуация уже никогда не будет прежней. Потому что 6 млрд. людей хотят жить как первый миллиард. Значит, первому миллиарду придется делиться, что-то придется менять.

6 млрд. людей хотят жить как первый "золотой" миллиард

Даже лучший на свете закон – закон баланса спроса и предложения – не абсолютен. Поэтому он допускает лаги, когда что-то неэффективно расходуется. И над всем этим огромная надстройка маркетинга. Ты можешь съесть темный персик, но ты не станешь, потому что ты привык есть свежий. И тебе никто не докажет, что это хороший персик. Если бы не было гигантской надстройки маркетинга, которая продает бренды, иллюзии, фантомы, то, возможно, все работало бы эффективней. Но точно мы этого знать не можем.

Поэтому фриганство – классный, интересный феномен, но маргинальный, и он останется маргинальным. Как только вы начнете типизировать ошибки, собирать неэффективности, условно говоря, недоеденное массово, и будет доказано, что это не вредно, если вы массово начнете использовать вторичную одежду и т. д. и т. п., это моментально встроится в существующую систему. И это уже будет бизнес.

На московской помойке

О творчестве и помойках

Дмитрий Аношкин, психолог:

- Жить за счет отходов других людей -это такая странная возможность, предоставленная современным обществом. Наверное, во все времена развития человечества, когда освобождалась ниша, где можно что-то получить легко или бесплатно, появлялись определенные люди, которые эту нишу занимали.

Но дело в том, что переходя на такой режим питания, потребления, они из общества потребления не исключаются. Общество потребления остается в головах, даже не в форме обмена натурального, через деньги или через какие-то дополнительные средства. И эти люди просто нашли другой способ доставания нужным их вещей, т. е. как раз к потреблению они прилеплены наглухо. Для них важно не произвести, не придумать, не реализовать себя, а именно – найти и употребить.

лазать по помойкам в СССР было неплохим развлечением

Я родом из Советского Союза. И лазать по помойкам, честно говоря, было неплохим развлечение, особенно по производственным. Мы там находили всякие удивительные детали, куски станков, разные необычные вещи. Например, такая простая вещь как лабораторная посуда, единственное место, где ее можно было взять - помойка около Института цветных металлов. Но это как раз, наверное, то, что изменило наше время. В Советском Союзе больше страдали от того, что не было ресурсов для творчества. Почему-то все думали, что когда это появится, мы вдруг станем свободными, станем развиваться, делать то, что раньше было задавлено, запрещено или не хватало ресурсов. А произошло нечто другое.

Базовая еда

Анна Подолина, эколог, куратор общественных движений "Мусора. Больше. Нет" и "Раздельный сбор"

- Есть как минимум пять базовых ресурсов для человека – вода, еда, воздух, энергия и переработка отходов. Если мы запакованную еду отправляем в мусор, она будет разлагаться столько же, сколько упаковка. Но вся еда – это органика. Если ее просто положить в кучку на улицу, даже не в компостер, за два года она превратится в почву. И не будет всех этих ужасов, метана, который взрывается на свалках и т. д. То есть, мы сделаем что-то полезное, даже если еду из упаковки просто вынем. Если же мы решим таким образом заодно и вопрос о базовой еде для населения, это совсем хорошо.

Огромное количество еды уходит на помойку. Хотя даже продавцы магазинов говорят, что никогда так не наешься йогуртов, как работая в магазине, потому что несколько дней после истечения срока они все еще хорошие. Этим активно пользуются, как ни странно, сотрудники перерабатывающих станций, сортирующие мусор.

Потому что мусор - это не мусор, а вторичный ресурс. Доказано, что если что-то отделено, чисто и разобрано на конструктор, это может пойти, например, в арт-переработку. Hand made сейчас очень дорог. Сейчас огромное течение фримаркетов и дармарок. Люди отдают хорошие вещи, расхламляются таким образом. Им не хочется заморачиваться – продавать через сайты. И это дарение повсюду.

мы тратим жизнь на то, чтобы заполнить помойку

Таких, как сегодня, помоек не было никогда. Никогда! Пластиковому мусору всего лишь 70 лет, а помойки нас отравляют и выживают с планеты. Они занимают огромное место, люди просто не осознают этого. В Балашихе, на окраине Москвы, три горы. Одну присыпали землей и назвали горнолыжным курортом. Люди ездят туда, платят деньги, травятся. Лисья гора – знаменитый горнолыжный курорт.

Концепция "Ноль мусора", написанная больше 20 лет назад, активно принимается по всему миру. Она направлена на два аспекта. Нам нужно все перерабатывать как в природе. Поэтому сейчас принимаются законы против использования компонентов, которые нельзя переработать. И второй аспект – нам нужно все это сортировать. Поэтому фриганство замечательно тем, что люди сами дополняют этот элемент переработки. Они удлиняют срок жизни вещей, а, значит, экономят ресурсы. Доказано, что добыча золота со свалок эффективнее, чем в шахтах на данный момент. И если наши люди начнут видеть в мусоре не мусор, а ресурсы, они уже не захотят работать на то, чтобы купить вещи, которые перекочуют на помойку. Сейчас лозунг жизни – "Мы тратим жизнь на то, чтобы заполнить соседнюю помойку".

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG