Ссылки для упрощенного доступа

Именно такой вопрос задал в финале дискуссии адвокат, представлявший 18 апреля, при поддержке АДЦ "Мемориал", интересы Ноэ Мсхиладзе в Конституционном суде РФ, в деле чрезвычайно важном и касающемся десятков, если не сотен тысяч людей.

Ноэ Мсхиладзе – апатрид, то есть лицо без гражданства, ставший жертвой пробелов российского законодательства. Он родился в Грузии при Советском Союзе, но еще до его распада переехал в Ленинград, где получил образование, женился и за пределы РФ не выезжал, советский паспорт на российский по разным причинам не обменял. Грузия его гражданство не подтверждает и не выдает ему свидетельство на возвращение на родину. Такие лица без гражданства, утратившие принадлежность к какому-либо государству, считаются в РФ нарушителями действующих миграционных правил: у них нет документов, которые позволяют им законно находиться в РФ, поэтому их задерживают, в отношении них суды выносят постановления о выдворении, их лишают свободы в ЦВСИГ (центрах временного содержания иностранных граждан) – фактически, на неопределенное время и без цели, поскольку выдворить таких людей ни в какую страну невозможно. По истечении двухлетнего срока, отведенного законом на выполнение выдворения, таких людей освобождают из ЦВСИГ, однако никаких документов, позволяющих им законно находиться в РФ, они не получают, поэтому многие опять оказываются лишенными свободы с целью заведомо неосуществимого выдворения. Положение ранее судимых ЛБГ – а это как раз случай Мсхиладзе – усугубляется тем, что в отношении них, по аналогии с иностранными гражданами, по отбытии наказания Минюст выносит решение о нежелательности их пребывания в РФ, и они помещаются в ЦВСИГ с целью депортации, заведомо неосуществимой.

Появилась новая категория людей – ненужные люди

Адвокаты Мсхиладзе оспаривали конституционность двух статей КоАП – 31.7 и 31.9 (отсутствие законодательной возможности прекратить административное производство, так как выдворить лиц без гражданства попросту невозможно, и отсутствие четко обозначенного срока лишения свободы в ЦВСИГ – и иностранцев, имеющих гражданство, и лиц без гражданства сажают туда с туманной формулировкой "до выдворения"). Казалось бы, вопрос очевиден: цель лишения свободы в ЦВСИГ – обеспечить выдворение; раз цель недостижима, то и держать человека в заточении, в тюремных условиях, без доступа к юридической помощи, да еще в течение неопределенного срока, – значит нарушить конституционное право каждого на свободу, на юридическую защиту, на достоинство.

Однако интереснейшая дискуссия, развернувшаяся в КС, показала, что представители различных государственных органов, вовлеченных в проблему лиц без гражданства (от законодательных – Госдумы – до службы судебных приставов, непосредственно отвечающей за осуществление выдворения), считают, что нарушения Конституции здесь нет, а нарушены всего-навсего права отдельного заявителя в отдельном деле, к тому же он сам во многом виноват. Нет в законодательстве способа прекратить неисполнимое выдворение, сидят люди по два года в ЦВСИГ без всякой цели, одинаково закон трактует выдворение имеющих гражданство и не имеющих гражданства – да, мы согласны, говорили представители Госдумы и Совета Федерации, но это не противоречит Конституции. Ведь они же нарушители! До сих пор ходят с советскими паспортами, а то и вовсе без всяких документов! Это же угроза безопасности государства!

Дошло до того, что основным предметом некоторых выступлений в Конституционном суде была не системная проблема российского законодательства, а личность и моральные качества заявителя: дескать, недостоин он такой манны небесной, как российское гражданство. Представитель Минюста твердо заявила: раз признан нежелательным, то первейшая задача законодателя – измыслить некий способ выслать нарушителя из страны, не нужны нам такие граждане. Звучало даже мнение, что необязательно Мсхиладзе уезжать именно в Грузию, мол, есть на свете и другие страны, куда он может податься. Простая мысль о том, что без действительных документов, удостоверяющих личность, невозможно пересечь границу России (это уголовное преступление), не говоря уже о нарушениях законов других стран, почему-то не пришла в голову предлагавшему такое экстравагантное решение представителю президента РФ.

Российское законодательство о гражданстве крайне жесткое, процедура приобретения гражданства ущербна во многих отношениях

Хочется спросить выступавших: а кто вам нужен? Кто для вас "желательный"? Стоит ли удивляться тому, что люди, не имеющие действительных документов, не могут устроиться на работу, получать легальный доход и платить налоги, не могут снять жилье "по-белому" и зарегистрироваться по месту жительства, не имеют социальной поддержки (пенсий, пособий, бесплатной медицинской помощи), живут за чертой бедности? Мы ждем, что эти люди – исключенные из общества, поставленные на грань выживания, – будут святыми? Почему, вместо того чтобы способствовать возвращению бывшего заключенного к нормальной жизни – если речь идет о ранее судимых лицах без гражданства, – Минюст автоматически выносит решение о нежелательности пребывания таких людей в РФ и, за неимением возможности никуда их депортировать, их опять лишают свободы в ЦВСИГ? Об этом отлично сказал один из жертв этой практики, узник Кемеровского ЦВСИГ Виктор Нигматулин: "…Появилась новая категория людей – ненужные люди! …Считаю, что так или иначе государство может предоставить ЛБГ возможность законно проживать в РФ, в данный момент такие возможности отсутствуют, в результате чего ЛБГ подвергаются, можно сказать, репрессиям. Люди содержатся в ЦВСИГ месяцами, а в некоторых случаях годами! Думаю, что это само по себе нецелесообразно и в том числе влечет неоправданные расходы из госбюджета на содержание таких лиц".

На слушаниях в КС звучали обвинения в адрес лиц без гражданства: мол, они сами виноваты, что нарушили закон и не легализовались. Однако не стоит винить этих людей – они, и в их числе Мсхиладзе, годами и десятилетиями пытаются урегулировать свой статус, обивают пороги ФМС (ныне МВД), но им отказывают даже в приеме документов, не допуская к процедуре приобретения гражданства. Российское законодательство о гражданстве крайне жесткое, сама процедура приобретения гражданства ущербна во многих отношениях, и один из важных ее изъянов – отсутствие специального документа, удостоверяющего личность лица без гражданства. Казалось бы, дайте людям полноценное удостоверение личности, они сами заработают себе на жизнь, выйдут из тени, перестанут быть маргиналами – общественная безопасность от этого только выиграет. Ан нет: даже наиболее благожелательно настроенный к апатридам из выступавших в КС, представитель Совета Федерации, и то говорил, что таким документом не может быть обыкновенный вид на жительство (а это – ступень к получению гражданства), нужен какой-то особый документ, да еще обладателям таких документов надо регулярно отмечаться в полиции. А представительница Минюста заявила, что лишение свободы лиц без гражданства – абсолютно оправданная мера, поскольку их свободное состояние представляет собой "дополнительную угрозу национальной безопасности" (а, видимо, их существование уже опасно само по себе).

Проблема лиц без гражданства досталась в наследство не только России, но и другим постсоветским странам, но не все из них так драконовски охраняют свое гражданство. Например, в Молдове старые советские паспорта до самого недавнего времени считались полноценными документами, удостоверяющими личность, обмен их на новые происходил за государственный счет, а те, кто не успел обменять паспорта в срок, не стали бесправными лицами без гражданства, им лишь приходится платить за оформление этих документов. А уж у Молдовы, казалось бы, есть причина "жадничать": ее граждане свободно ездят в Евросоюз.

Наши же, российские лица без гражданства, которых только по официальным данным переписи населения более 178 тысяч человек, а на самом деле гораздо больше, – это потенциальные Мсхиладзе. Их в любой момент могут задержать за "нелегальность", посадить на два года в тюремные условия ЦВСИГ, освободить в том же статусе "нелегалов" – с риском опять оказаться лишенными свободы. Не позорно ли для России, что за 25 лет, прошедших с момента распада СССР, тысячи ее жителей пребывают в состоянии "юридических невидимок", лишены многих конституционных прав, рискуют стать узниками?

Документированные истории лиц без гражданства показывают, что без действительных документов можно кое-как существовать: неофициально работая, пользуясь поддержкой родственников, снимая жилье без формального договора, откупаясь от полиции при проверке документов. Правда, никаких пенсий и пособий. Правда, до поры до времени: до доноса соседей, полицейской облавы, рейда с названием вроде "Нелегальный мигрант", "зачистки" перед спортивным чемпионатом или Олимпиадой (как это случилось в Сочи, когда лица без гражданства, десятилетиями живущие в городе и окрестностях, массово попали в местный ЦВСИГ). Сочинские правозащитники опубликовали (2015) истории этих вполне обыкновенных людей, волею постсоветской истории оказавшихся в правовом тупике, и обязанность государства – вывести их из этого тупика, без всяких ссылок на "национальную безопасность".

АДЦ "Мемориал" не первый год занимается проблемой лиц без гражданства, на слушаниях в КС неоднократно упоминалось дело "Ким против РФ", выигранное при поддержке АДЦ "Мемориал" в Европейском суде по правам человека еще в 2014 году. Если бы решение ЕСПЧ по делу Кима было выполнено Россией, то, возможно, не пришлось бы опять поднимать эту тему уже в КС: Европейский суд предписал России принять общие меры по исправлению ситуации с лишением свободы лиц без гражданства, и такими мерами могли быть установление судебного контроля за сроками и целесообразностью помещения лиц без гражданства в ЦВСИГ, создание эффективной процедуры легализации всех лиц без гражданства с выдачей им действительных документов – для предотвращения нового лишения свободы в ЦВСИГ.

Россия должна принять этих людей, дать им статус и полноценные документы

Однако никаких общих мер принято не было, о чем АДЦ "Мемориал" опубликовал пространный правозащитный отчет (2016), где проанализировал печальные последствия игнорирования решения ЕСПЧ по делу Кима. Среди таких последствий – смерть в 2016 году узника Санкт-Петербургского ЦВСИГ Вепхвия Мириановича Сордия, лица без гражданства, который попал в ЦВСИГ вторично, поскольку никакой процедурой легализации после первой "отсидки" воспользоваться не смог. На слушаниях в КС представитель службы судебных приставов назвал одной из "законных" причин прекращения выдворения смерть выдворяемого – это как раз тот случай. Подчеркнем, что лишение свободы в ЦВСИГ – не наказание за уголовное преступление или за административное правонарушение, а всего-навсего "обеспечительная мера", чтобы осуществить выдворение. Мсхиладзе наказание за прошлые преступления уже отбыл, а в ЦВСИГ он сидит "просто так", ни за что.

Об отсутствии законодательных изменений, которые должны кардинально изменить судьбу лиц без гражданства в РФ, АДЦ "Мемориал" проинформировал Комитет министров Совета Европы, который обязан контролировать выполнение решений ЕСПЧ. Российская Федерация, в свою очередь, попросила суд прекратить надзор за выполнением решения по делу Кима, поскольку в декабре 2017 года предполагается принятие поправок в КоАП, в том числе предусмотрена замена лишения свободы в ЦВСИГ на более мягкую ограничительную меру, не связанную с лишением свободы. Однако для тех, кто томится в переполненных ЦВСИГ, условия содержания в которых ЕСПЧ признал бесчеловечными и унижающими достоинство, изменения необходимы здесь и сейчас, поэтому признание существующего порядка вещей неконституционным было бы очень правильным.

Страна происхождения Мсхиладзе и тысяч других лиц без гражданства – "Советский Союз", Россия стала его преемницей – и должна принять этих людей, дать им статус и полноценные документы, позволяющие жить и работать в РФ. Это нужно сделать немедленно, не дожидаясь декабря 2017 года, когда законодатели, МВД, Минюст и другие органы сулят нам изменения КоАП. К тому же проблема лиц без гражданства шире, чем лишение свободы при неисполнимом выдворении: необходимо смягчение закона о гражданстве, эффективная и человечная процедура легализации тех, кто годами живет "в тени". Но даже освобождение лиц без гражданства из ЦВСИГ без риска снова оказаться за решеткой было бы грандиозным достижением, поэтому тысячи апатридов так ждут справедливого решения Конституционного суда.

Ольга Абраменко – эксперт Антидискриминационного центра "Мемориал"

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG