Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Александр всегда знал, что за ним охотятся»


Правозащитница из Голландии рассказала, о чем она говорила с Литвиненко за день до его отравления

Правозащитница из Голландии рассказала, о чем она говорила с Литвиненко за день до его отравления



Александр Литвиненко вскоре после получения британского паспорта, в октябре этого года, собирался приехать в Голландию и уговорить бывшего заложника на Кавказе, голландца Арьяна Эркеля подать в розыск на своих похитителей, чтобы впоследствии обменять их на российских политических заключенных. О своем телефонном разговоре с Литвиненко, состоявшемся за день до его отравления, Радио Свобода рассказала Лариса Володимерова, правозащитница, проживающая в Голландии: «Мы познакомились по Интернету, потому что мы занимаемся одной и той же деятельностью. Александр присылал свои статьи, и мы обменивались своими статьями. Он печатался на наших голландских сайтах. Мы никогда не встречались, но мы говорили по телефону и постоянно были в переписке. Трагедия с Александром произошла 1 ноября, а последний раз мы говорили 31 октября вечером».

Лариса Володимерова позвонила Александру Литвиненко, чтобы передать информацию, полученную по мобильному телефону из российской тюрьмы от Заурбека Талхигова - единственного арестованного по делу «Норд-Оста»: некоторые правозащитные обращения и призывы помочь больному гепатитом Талхигову они подписывали с Литвиненко вместе. Однако разговор с Литвиненко продолжался около часа и касался и других тем: «Александр рассказывал, как он видит будущее России. Он считает, что ФСБ будет укреплять силы, что границы закроются, что укрепление КГБ всегда было связано с укреплением рубля, и сейчас произойдет то же самое. Александр сказал, что Анна Политковская звонила ему за три месяца до своей гибели и спрашивала его мнение, как он думает, ФСБ убьет ее или нет. Мне он пояснил, что в КГБ существует такое правило - находить тех, кого «приговорили» к смерти, всегда. И дальше уже не связано, активно ли занимается правозащитой или бизнесом тот, кого приговорили».


Лариса Володимерова говорит, что Александр всегда знал, что за ним охотятся, «и это было частью быта. И в то же время мы говорили о том, что он через две недели получит документы и приедет в Голландию. Связано это было с именем Арьяна Эркела, человека, которого долго удерживали (в плену) в Дагестане, и Литвиненко занимался его спасением, искал место его содержания. Литвиненко сказал, что если Арьян Эркель подаст в Голландии в полицию, в розыск на своих похитителей, то Литвиненко готов приехать сюда в качестве эксперта, потому что он прекрасно знает, кто это сделал. Он назвал фамилии. Александр говорил, что этих людей можно найти - информация о них есть в Интернете».


По словам Ларисы Володимеровой, она имеет право рассказывать журналистам не все, так как жена Литвиненко, Марина, просила пока не разглашать их частных бесед: «Александр никогда не сомневался, откуда идут главные пути и чей это будет приказ. Он постоянно занимался разоблачением деятельности ФСБ, очень много писал о наличии концлагерей на территории Кавказа и о том, какие там пытки. Эти материалы собраны обществом "Мемориал" и другими организациями. И то, что собирала Анна Политковская - все это сейчас в основном опубликовано. Готовится общественный трибунал, организации эти выезжают и выступают в Брюсселе, в Париже».


По информации Ларисы Володимеровой, полученной ей от семьи Литвиненко, готовится к печати книга Александра Литвиненко: «Мои коллеги, которые часто приезжали к Литвиненко, тоже говорят, что Саша всегда был очень осторожен. Довольно странно - мы долго не могли понять, как случилось это. Но как-то тут Саша сказал, что «ну что ж бояться, все в порядке». И я думаю, то, что он получил гражданство, позволило ему как-то расслабиться».


XS
SM
MD
LG