Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Состояние здоровья Александра Литвиненко резко ухудшилось


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода Наталья Голицына и Софья Корниенко.



Андрей Шароградский: Состояние здоровья Александра Литвиненко минувшей ночью резко ухудшилось. Об этом сообщил представитель лондонской больницы, где бывший подполковник ФСБ России находится в отделении интенсивной терапии. Литвиненко был отравлен три недели назад.


Наш корреспондент в Лондоне Наталья Голицына связалась по телефону с другом Литвиненко Александром Гольдфарбом, навещавшим его в больнице.



Наталья Голицына: Чем вызвано ухудшение состояния Александра Литвиненко?



Александр Гольдфарб: Сегодня ночью произошло остановка сердца, и его подключили к аппарату искусственного сердца. Он находится под сильной дозой снотворного и не в сознании. Как обычно бывает при инфарктах. Врачи говорят, что его сердце не повреждено, оно бьется нормально, но они не планируют его будить в ближайшее время, чтобы дать ему отдохнуть. Это все значительно уменьшает его шансы выжить, потому что в таком состоянии едва ли можно сделать операцию по пересадке костного мозга, то есть это усложняет перспективы. Однако в данный момент он находится в стабильном состоянии, без сознания. Жена его - рядом с ним.



Наталья Голицына: Прошла информация о том, что Александру Литвиненко сделали рентген и обнаружили какие-то металлические предметы.



Александр Гольдфарб: Мы говорили с врачом, его жена Марина и я, по поводу этих сообщений, потому что врачи ничего на эту тему не сказали сначала. И он сказал: "Да, действительно, мы видим на рентгене три темных пятна". Он не охарактеризовал это как предметы или инородные тела. "Мы видим три затемнения, - сказал он, - и мы не знаем причину этих затемнений. Они могут быть совершенно безобидные или что-то другое, но на данный момент это нас мало беспокоит с медицинской точки зрения". И эти сообщения, что там какие-то предметы или инородные тела, микропленки, - это, безусловно, сенсациализация прессы, которая не имеет под собой никаких оснований.



Наталья Голицына: Сообщается ли что-нибудь о том, что это был за яд?



Александр Гольдфарб: С точки зрения его лечащих врачей, то, что вызвало его симптомы, сейчас не имеет уже абсолютно никакого значения. Их заботят в первую очередь последствия этого отравления, а причины - это уже не медицинская тема, а это тема судебно-медицинская, то есть для полиции. Для врачей это не важно, что вызвало такие симптомы. Основные два симптома, которые до вчерашнего дня угрожали его жизни, - это разрушение костного мозга и повреждение печени, - могут быть вызваны таллием. Таллий - тяжелый металл - действительно, обнаружен у него в крови, и он мог вызвать тошноту, расстройство желудочно-кишечной системы, выпадение волос, но не вот эти симптомы разрушения костного мозга. Но поскольку не нашли никаких веществ, которые могли бы вызвать их (есть препараты, например, которые используются при химиотерапии рака, которые могут повлиять на костный мозг и на печень, но ничего подобного они не нашли), поэтому они и говорят, что, возможно, там присутствовала с самого начала сильная доза радиоактивности, которую он получил, проглотив что-то радиоактивное. Но поскольку у изотопов такого рода полураспад, полупериод обычно занимает 1-2 дня, сейчас это вещество уже давно распалось и отсутствует.



Андрей Шароградский: Литвиненко вскоре после получения британского паспорта, в октябре этого года, собирался приехать в Голландию и уговорить бывшего заложника на Кавказе, голландца Арьяна Эркеля подать в розыск на своих похитителей, чтобы впоследствии обменять их на российских политических заключенных. О своем телефонном разговоре с Литвиненко, состоявшемся за день до его отравления, корреспонденту Радио Свобода в Амстердаме Софье Корниенко рассказала Лариса Володимерова, правозащитница, проживающая в Голландии.



Лариса Володимерова : Мы познакомились по Интернету, потому что мы занимаемся одной и той же деятельностью. Александр присылал свои статьи, и мы обменивались своими статьями. Он печатался на наших голландских сайтах. Мы никогда не встречались, но мы говорили по телефону и постоянно были в переписке. Трагедия с Александром произошла 1 ноября, а последний раз мы говорили 31 октября вечером.



Софья Корниенко : Лариса Володимерова позвонила Александру Литвиненко, чтобы передать информацию, полученную по мобильному телефону из российской тюрьмы от Заурбека Талхигова - единственного арестованного по делу «Норд-Оста», так как некоторые правозащитные обращения и призывы помочь больному гепатитом Талхигову они подписывали с Литвиненко вместе. Однако разговор с Литвиненко продолжался около часа и на другие темы.



Лариса Володимерова : Александр рассказывал, как он видит будущее России. Он считает, что ФСБ будут укреплять силы, что границы закроются, что укрепление КГБ всегда было связано с укреплением рубля, и сейчас произойдет то же самое. Александр сказал, что Анна Политковская звонила ему за три месяца до своей гибели и спрашивала его мнение, как он думает, ФСБ убьет ее или нет. Мне он пояснил, что в КГБ существует такое правило - находить тех, кого «приговорили» к смерти, всегда. И дальше уже не связано, активно ли занимается правозащитой или бизнесом тот, кого приговорили.


Александр всегда знал, что за ним охотятся, и это было частью быта. И в то же время мы говорили о том, что он через две недели получит документы и приедет в Голландию. Связано это было с именем Арьяна Эркела, человека, которого долго удерживали (в плену) в Дагестане, и Литвиненко занимался его спасением, искал место нахождения. Литвиненко сказал, что если Арьян Эркель подаст в Голландии в полицию, в розыск на своих похитителей, то Литвиненко готов приехать сюда в качестве эксперта, потому что он прекрасно знает, кто это сделал. Он назвал фамилии. Александр планировал это так, что, конечно, этих людей можно найти, информация о них есть в Интернете.



Софья Корниенко : По словам Ларисы Володимеровой, она имеет право рассказывать журналистам не все, так как жена Литвиненко, Марина, просила пока не разглашать их частных бесед.



Лариса Володимерова : Александр никогда не сомневался, откуда идут главные пути, и чей это будет приказ. Ведь Александр постоянно занимался разоблачением деятельности ФСБ, очень много писал о наличии концлагерей на территории Кавказа и о том, какие там пытки. Эти материалы собраны обществом "Мемориал" и другими организациями. И то, что собирала Анна Политковская, все это сейчас в основном опубликовано. Готовится общественный трибунал, организации эти выезжают и выступает в Брюсселе, в Париже.



Софья Корниенко : По информации Ларисы Володимеровой, полученной ей от семьи Литвиненко, готовится к печати книга Александра Литвиненко.



Лариса Володимерова : Мои коллеги, которые часто приезжали к Литвиненко, тоже говорят, что Саша всегда был очень осторожен. Довольно странно - мы долго не могли понять, как случилось это. Но как-то тут Саша сказал, что «ну что ж бояться, все в порядке». И я думаю, то, что он получил гражданство, позволило ему как-то расслабиться.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG