Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Саммит Россия-ЕС: удастся ли Евросоюзу подсунуть России "дохлую кошку"?


Программу ведет Виктор Нехезин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Данила Гальперович.



Виктор Нехезин: По оценкам многих специалистов, Владимир Путин, отправляясь на саммит Россия-ЕС в Хельсинки, должен был быть готов к непростому разговору со своими европейскими коллегами. Не исключено, что на ход переговоров повлияет и известие о смерти Александра Литвиненко в Лондоне. О том, как российские политики и эксперты оценивают атмосферу встречи Россия-ЕС, в материале моего коллеги Данилы Гальперовича.



Данила Гальперович: Первая новость о саммите, пришедшая еще до его начала, не обрадовала российскую сторону: Польша не считает конфликт, связанный с запретом России на ввоз польского мяса, исчерпанным и не дает согласие на начало переговоров по новому соглашению Евросоюза с Москвой о сотрудничестве и партнерстве. Кроме того, глава Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу сказал, что в переговорах на Хельсинкском саммите речь пойдет не только об энергетическом сотрудничестве России и Европы, но и о соблюдении прав человека российскими властями. Многие аналитики говорят, что разговор может получиться жестким, учитывая негативную реакцию Кремля на критические замечания европейцев. Председатель Комитета Государственной Думы по международным делам Константин Косачев заявил в интервью Радио Свобода, что теперь Москва может себе позволить не слишком прислушиваться к Западу в беседах на политические темы.



Константин Косачев: 90-е годы остались в прошлом. Это было время, когда для России нормальные отношения с Европейским Союзом были вопросом ее самовыживания. Ситуация изменилась, и мы готовы наши отношения с Европейским Союзом выстраивать исключительно на принципах равноправия и взаимной выгоды. И если нам будут раз за разом подсовывать каких-то дохлых кошек в лице вот этих дискуссий, ну, это будет выбором Европейского Союза, но вряд ли он будет способствовать нормальному продвижению вперед наших отношений в тех областях, где интересы абсолютно совпадают.



Данила Гальперович: Константин Косачев дает понять, что Россия абсолютно уверена в своей роли основного поставщика энергоносителей в Европу и в том, что эта роль делает ее почти неуязвимой для критических замечаний европейцев о свертывании демократии в России.


У Москвы действительно нет особого повода беспокоиться о том, что Европа сможет в конце концов слезть с российской энергетической иглы. Так считает главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов.



Федор Лукьянов: Ужесточение позиции Евросоюза, мне кажется, это то, что называется на классическом дипломатическом языке "запросная позиция", когда стороны изначально занимают максимально жесткие и отдаленные друг от друга позиции с тем, чтобы дальше начать торговаться и их сближать. Евросоюз понимает, что в энергетике - а это главная тема - вне зависимости от всего, позиции России очень сильны. И Евросоюз пока не способен сформулировать сколько-нибудь внятной альтернативы зависимости от российского газа.



Данила Гальперович: Пока неизвестно, что именно Жозе Мануэль Баррозу понимает под открытым и прямым диалогом с Владимиром Путиным о правах человека в России. Речь может пойти и о последних законопроектах в сфере избирательного права, и о свободе слова, и о многом другом. Но то, что глава Еврокомиссии не очень склонен искать компромиссы, видно из его шагов в экономической сфере: Баррозу уже пообещал Польше добиваться от России снятия запрета на импорт польского продовольствия. Как считает бывший лидер партии «Родина», депутат Госдумы Дмитрий Рогозин, европейцы не настолько погрязли в прагматизме, чтобы в обмен на гарантированные поставки энергоносителей в Европу забыть о базовых европейских ценностях. Кстати, ценности эти, напоминает Рогозин, Россия признала и своими тоже, ратифицировав несколько европейских конвенций.



Дмитрий Рогозин: В отличие от американцев, европейских демократов много, их там аж более двадцати сразу стран в Европейском Союзе, и они друг друга подстраховывают, друг за другом приглядывают. Поэтому вряд ли удобно будет сразу всех убедить в том, что стабильные поставки нефти и газа в Европу заслуживают того, чтобы Европа закрыла глаза на действительно реальные крупные массовые нарушения прав человека в Российской Федерации.



Данила Гальперович: Тем не менее, энергетическая составляющая в контактах России и ЕС очень значительна. Означает ли это, что теперь Кремль, стабильно снабжая Европу нефтью и газом, сможет довести режим внутри страны до состояния суперуправляемой демократии? Вряд ли, полагает депутат Госдумы и председатель общественного комитета "Россия в объединенной Европе" Владимир Рыжков. По его словам, Москва и европейские столицы сблизились настолько, что это само по себе ценно.



Владимир Рыжков: Хорошая новость заключается в том, что, несмотря на деградацию России в общественно-политическом смысле этого слова, несмотря на расхождения в ценностях, тем не менее отношения между Россией и ЕС продолжают динамично развиваться. Это объективный процесс, и он, к счастью, не зависит от того, какой режим в России или что делает российская власть.



Данила Гальперович: Между тем многие опросы говорят о том, что в России растут ксенофобские и националистические настроения, и после неоднократных заявлений президента Владимира Путина о том, что Россия - европейская страна, ее граждане по-прежнему не разделяют многое из того, что европейцы считают главным.


XS
SM
MD
LG