Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Несмотря на массовые протесты, Госдума приняла поправки в Градостроительный кодекс


Программу ведет Андрей Шарый. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Андрей Шарый : Государственная Дума России приняла во втором чтении поправки в Градостроительный кодекс и еще более 40 законов, упрощающие, по словам их инициаторов, организацию строительства в России. Критики же законопроекта говорят, что теперь не будет должной экспертной оценки строительных работ, а значит, неизбежны аварии и экологические проблемы. В Государственной Думе работал корреспондент Радио Свобода Данила Гальперович.



Данила Гальперович : Одни называют этот закон битвой лоббистов, другие - столкновением тех, кто хочет строить, что попало где попало и экологов, утверждающих, что последствия будут катастрофичными. Закон, исправляющий Градостроительный кодекс и вносящий поправки в еще более чем 40 законов, прошел второе чтение в Государственной Думе, несмотря на массовые протесты российской общественности. Главный инициатор этого документа, председатель Комитета Госдумы по промышленности и строительству Мартин Шаккум в интервью Радио Свобода утверждает, что авторы законопроекта борются с бюрократией в организации строительства, а их не понимают.



Мартин Шаккум : Основной ключевой момент - это создание единой экспертизы и создание единого строительного надзора. При этом раздаются голоса, что якобы упраздняется экологическая экспертиза, пожарная экспертиза и так далее. На самом деле ничего, ни одного вида экспертизы, ни одного вида надзора не упраздняется, не ликвидируется, просто в части строительства эти все виды экспертиз и надзора объединяются в единую экспертизу, которая будет осуществляться единым федеральным органом и органами субъекта и единым надзором.



Данила Гальперович : Документ составляет 126 страниц, сложных для чтения - множество специальных терминов, масса поправок в статьи отдельных законов, причем не всегда ясно, как меняется при внесении этих поправок смысл того или иного акта. Экологи между тем утверждают, что закон фактически отменяет экологическую экспертизу, потому что один строительный надзор, выполняя теперь 12 различных экспертиз, не сможет это делать квалифицированно. Общественные экологические организации нашли в этом полную поддержку со стороны заместителя руководителя Росприроднадзора Олега Митволя. Он утверждает, что никакого контроля со стороны граждан за экологическими, да и другими аспектами строительства теперь не будет.



Олег Митволь : Не будет уже института общественных слушаний как такового. То есть у граждан России предлагается вообще ничего не спрашивать. Тем более странно, что о гражданах своей страны забывают депутаты именно за год до выборов. А уже о том, чтобы упразднить систему экологического контроля, а она, я напоминаю, упраздняется не только в строительстве малоэтажных домов под каким соусом все это подается, а упраздняется также и при строительстве и эксплуатации любых промышленных объектов, я это подчеркиваю, - это и нефтеперерабатывающие заводы, которые могут появиться во дворе и так далее. Это, конечно, плохо.



Данила Гальперович : Олегу Митволю вторят и его коллеги в Государственной Думе. Комитет нижней палаты по экологии дал отрицательное заключение на закон, отметив, что "под благовидным предлогом устранения административных барьеров лоббируется полная ликвидация экологической экспертизы наиболее важных объектов". Комитет делает вывод о разрушении системы защиты окружающей среды, что, по его мнению, является нарушением конституционных прав граждан. Этот вывод сделан в письме-ответе на просьбу экологических организаций о поддержке в борьбе с законопроектом Мартина Шаккума и его коллег. Сам Шаккум говорит, что все это происки теперь уже экологического лобби.



Мартин Шаккум : Кто больше всего занимается возбуждением этого процесса? Да, собственно говоря, те же самые чиновники - экологи. Те же чиновники, которые сидят в ведомствах, которые за этим надзирают. Просто на днях был случай. Был организован возле Думы пикет. Пикет не был санкционирован. Участников пикета забрали в отделение милиции. Кто же приехал их оттуда выручать, причем выручил? Приехали чиновники Росприроднадзора.



Данила Гальперович : Вероятно, экологическое лобби в России настолько мощное, что добралось и до Кремля. Заключение президента России на законопроект также критическое. В нем говорится, что из документа должно быть убрано все, не касающееся жилищного строительства. А там такого не касающегося много. Например, возможность того, чтобы при строительстве объектов на континентальном шельфе госэкспертиза проводилась по особым условиям. Редко какой законопроект проходит дальше без устранения замечаний Кремля, а этот прошел. Олег Митволь говорит, что документ стоит очень больших денег.



Олег Митволь : Нужно там, кровь из носа, протащить этот закон кому-то. Основные претензии, например, по "Сахалинэнерджи" были сформированы (возьмите бумаги прокуратуры), там были сформированы, постановка вопроса, о том, что экологическая экспертиза 2003 года должна быть отменена в связи с тем-то, тем-то и тем-то. Сейчас этого не будет. То есть конкретные компании, никакого отношения не имеющие к программе "Доступное жилье", получают право не платить России огромные средства. Вы представляете, конкретная компания сэкономит 10 миллиардов долларов! Сколько она не пожалеет для того, чтобы этот вопрос закрыть?



Данила Гальперович : Есть и еще один фактор того, почему закон, получивший столько замечаний, все же приняли. Вот что сказал сегодня первый вице-премьер Дмитрий Медведев во время экскурсии по заводам стройматериалов в Свердловской области.



Дмитрий Медведев : Только что Государственная Дума приняла поправки в Градостроительный кодекс и другие законодательные акты, которые предусматривают создание правового механизма на развитие уже застроенных территорий. Эти поправки предусматривают такого рода механизм. Он позволит за счет инвестора обеспечить расселение граждан, проживающих в аварийных и ветхих домах.



Данила Гальперович : Возможно, выступление первого вице-премьера объясняет, почему именно в Госдуме было так мало разговоров о сути закона, а все протесты и замечания беспокоящихся остались без внимания.




XS
SM
MD
LG