Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сергей Попов о предстоящих выборах в Законодательное собрание Санкт-Петербурга


Виктор Резунков: Сегодня у нас в гостях - депутат Государственной Думы, заместитель председателя Российской объединенной демократической партии «Яблоко» Сергей Попов.


Сегодня Уставной суд Петербурга огласил свой ответ на вопрос группы местных депутатов-«единороссов» Законодательного собрания: можно ли проводить выборы в Законодательное собрание Петербурга в марте 2007 года? Ответ (если его перевести с юридического языка) оказался, как и ожидалось, положительным. О дате выборов (предположительно, 11 марта) будет объявлено 6 декабря.


Назначение выборов на март серьезным образом меняет всю политическую ситуацию в Петербурге. Каким образом? Об этом, а также об особенностях предстоящих выборов, о том, по каким законам они будут проходить, а также о многом-многом другом мы и поговорим сегодня.


А нашим радиослушателям мы предлагаем ответить на вопрос: за какую партию вы собираетесь голосовать, если бы выборы (не важно, какие – Думы или местного Законодательного собрания) состоялись бы завтра?


Сергей Алексеевич, и первый вопрос. Как вы можете прокомментировать решение Уставного суда Санкт-Петербурга?



Сергей Попов: Очень трудно комментировать решение, которое я не читал. Решение до сих пор не опубликовано. Оно, вероятно, провозглашено сегодня, но я его не читал. Поэтому, как юрист, я не могу высказываться по решению.


Но очень интересным является отношение общества к решению. Очень многие считали, что решение суда было принято еще до того, как туда поступило обращение, до того, как оно даже было написано. И вот это показывает на ненормальность в обществе, на ненормальность в отношении к судебной власти. Что общество считает судебную власть (в том числе и Уставный суд) ангажированной. И вот это на самом деле не нормально.



Виктор Резунков: Ну а как вы считаете, изменится ли политическая ситуация в Петербурге после того, как было принято решение проводить в марте выборы в Законодательное собрание? И каким образом она изменится, по вашему мнению?



Сергей Попов: Я сначала продолжу ответ на предыдущий вопрос. Я бы еще отметил то, что Устав Петербурга в этой части был написан крайне плохо. Это брак в работе Законодательного собрания. И написан он так, что можно, скорее всего, и такое решение вынести, и такое – это зависит от политического усмотрения. Так вот, беда состоит в том, что Законодательное собрание гонит брак. Гонит брак, между прочим, и Государственная Дума. И это можно объективно подтвердить: нужно только посмотреть число законов о внесении изменений в только что принятые законы – громадное количество. И сравнить это можно только с тем, когда строители построили дом – и тут же начинают его ремонтировать, потому что где-то обваливается, где-то не достроили. Вот такое, к сожалению, у нас качество законодательства.


И теперь ваш вопрос о политическом климате, о политической температуре.



Виктор Резунков: Ну, ведь начинается предвыборная кампания практически с сегодняшнего дня, можно так сказать, наверное.



Сергей Попов: Политическая кампания, фактически она уже началась. И уже стали появляться и заказные статьи – как за каких-то возможных кандидатов и партии, так и против.


Но давайте мы посмотрим на принципиальный вопрос: кому выгодно более раннее голосование и кому выгодно более позднее голосование? Мы видели, что на последних, прошедших региональных выборах неожиданно большую победу одержала только что созданная партия – «Справедливая Россия». Тогда они еще не объединились, но вот, так или иначе, как политическая сила уже выступали. И это, безусловно, беспокоит партию «Единая Россия» - ту партию, которая имеет большинство в Законодательном собрании Петербурга.


И в тех парламентах, где имеется возможность легитимного досрочного роспуска, ну, например, в английском парламенте, избирается он на пять лет. А допустим, та партия, которая имеет большинство, через 3-4 года видит, что сейчас они, скорее всего, выиграют выборы – и проводит досрочный роспуск парламента. Иногда, правда, при этом промахиваются. Как это было с консерваторами, когда они провели досрочный роспуск парламента – и проиграли лейбористам.


Поэтому в первую очередь, безусловно, выгоден партии «Единая Россия» и менее выгоден всем остальным партиям, и в первую очередь «Справедливой России».



Виктор Резунков: А «Яблоку» выгоден?



Сергей Попов: Нет, более он никому не выгоден. Дело в том, что выгодным является естественное течение политических событий – то, которое предопределено законом. А досрочно разрушить – это выгодно бывает только кому-то одному.



Виктор Резунков: Сергей Алексеевич, некоторые эксперты прогнозируют сценарий досрочного роспуска Государственной Думы, и выборы в марте в Законодательное собрание Петербурга они рассматривают как полигон для подготовки к перевыборам Государственной Думы. Насколько справедлива такая точка зрения, по вашему мнению? И насколько она реальна, скажем так? Вы не видите здесь какой-то связи?



Сергей Попов: Связи я, честно говоря, не вижу. А про досрочный роспуск Думы я слышу каждый созыв. Вот я был во втором созыве, в третьем, а теперь вот в четвертом созыве – и каждый раз я слышу опасения и разговоры о досрочном роспуске Думы.


Я могу сказать, что это не так просто сделать технологически. Каким образом это можно сделать? Это можно сделать так, как указано в Конституции. То есть выдвигается кандидатура премьера, увольняя действующего премьера, Дума три раза отказывает президенту – и Думу распускают. Но как-то партия «Единая Россия», которая три раза отказывает президенту Путину... я думаю, что общество на это не очень хорошо посмотрит.



Виктор Резунков: Ну а если он попросит?



Сергей Попов: Все равно. У каждого человека есть свои возможности. Действия даже очень крупного руководителя, они ограничены. Тем более что через год у Путина будут заканчиваться полномочия, и он будет, как говорят в США, «хромой уткой». Если не будут досрочно проведены выборы президента.



Виктор Резунков: А вы допускаете такую возможность?



Сергей Попов: Ну а почему нет?..


Второй вариант. Дума два раза в течение трех месяцев высказывает претензии правительству, говорит, что правительство плохо работает: «мы вам выражаем недоверие». А президент в этом случае должен принять решение: или он отправит в отставку правительство, или распустить Думу. Ну что, президент скажет: «Вы сами, Дума, хреново работаете. Вы, «Единая Россия», которая отвечает за законодательство, - идите вон. Правительство остается, а вас я распускаю»? Хорошо это партии «Единая Россия»? Вряд ли.


Таким образом, других конституционных возможностей нет.


Есть неконституционные возможности. Какие? Представим себе, что в Думе осталось так, что Дума не может проводить заседания. Ну, в таком случае, президенту, как гаранту Конституции, что-то приходится делать. Но для этого нужно, чтобы партия «Единая Россия» сложила мандаты. Ну, с теми, кто по округам, больше выборов в округах не провести. А с теми, кто по списку, - дальше придут следующие за ними, те, которые стоят по списку. Значит, после этого и они должны сложить мандаты. Ну, это некоторый фарс. Это тоже не играет на руку партии «Единая Россия».


Но с другой стороны, в нашей стране можно все. Вот в свое время, если вы помните, Борис Николаевич Ельцин издал указ 1400 о поэтапной конституционной реформе. И на сто процентов быть уверенным в том, что подобного не может у нас повториться, я, безусловно, не могу.



Виктор Резунков: Можно отравить всех депутатов, как Александра Литвиненко, да?


Сергей Алексеевич, давайте поговорим о тех изменениях, которые произошли в законодательстве о выборах, и соответственно, в каких условиях будут проходить в марте выборы в Законодательное собрание Санкт-Петербурга. Вот сегодня сенаторы одобрили закон, отменяющий порог явки избирателей на выборах. Нет сомнений в том, что Владимир Путин подпишет этот закон. Как это, по вашему мнению, повлияет на итог выборов и на ситуацию в Петербурге и в стране в будущем? Как это вообще повлияет на выборы в Законодательное собрание Петербурга?



Сергей Попов: Я думаю, что на выборы в Думу это существенно не повлияет. По той простой причине, что порог явки превосходился очень далеко. И нет никаких оснований думать, что он в разы упадет.


А вот что касается выборов в Законодательное собрание, то я напомню, что у нас уже были случаи, когда явки не хватало. Речь идет о выборах в 1994 году, когда выборы проводили два раза. Причем первый раз, если вы помните, скандально еще устроили на второй день выборы решением профессора Собчака, мэра Санкт-Петербурга. И в этой ситуации тогда, когда имеется явка, административный ресурс не может быть направлен на то, чтобы ее снизить. А в той ситуации, которая есть сейчас, административный ресурс может быть направлен на то, чтобы снизить явку – чтобы недовольные люди просто не пришли на выборы, и сказали: «Нам это не нужно. Мы не пойдем на выборы. От нас все равно ничего не зависит, и мы на выборы не пойдем».



Виктор Резунков: Но, по-моему, власть гораздо больше заинтересована в том, чтобы хотя бы создать видимость достаточно легитимных выборов. Мне кажется, что будет наоборот: будут возить на автобусах людей, трудящихся с разных предприятий, введут, предпримут какие-нибудь полузакрытые меры для того, чтобы люди шли голосовать.



Сергей Попов: У власти есть два приоритета. Приоритет о том, чтобы все выглядело прилично – он, безусловно, есть, но это второй приоритет.


Первый приоритет – любой ценой остаться у власти. Любой ценой! И вот этот приоритет играет безусловную роль. Если увидят, что нужно снижать явку, то и будут ее снижать. Кстати, при этом можно возить на автобусах тех, кто проголосует за выдвиженцев от власти.



Виктор Резунков: Петербургское отделение «Яблока» оспорило в Конституционном суде закон «О выборах городского парламента» и федеральный закон «О гарантиях избирательных прав». Что конкретно вы оспариваете?



Сергей Попов: В первую очередь мы оспорили тот избирательный залог, который партия должна вносить, если она хочет избираться. Вы знаете, федеральный закон устанавливает, что партия должна иметь две возможности: либо собирать подписи, либо вносить залог. То есть региональный законодатель должен обеспечить две возможности. Так вот, в Петербурге региональный законодатель установил – формально обе возможности соблюдены, - но при этом залог в 90 миллионов рублей. Много это или мало? Давайте посмотрим. Когда Конституционный суд выносит решение, он очень часто говорит о том, что решение должно быть разумным, взвешенным и сопоставимым. Вот на выборах в Государственную Думу (на всю Россию) залог – 60 миллионов рублей, в Петербурге – 90 миллионов. Уже интересно – в 1,5 раза больше, чем в России.


Второе небольшое вычисление. Минимальное количество членов партии, которая идет в Думу, - 50 тысяч человек. Ну, такой закон. И законодатель должен обеспечить возможность любой такой партии выдвигаться. Ну, как обеспечил законодатель? Установил залог в 60 миллионов рублей. Делим 60 миллионов рублей на 50 тысяч человек – и получаем, что на одного члена партии приходится 1200 рублей. Возможно? Ну, вероятно, возможно. Цифра значительная, по моим понятиям, но возможно.


В Петербурге, как и в любом другом субъекте, федеральный закон устанавливает, что минимальная численность регионального отделения должна быть 250 человек. То есть региональное отделение, имеющее 250 человек, должно иметь возможность участвовать в выборах. 90 миллионов делим на 250 человек – и получаем 360 тысяч рублей на одного человека. Сравните: 1200 рублей и 360 тысяч рублей.


Нам представляется, что это заградительный барьер – примерно такой же, как в свое время был установлен в Москве, когда московские власти, и в первую очередь мэр Лужков не хотел, чтобы в Москве селились посторонние люди. Был установлены бешеные цены, как плата за регистрацию. И Конституционный суд признал ее неконституционной, указав, что она неразумна.


Ну, остальные требования производны от этого. Дело в том, что петербургский законодатель указывает максимальный размер избирательного фонда. И в Петербурге его установили в 600 миллионов рублей. 15 процентов от этого фонда - вот как раз и есть. Ну, во-первых, федеральный законодатель установил, что можно от 10 до 15, то есть могли бы уже и 60 установить. А во-вторых, вот в Москве только что были выборы. Москва в два раза больше в плане избирателей. В Москве 7 миллионов избирателей, а у нас – чуть больше 3,5 миллионов избирателей. Так вот, в Москве ни одна партия не израсходовала более 98 миллионов рублей. Вот партия «Единая Россия» израсходовала 98 миллионов рублей – в два раз больше избирателей. А у нас установили 600.


Так вот, мы уверены, что поставлен заградительный барьер именно партии «Яблоко». Потому что по законодательству ни «Единая Россия», ни КПРФ, ни ЛДПР и, возможно, что и ни «Справедливая Россия», которую оформили как от «Родины», не должны ни собирать подписи, ни сдавать залог.


Я, кстати, могу сказать, что мы с КПРФ проводили переговоры. И КПРФ считает, что барьер высокий, и они нас поддерживают. Они голосовали против вот этого.


Вы только себе представьте такую вещь. Я здесь даже поставил бы не на формальную сторону. Вот если в Думу придут люди, которые могут обеспечить по 360 тысяч рублей с одного члена партии, то каким будет в дальнейшем законодательство Петербурга? Я думаю, что такие люди не будут себе представлять жизнь не только малообеспеченных людей, но даже и жизнь среднего класса. Могут прийти только люди из бизнеса, сросшегося с властью.



Виктор Резунков: Но в Думе и сейчас миллионеров много – несколько десятков.



Сергей Попов: В Думе несколько десятков миллионеров. А тут должны быть все миллиардерами. Человек, который может по 360 тысяч выложить... Это только залог. А после этого идет агитация. А сколько на нее уходит, вы сами знаете. И тем более что поднимаются цены вашими коллегами, которые проводят платные эфиры.



Виктор Резунков: Сегодня сенаторы, которые поддержали изменения в закон о выборах, они также отменили досрочное голосование. Как вы к этому относитесь?



Сергей Попов: Досрочное голосование в России ведет к коррупции, ведет к подлогу. Поэтому отмена досрочного голосования абсолютно необходима.


И, кстати, если говорить о Петербурге, то столкнулись... даже в моем избирательном округе – в городе Пушкине – с тем, что (другое, казалось бы, нарушение было) два председателя участковых избирательных комиссий сожгли неиспользованные бюллетени. За что получили срок... условный, к сожалению. Так вот, естественно предположить, что просто бюллетени, которые не так проголосовали, поменяли местами с этими бюллетенями и сожгли. Это вот такая естественная гипотеза. Она не была доказана никоим образом. Я не хочу их в этом обвинять. Они совершили уголовное преступление, стали уголовниками в связи с тем, что сожгли бюллетени – это уголовная статья. Эти два председателя избирательных комиссий – уголовные преступники. Но подталкивала их к этому, скорее всего, возможность досрочного голосования.



Виктор Резунков: Сенаторы также сегодня приняли вот эти изменения. Я вот почему на них останавливаюсь. Потому что для Петербурга это тоже очень актуально. Основанием для отмены регистрации кандидата может теперь стать неоднократное использование им так называемого административного ресурса. Это нововведение.



Сергей Попов: Я вот не уверен, что эти изменения законодательства, они скажутся и в Петербурге. И вот почему. Дело состоит в том, что когда будут опубликованы эти нормы. Если они будут опубликованы после, скажем, как вы говорите, 6 декабря, после объявления выборов, то они уже не смогут повлиять на ситуацию в Петербурге. И я вовсе не исключаю того, между прочим, что здесь имеет место определенный сговор в том, чтобы дать возможность Думе быстрее-быстрее принять, а президенту Владимиру Владимировичу Путину подписать и опубликовать в тот же день (или на следующий день), а в Петербурге на день позже объявить выборы.



Виктор Резунков: Посмотрим, когда они будут опубликованы и когда будут подписаны Путиным. Это очень любопытно.



Сергей Попов: Не когда будут подписаны Путиным, а когда будут опубликованы.



Виктор Резунков: Да, тогда они становятся законом, конечно. В «Российской газете», насколько мне известно.



Сергей Попов: Извините, пожалуйста... вот я сейчас, честно говоря, не помню, у меня с собой нет этого закона, а нет ли там того, что они вступают в силу на десятый день после опубликования. Ведь если в законе не сказано, когда он вступает в силу, то он вступает в силу через 10 дней после опубликования. А это в существенной степени уменьшает...



Виктор Резунков: Ну, может быть, там введена какая-то поправка. Может быть, с момента опубликования он вступает в силу.



Сергей Попов: Может быть. Но я этого не помню, к сожалению, не посмотрел.



Виктор Резунков: Да, интрига налицо, по крайней мере. Это очень любопытно.


Хорошо. Сергей Алексеевич, а что вы думаете по поводу ужесточения ответственности за экстремистские проявления в ходе избирательных кампаний? И это тоже сегодня сенаторы обсуждали.



Сергей Попов: Я думаю, что создается возможность убрать неугодных кандидатов. Неугодного кандидата убрать любой ценой. Вот у него находятся какие-то высказывания, которые признают экстремистскими. Ведь тут, кстати, можно и задним числом признавать: «Вот год назад он совершил...», - это признается судом – и все, он снимается. Я считаю это неконституционным.



Виктор Резунков: Насколько мне известно, этот закон имеет обратную силу.



Сергей Попов: Ну, в какой-то степени – да.



Виктор Резунков: Спасибо, Сергей Алексеевич.


И у нас уже есть звонки. Виталий Иванович из Петербурга, добрый день.



Слушатель: Добрый день. Господин Попов, с вами говорит инвалид войны Виталий Иванович. Будьте так любезны, узнайте, когда в Думе поставят вопрос насчет тружеников тыла. Ведь войну не выиграть без тружеников тыла. А труженики тыла работали с 12 лет. Многие из них поумирали ради победы, ради будущих поколений.



Виктор Резунков: Вопрос понятен.



Сергей Попов: Виталий Иванович, в этом году этот вопрос Государственная Дума рассматривала. Я обращаю внимание на то, что он был внесен Законодательным собранием Санкт-Петербурга, в котором преобладает, кстати, «Единая Россия», в Петербурге. И был провален «Единой Россией» в Государственной Думе. Ваш покорный слуга голосовал, безусловно, за этот закон. За этот закон голосовала вся оппозиция. «Единая Россия» не голосовала против, но она не голосовала никак. Как будто их нет в зале.



Виктор Резунков: Николай из Петербурга, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Господа, мы голосуем за тех, кто делает, кто работает, а естественно, не за «Яблоко». А господина Резункова я прошу, пожалуйста, не приглашайте больше никаких «тормозов».



Виктор Резунков: Николай из Московской области. Здравствуйте.



Слушатель: Добрый вечер. Вопрос у меня к вам такой. Вот вы сказали: «если бы выборы проводились сейчас». Вот если бы сейчас проводились выборы, то мне кажется, что если бы выборы были честными, то победила бы, конечно, КПРФ. А «Яблоко» - это самая демократическая партия. И я советовал бы ей объединиться с КПРФ - и идти одним фронтом. Спасибо.



Виктор Резунков: Как раз недавно экс-премьер Михаил Касьянов призвал непосредственно объединиться левым и правым силам. Лидер партии «Яблоко» Григорий Явлинский назвал фантазиями эту идею объединения. С ним согласился Геннадий Зюганов.


Сергей Алексеевич, а вы вообще согласны с тем, что такая возможность (хотя бы теоретически) существует?



Сергей Попов: Я полагаю, что если бы оппозиция смогла объединиться, то это было бы очень здорово. Это было бы просто замечательно. Но, к сожалению, взаимный уровень недоверия не позволяет этого сделать. Ведь объединение предполагало бы... где-то вроде бы прошел, скажем, кандидат от «Яблока», а ему говорят: «Нет. Мы договорились. И в этом месяце ты должен снять кандидатуру. Должен пройти кандидат от КПРФ».


Еще раз говорю, что возможность объединения оппозиции (это то, что раньше, если вы помните, был «Народный фронт», вот такие вещи) была бы совершенно замечательной. И с этим не спорит ни «Яблоко», ни, как я думаю, коммунисты. Но, к сожалению, в настоящий момент, я думаю, это нереально.



Виктор Резунков: А по каким причинам?



Сергей Попов: Отсутствие достаточного взаимного доверия.



Виктор Резунков: Понятно. Давайте вернемся все-таки к тем изменениям, которые сегодня одобрили сенаторы в Совете Федерации. В частности, подразумевается, что регистрация кандидата может быть отменена, если будет установлен факт подкупа избирателей избирательным объединением или его доверенным лицом. Не вызовет ли это, Сергей Алексеевич, по вашему мнению, многочисленные судебные разбирательства, такое положение?



Сергей Попов: Ну, вы знаете, мне никогда не приходилось подкупать избирателей. Но я уверен в том, что если бы я это делал, то пошли бы не те лица, которые оформлены доверенными лицами, а пошел бы кто-нибудь другой. Поэтому, я думаю, как норма закона, которая, действительно, не дает совершать плохие поступки, она вряд ли будет работать. А вполне возможно, ее хотят использовать как норму, которая позволит кого-то убрать ненужного.



Виктор Резунков: Юрий Владимирович, Волгоградская область, добрый вечер.



Слушатель: Добрый вечер. У меня есть по ходу передачи два вопроса. Могут ли происходить честные выборы в той стране, где был расстрелян Верховный Совет 4 октября 1993 года?


И второй вопрос. Разве вы не видите, что Запад, Евросоюз, все эти ОБСЕ и так далее готовы простить Путину любые издевательства над правами человека в обмен на нефть и газ, которые бесконтрольно вывозятся из России? Да и не только нефть и газ, за превращение России в сырьевой придаток Евросоюза, в сырьевой придаток доллара, евро, фунта и так далее.



Виктор Резунков: Второй вопрос очень хороший.



Сергей Попов: Но я сначала отвечу на первый вопрос. Я все-таки являюсь оптимистом, и надеюсь, что если не сейчас, то когда-нибудь в стране, где была танковая атака на Белый дом, выборы пройдут честно, что наличие танковой атаки на Белый дом не подорвет честность выборов навеки.


Второе. Я думаю, что и у западных лидеров имеются разные точки зрения. И даже в той же Германии мы от безоговорочной поддержки Путина Шредером пришли к гораздо менее очевидной поддержке со стороны Меркель. И я думаю, что и в США позиция Демократической партии будет совсем не такой, как позиция Буша, который... они с Владимиром Владимировичем Путиным друг друга называют друзьями. Так что неоднозначная ситуация.


Но вопрос-то в другом состоит. Все равно, рано или поздно, приходят к этому вопросу: нужно ли участвовать в выборах в такой ситуации, в которой выборы будут такими плохими? А какая альтернатива?.. Сложить руки и сидеть, ждать, пока вот эта власть в какой-то момент придумает: «А давайте-ка мы теперь сделаем честные выборы»? Этого мы будем ждать? Так этого мы не дождемся тогда никогда.



Виктор Резунков: Сергей Алексеевич, если оппозиционные партии будут участвовать в этих нелегитимных, с их точки зрения, выборах, то они возьмут на себя ответственность за последствия этих нелегитимных выборов. Последствия могут быть самыми фантастическими.



Сергей Попов: Я эту точку зрения знаю. Но я могу сказать, что отказ от выборов влечет то, что выборы будут нелегитимными всегда.



Виктор Резунков: Так и очень хорошо! Если они нелегитимные уже сейчас, то почему они не должны быть нелегитимными и потом?



Сергей Попов: А дальше что делать? Вот мы с вами люди взрослые, у нас есть дети, внуки есть. И мы им говорим: «Вот мы тут решили ничего не делать, чтобы подчеркнуть, что они нелегитимные».


И давайте другой приведем пример. Вот футбольная команда, которая выходит играть, она знает, что судья подкуплен. Но она все равно должна стремиться выиграть. Потому что ресурс, даже у нелегитимных выборов, он тоже ограничен.


Вот выборы, которые проводили на Украине, они что, были легитимными? И представим себе, что заранее было очевидно, что они станут нелегитимными. И представим себе, что сразу бы сказали: «А мы в них и не будем участвовать».



Виктор Резунков: Я не думаю, что во втором тайме на самом деле вот та команда, которая знает, что судья подкуплен, будет играть в полную силу. Они уже будут и бегать лениво, и будут знать, что «коль судья подкуплен, то чего ж мы будем бегать-то?».



Сергей Попов: Вы знаете, был такой футболист Ди Стефано, он книжку написал. И у него мотив такой: «что бы то ни было, я должен выиграть. И играть нужно так, как ты можешь, в полную силу».


А что, те выборы, в которых до этого участвовали, они были полностью легитимными? Нет.



Виктор Резунков: Но существовали какие-то все-таки... Вот те изменения, которые сейчас внесены, по крайней мере, они не были внесены, и еще до этого было множество всяких изменений в последний год внесено.



Сергей Попов: Были. Но я еще раз говорю, что я абсолютно уверен в том, что стиснув зубы, но нужно участвовать в выборах и идти до конца.



Виктор Резунков: Виктор из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Во-первых, я хочу прокомментировать слова радиослушателя, который сказал о том, что Путину прощают все за наши энергетические ресурсы. Это далеко не так. Там очень хорошо знают ситуацию. И это своя игра. А в скором времени, и я в этом уверен полностью, наше российское руководство не будут никуда пускать. А будут просто уже выступления народа тех стран, куда они будут приезжать.



Виктор Резунков: Спасибо, Виктор.


Григорий Петрович из Томска, добрый вечер.



Слушатель: Добрый вечер. Скажите, пожалуйста, планируют ли «Яблоко» и СПС объединиться, как в Москве, по единым округам, кандидатам и так далее? Ведутся ли такие переговоры?



Сергей Попов: Переговоры ведутся. Но объединиться так, как в Москве, уже невозможно. Власть учла московский опыт и внесла изменения в законы, что если вы состоите в одной партии, то по спискам другой партии вы уже не имеете права идти. Поэтому это означает, что кому-то нужно выходить из партии. Это, безусловно, в значительной степени усложняет ситуацию. Переговоры ведутся, но я не могу сказать, будут ли они успешными.



Виктор Резунков: Вот видите, теперь вы пойдете раздельно. И опять-таки, ну, наберете вы необходимые... 7 процентов голосов надо набрать, чтобы преодолеть барьер?



Сергей Попов: Я могу сказать, что на прошлых выборах в Государственную Думу, где по партийным спискам за «Яблоко» проголосовали 9 процентов, а за СПС – еще больше. Причем и те, и другие были в их списке.



Виктор Резунков: А в Петербурге?



Сергей Попов: А это и есть именно в Петербурге. В стране, к сожалению, такого положения не было.



Виктор Резунков: А сейчас этого вполне достаточно для того, чтобы пройти?



Сергей Попов: Этого вполне достаточно.



Виктор Резунков: Чтобы попасть в список партии, да?



Сергей Попов: Да.



Виктор Резунков: Римма Серафимовна из Петербурга, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Сергей Алексеевич, я являюсь вашим избирателем. Дело в том, что мы последний раз, перед тем как вы избрались, встречались в Доме культуры. Вы знаете, все три созыва я как бы являлась вашим избирателем - за партию «Яблоко» голосовала. А в последний раз я как бы поставила под сомнение, стоит ли голосовать за партию «Яблоко». Потому что как бы у меня в голове уже возникли кое-какие сомнения. Но поскольку кроме вас никого нельзя было выбрать из того коллектива, который баллотировался, то я остановилась на вашей кандидатуре. Кроме меня - еще и проживающие в нашем доме.



Виктор Резунков: А у вас есть вопрос?



Слушатель: А вопрос у меня такой. Когда Сергей Алексеевич избирался и выступал в Доме культуры, он в конце своего выступления подошел ко мне, дал свою визитную карточку и сказал, что я могу к нему обратиться, потому что в своем выступлении я поставила ряд вопросов. Почему в Госдуме не поднимаются эти вопросы? Например, в военном комплексе работали люди на оборонных заводах, где уходили на пенсию по первому списку. С них сняли «вредность». Абсолютно со всех сняли «вредность». Многие уже в иной мир ушли. И он обещал эту тему поднять. Но вот я наблюдаю за всей работой Сергея Алексеевича – и нигде я в прессе этого не встретила, и не только с его стороны, но и со стороны других депутатов.



Виктор Резунков: Сейчас он вам ответит.



Сергей Попов: Римма Серафимовна, было бы очень странно, если бы наша пресса стала писать о работе оппозиционных депутатов. Как-то у нас это не принято.


Что касается меня, то я, действительно, этим достаточно много занимался. И я вас приглашаю, приходите ко мне в приемную, и я вам просто покажу результаты. И может быть, вы что-нибудь придумаете, чем вы можете помочь, что я еще не догадался сделать. Телефон моей приемной: 387-14-95. Вы позвоните, оставьте свои координаты, я с вами свяжусь – и мы договоримся о встрече.


Это тяжелая тема, и она касается не только вас.



Виктор Резунков: Это телефон в Петербурге. Код: 812.


Антон из Петербурга, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. У меня такой вопрос. Почему вообще идет речь про 2007 год, когда полномочия депутатов заканчиваются в декабре 2006 года? Они сами себе продлили? Это в какой еще «белой» стране бывает?



Сергей Попов: Вы знаете, Государственная Дума, согласно Конституции, избирается на четыре года. Выборы были в декабре 2003 года. Тем самым, заканчиваются полномочия в 2007 году.



Виктор Резунков: Сергей Алексеевич, сегодня Госдума отклонила законопроект о снижении проходного избирательного барьера в нижнюю палату парламента. Оппозиция хотела снизить его с 7 процентов до 3. Как вы считаете, это хорошо или плохо?



Сергей Попов: Я думаю, что это плохо, и вот почему. Почему были отменены выборы по округам? Ну, если не считать того, что это борьба с терроризмом, о чем Владимир Владимирович громогласно объявил, то говорилось еще и вот что. Что когда голосуют за кандидата в депутаты, то те, кто проголосовал против, их голоса теряются. Ну, например, вот за меня проголосовали чуть меньше 30 процентов тех, кто пришел. Значит, голоса 70 процентов просто пропали. На пропорциональных выборах такого не происходит, по той простой причине, что голоса делятся пропорционально. Но когда возникает барьер, то голоса тех, кто голосовал за партии, не преодолевшие барьер, они теряются. И бывает, что теряется очень много. Например, на выборах 1995 года, когда барьер был 5-процентный, за партии, которые преодолели меньше 5 процентов, проголосовали более 49 процентов избирателей, почти половина. А если мы барьер поднимаем до 7 процентов, то получается, что пропадают голоса многих других. А парламент является представительным органом, там должны быть представлены и те, и другие, и третьи точки зрения. И мировой опыт... да, у нас любят ссылаться на Турцию, в которой барьер составляет 10 процентов. Но в других странах такого положения нет. Там 3-4-5 процентов.



Виктор Резунков: Геннадий из Ленинградской области, добрый вечер.



Слушатель: Добрый вечер. Сергей Алексеевич, я хочу спросить следующее. Можно ли проводить митинг путем уведомления или же нужно разрешение властей на проведение митинга? И что делать, если власти отказывают в проведении этого митинга?


И спасибо вам, Сергей Алексеевич, за то, что вы защищаете в Госдуме права инвалидов. Спасибо вам огромное!



Сергей Попов: Есть закон о митингах, шествиях и демонстрациях. И в этом законе сказано, что проведение митингов – это должна быть уведомительная процедура. Да, при этом власти могут предложить перенести по каким-то соображениям, но уведомительная. И если вы обратились - и вам не пришло возражение, то вы имеете право проводить митинг. Но власти у нас, к сожалению, считают, что «мало ли чего написано в законе. Вот мы не разрешили, поэтому этого не может быть».


Как с этим можно бороться? Я думаю, что нужно каждый раз оспаривать действия властей в суде. У нас были случаи, когда милиция мешала проводить митинг, и действия милиционеров признавались незаконными. После этого нужно ставить вопрос о привлечении к ответственности тех, кто вот этих милиционеров направил. Но, к сожалению, у нас часто не хватает времени, чтобы довести до конца вот такие вещи.



Виктор Резунков: Не хватает времени и сил.


Лиана Юрьевна из Краснодарского края, добрый вечер.



Слушатель: Добрый вечер. Как сказали, явка на выборах падает. Наверное, потому, что народ понимает, что, во-первых, своя рубашка ближе к телу, а во-вторых, сытый голодного не разумеет, и в-третьих, спасение утопающих – дело рук самих утопающих. То есть ни одна группа людей, называемая партией, не способна решать проблемы населения целой страны. То есть наши депутаты страшно далеки от народа. В связи с этим прошу объяснить, почему народу постоянно навязывают бояр, в то время как в Конституции, в статье 3 четко написано, что «вся власть Российской Федерации принадлежит народу»? И почему должностные лица у нас постоянно называются властью – это не понятно. И почему игнорируются различные формы самоуправления, перечисленные в 131-ом федеральном законе, и все внимание сосредоточено на выборах, цель которых – лишить граждан права непосредственно участвовать в управлении государством? Только, пожалуйста, не надо ссылаться на Древнюю Грецию и Новгородское Вече. Спасибо большое.



Виктор Резунков: Хороший вопрос.



Сергей Попов: У меня как-то и желания не было ссылаться на Древнюю Грецию.


Лиана Юрьевна, да, есть то, что написано в законе, - это правотворчество. А есть правоприменение. И я думаю, что вы прекрасно понимаете, что в настоящее время власть – это тот, кто может реально осуществлять властные полномочия. Вот и Дума сейчас – формально это орган государственной власти, который принимает решения. А фактически в Думе юридически оформляются решения, принятые в другом месте – иногда в администрации президента, иногда лично президентом, а иногда в правительстве.


И я все время вспоминаю замечательную картинку в Думе, когда одна женщина-депутат, занимающая в «Единой России» высокое положение, после принятия закона в первом чтении вдруг стала говорить: «А вот я прошу правительство сделать то-то и то-то ко второму чтению». Если бы «Единая Россия» в Думе была властью, то было бы не так. Правительство заглядывало бы в дверь и говорило: «А вот это примите, пожалуйста». А реально происходит совершенно в другом месте.


И что касается народовластия. К сожалению, мир устроен так, что все решения общенародным путем принимать невозможно – просто решений слишком много. Поэтому приходится власть делегировать каким-то людям. И тот факт, например, что были отменены выборы по округам, а вводятся исключительно по спискам, - это, безусловно, понижает шансы народовластия. Потому что не важно – это в Думу или в Законодательное собрание, или даже на местное самоуправление – административный ресурс партийного руководства выше. И простому человеку попасть во власть намного труднее. Поэтому реально дело обстоит так, что те люди, которые обладают реальной, а не показной властью, они и стараются ее увеличить.


Вот я и ответил на ваш вопрос, не ссылаясь ни на Новгород, ни на Грецию.



Виктор Резунков: И давайте вернемся в Петербург. Я хотел бы попросить вас, Сергей Алексеевич, в свою очередь, дать характеристику принятому в Петербурге закону о выборах депутатов Законодательного собрания. Не кажется ли вам, что он очень сложен для понимания? Простому человеку, как мне кажется, понять в нем вообще ничего невозможно.



Сергей Попов: Закон очень сложен для понимания, это правда. Но в этом есть, конечно, в какой-то степени вина и Петербургского Законодательного собрания, но в большей степени это вина федерального законодателя, который усложнил закон об основных гарантиях. И петербургский законодатель вынужден ему следовать. Ну, я уже сказал, что и Дума, и Законодательное собрание гонят брак. И это – одно из проявлений этого брака.



Виктор Резунков: Аделаида Юрьевна из Петербурга, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Сергей Алексеевич, я пенсионерка. И я хочу сказать, что когда начиналась перестройка, то я была очень рада тому, что у нас может быть демократический строй, и поддерживала «Яблоко» довольно долго. И я хочу сказать, что по своим наблюдениям, я думаю, что «Яблоко» проиграло потому, что оно очень плохо входило в массы и не создало для себя в народе, как коммунисты в свое время, ячейки, группы. То есть не готовилось к входу во власть. По сути дела, вы много чего хорошего говорили, включали в планы своей работы. Но получается, что все-таки вы проиграли.


И у меня такой вопрос. Я в то время не была пенсионеркой. А сейчас очень большое количество народа находится в пенсионном возрасте. И, по сути дела, на наших костях прошла перестройка. И мы остались вне всего и с очень маленькими пенсиями, которые не дают возможности нам жить. Есть пенсионеры, которые могут работать, а есть и те, которые не могут работать, и нет возможности улучшить свою жизнь. Вот я хотела бы знать, почему те, кто заседает в Думах, не думают о том, что они могут быть такими же пенсионерами?



Виктор Резунков: Пожалуйста, Сергей Алексеевич.



Сергей Попов: Аделаида Юрьевна, я полностью согласен с вашей точкой зрения. Если вы помните, то в свое время Сталин ограбил деревню, но при этом создал хотя бы индустриализацию страны. Действующая власть ограбила пенсионеров и детей и разваливает страну. Потому что наше хотя бы мнимое, частичное благополучие основано только на высоких ценах на нефть.


Я согласен и с вашей политической оценкой. Да, «Яблоко» с самого начала было парламентской партией, и мы мало сделали. Не в оправдание, но я могу сказать, что и у других партий, к сожалению, нет... Вот даже в Колпинском районе – вроде бы рабочий район – у КПРФ около 100 человек в организации, всего 100 человек. А какая мощная, казалось бы, партия. И есть еще ряд вопросов.


Аделаида Юрьевна, если вы позвоните в мою приемную по телефону в Петербурге 387-14-95 и оставите свой телефон, то я готов с вами и дальше продолжить беседу, потому что есть масса вещей, которые вы затронули, но сейчас просто нет возможности ответить. Но я очень вам благодарен, и вы очень тонко чувствуете ситуацию, Аделаида Юрьевна.



Виктор Резунков: Спасибо, Сергей Алексеевич.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG