Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Почему нижегородский подростки становятся скинхедами? Кто виноват, что ульяновские покупатели квартир остались без жилья? Как снизить налог на землю, спросите у автолюбителей Ижевска. Почему как не повышают зарплату липецким учителям, она все равно остается прежней? 76 псковских детей-сирот обрели новые семьи. Самара: Легко ли быть толерантным. Пятигорск: Была аптека ваша, а стала наша. Село Старые Турдаки: Почему Татьяна Ледяшкина уехала из Тбилиси? Подмосковье: Кто сказал, что не в деньгах счастье? Челябинск: Как выжить молодой семье? Саратов: Праздник свободной литературы


В эфире Нижний Новгород, Лира Валеева:



В Нижнем Новгороде продожается суд над 20-летним Сергеем Иконниковым, лидером одной из скинхедских группировок. В мае этого года он и еще примерно 40 нижегородцев напали на группу из 12 армян. Этот случай произошел на Большой Печерской улице, то есть в центре Нижнего Новгорода в 8 часов вечера. Уголовное дело начали только против одного из скинхедов. Остальные проходят в качестве свидетелей.


Несколько лет назад в центре Нижнего Новгорода был старый стадион с бесплатным входом. Там работала всего одна секция – футбольная. Но в нее было записано большинство детей, живущих в близлежащих домах. На этом стадионе Александр Солеев в детстве играл в футбол с друзьями. Но так как земля в этом районе была дорогая, стадион решили снести и построить на его месте дом. Александру пришлось искать себе новое занятие. Он начал кататься на роликах. А некоторые из его друзей после закрытия стадиона больше спортом не занимались. Сначала они слонялись по улицам без дела, а потом примкнули к скинхедам.



Александр Солеев : Они стали скинхедами потом некоторые из них. Правда, они уже сейчас переболели этим делом. По крайней мере, так не одеваются. Но в то время они стали заниматься этим делом от безделья, мне так показалось. Им больше нечем было в этом районе заняться. Они ходили. Били кого-то или нет – я не видел. Но то, что они брились наголо и носили всю эту символику, это было. Это было последствием того, что закрыли стадион.



Лира Валеева : В том же районе, где в мае избили армян, живут 11-классница Лилит и 15-летняя Астрик Мнцканян. 5 лет назад они приехали из Армении. В их школе училась скинхед и их подруга - Мария Пузанова. Национальный вопрос не мешал ей общаться с армянками. Лилит, в свою очередь, старалась оправдать девочку, ставшую скинхедом.



Лилит Мнцканян : Чтобы все жили мирно. Она только за это.



Лира Валеева : Лилит сочувствовала Марии, потому что ее выгнали из нижегородского лицея, где та изучала немецкий язык. Возможно, так ее наказали за неподобающий внешний вид – лысину, пирсинг, цепь, ботинки на толстой подошве и черную кожаную куртку. На вопрос, как так могло случиться, что девочка из благополучной семьи, стала скинхедом, Лилит отвечает, что подруге не хватало адреналина. Семья обеспеченная, родители интеллигентные. Единственный ребенок в семье, с которым мать избегает конфликтов - только напоминает дочери, отбившейся от рук, что она девочка и должна носить другую одежду, выглядеть и вести себя по-другому. А еще, по словам Лилит, наверное, недосмотрели учителя.


Впрочем, Светлана Новаторова, учитель русского языка и литературы считает, что если ребенок стал скинхедом, это проблема его родителей. Потому что так взрослеющий человек ищет свое место в обществе и противопоставляет себя своей семье. А учитель здесь играет второстепенную роль и едва ли сможет помочь, если вмешается в воспитательный процесс.



Светлана Новаторова : А надо ли? Иногда он переболеет этим, как гриппом. Получит прививку, если это ребенок из хорошей семьи. Я знаю, у меня очень много есть детей, которые готы, рокеры и еще кто-то. Пройдет два года, они забудут об этом. Это 100-процентный вариант. Но пока это такой принцип социализации.



Лира Валеева : В той школе, в которую Мария пришла после отчисления из лицея, учителям оказалось почти все равно, что она скинхед. Они только попросили новую ученицу снять пирсинг с лица и не приводить своих друзей в школу. Из скинхедской организации девочка так и не вышла. Лилит призналась, что сначала не совсем понимала свою русскую подругу, но потом даже стала поддерживать ее.



Лилит Мнцканян : Я в какой-то сфере с ней согласна. Приехали на чужую родину, живите по тем правилам, по которым здесь живут. Я тоже не понимаю тех людей, которые наприезжали сюда. Какие тут могут быть права?! Заткнулся в тряпочку – приехал работать, так приезжай. Приехал в чужую страну, мало того, что деньги зарабатываешь, так ты еще тут и правила качаешь.



Лира Валеева : 15-летняя сестра Лилит Астрик скинхедов боится, правда, не всех. В ее классе учится ее друг Никита Шарапов. Он тоже скинхед, но ее никогда не бьет. Сомневается в том, что может поднять руку на христианку. А те ее друзья, которые из скинхедов, предложили ей примкнуть к ним, чтобы обеспечить себе безопасность. Категорическое «нет» Астрик им в ответ не сказала.



Астрик Мнцканян : Мне кажется, даже если бы очень сильно хотела, я бы не стала. Как бы отнеслись мои, если бы я стала скинхедом? Нет, у меня папа был бы очень против. Одним словом, отречься от своей национальности. Зачем мне это надо? Я очень люблю свою национальность.



Лира Валеева : Мать девочек Махмур Мнцканян говорит, что трясется, как осиновый лист, когда детей нет дома. Единственный способ оградить детей от опасности и влияния скинхедов, который она сумела придумать, - это не пускать их на улицу. Дочерям запрещено гулять поодиночке. А сын - 20-летний Левон – знает, что мать не ляжет спать, пока он не вернется домой. Ни один ребенок из семьи Мнцканян не стал скинхдом. Но в группировке, которая действует в том районе, где они живут, уже нашлось место армянам, грузинам и азербайджанцам.



В эфире Ульяновск, Сергей Гогин:



История, которую рассказала мне жительница Ульяновска Надия Брюханова, типична для обманутых дольщиков фирмы «Капитальное строительство».



Надия Брюханова : У меня была однокомнатная квартира. 10 лет я ее зарабатывала. Две трети доли ребенка несовершеннолетнего и одна третья доля – моя была. Хотела улучшить. У меня просто мальчик растет. Органы опеки попечительства дали разрешение на продажу этой квартиры. Я очень долго (почти целый год) приглядывалась к этому дому. Стройка шла равномерно, нормально, мне это нравилось. Они мне предварительный договор дали. Я его корректировала со своими юристами. За двухкомнатную квартиру мы всю сумму внесли – 650 тысяч рублей. Мы оказались четвертыми.



Сергей Гогин : По договору с «Капитальным строительством» около 420 квартир в четырех строящихся домах купили около тысячи человек на условиях долевого участия в стройке. Некоторые квартиры продавались по много раз. По сути, люди приобретали воздух. Руководитель фирмы Валерий Коваленко арестован. Ему предъявлено обвинение в мошенничестве в особо крупном размере. Свою вину он признал частично, но показания давать отказался, сославшись на 51-ю статью Конституции. Говорит представитель инициативной группы обманутых инвесторов «Капстроя» Дмитрий Сергунин.



Дмитрий Сергунин : Наша проблема самая тяжелая. По Российской Федерации у нас присутствует чистый криминал. До девяти раз продавалась одна и та же квартира. Даже несколько раз продавались те квартиры, которых в плане-то не существует. Например, есть дом, скажем, там 145 квартир, продавалась 146-я, 147-я и так далее.



Сергей Гогин : Дольщики «Капстроя», естественно, хотят знать, куда пропали их деньги и когда их найдут. Часть обманутых дольщиков «Капстроя» сознательно шла на коммерческий риск. Такие инвестировали в строительство свободные деньги, надеясь получить прибыль от продажи квартир. Другие приобретали жилье для детей. Но около 200 человек оказались в совершенно отчаянном положении. Три человека от пережитого стресса скончались. Говорит начальник отдела по контролю за долевым строительством областного правительства Анатолий Артемкин.



Анатолий Артемкин : Люди продавали квартиру, занимали деньги у родственников, брали кредиты в банке, надеясь на то, чтобы улучшить свои жилищные условия. Теперь они платят за съемную квартиру, проценты по кредитам.



Сергей Гогин : Сегодня обманутые инвесторы требуют от власти, которую они обвиняют в попустительстве мошенникам, заложить в бюджет средства на строительство жилья для жертв аферы «Капстроя». Губернатор области Сергей Морозов пообещал выделить на эти цели в областном бюджете 50 миллионов рублей. Но это были только слова. Как объясняет Анатолий Артемкин, в Бюджетном кодексе нет механизма, который позволил бы заложить эти деньги. О позиции федеральной власти в лице Минрегионразвития говорит депутат областного Законодательного собрания Алексей Куринный.



Алексей Куринный : В областном и городском бюджетах изыскать 400 миллионов – это нереально. На уровне федерального правительства на закрыто заседании Яковлева было сказано, что, уважаемые, занимайтесь, как хотите, это проблема ваша. Федеральный центр помогать не будет. Самое главное, что политически не предусматривается принятие подобного решения вообще.



Сергей Гогин : Одно из их требований дольщиков – наказать всех чиновников, причастных к афере «Капстроя». Власть сознается: да, недоглядели. Говорит председатель Городской думы Василий Гвоздев.



Василий Гвоздев : Все необходимые контрольные функции власть должна была исполнять более жестко, тогда этого и не произошло бы.



Сергей Гогин : Сегодня город за счет местного бюджета оплачивает охрану недостроенных домов. Принято решение бесплатно выделить под строительство домов три участка городской земли застройщику, который отдаст десятую часть квартир обманутым дольщикам.


Мэр Ульяновска Сергей Ермаков заявлял, что люди погнались за дешевизной квадратного метра, вот и пострадали. Дмитрий Сергунин возмущен такой позицией. Он и другие товарищи по несчастью покупали квартиры по вполне рыночной цене.



Дмитрий Сергунин : Я отдал последнее, что у меня было. 660 тысяч мне набрать было очень тяжело. Теща помогла. У меня не было выбора, хотел бы купить и въехать, но квартира в готовом доме стоила на порядок дороже. У меня просто денег таких не было, как и у всех других людей. Они вынуждены были брать квартиры в строящихся домах. Вот строй и живи, вот так получилось у нас.



Сергей Гогин : С Сергуниным я встретился в офисе «Капитального строительства», который дольщики штурмом взяли в сентябре. Они считают его своим, и установили здесь круглосуточное дежурство. В четверг обманутые инвесторы собирались пикетировать


Законодательное собрание, но власть проводить акцию не разрешила.



В эфире Ижевск, Надежда Гладыш:



В Ижевске поднялись владельцы гаражей. Сотни разгневанных мужчин пишут петиции в разные инстанции, собираются то на уличные акции, то бушуют где-нибудь в помещении. Их задело за живое. Городская дума Ижевска утвердила на 2006 год ставку земельного налога для автокооперативов в 30-40 и более раз выше, чем гаражи платили прежде.


Как это произошло, обсуждают на своей встрече руководители автокооперативов, вошедшие в общественный Комитет защиты прав владельцев гаражей.



Участник совещания : Закон. На основании него решение администрации Завьяловского района.



Участник совещания : Я ходил в физико-технический институт. Занимался этим вопросом. Они раскидали на квадраты и присвоили квадратную стоимость. Центральная часть стоит 12 тысяч квадратный метр и так далее. Чем дальше отдаленность, тем дальше ушло. У меня 7800. Это оценка кадастровой стоимости.



Участник совещания : Никто не учитывал грунтовые воды.



Участник совещания : Никто свалки не учитывал



Участник совещания : Ни овраги, ничего не учитывали.



Участник совещания : Вот кооператив у меня «Дружба». Рядом ларек, который торгует пивом. Захотелось приравнять нас, и к бензозаправкам приравняли.



Участник совещания : Или у бензокалонки доходы, или у нас.



Надежда Гладыш : Налог на землю под гаражами в соответствие с изменениями в налоговом законодательстве теперь стали считать в виде коэффициента от кадастровой оценки занятой ими земли. Но гаражники не согласны ни с тем, во что оценили эти земли, ни со ставкой (0, 35 сотых процента), которую назначила им Городская дума. Выплати гаражи этот налог – и кооперативы пойдут по миру, считают председатели гаражей. Эту мысль провел в своем выступлении на заседании думской комиссии Александр Демаков, председатель автокооператива «Орбита-2».



Александр Демаков : Люди пришли в начале года, оплатили по старым ставкам. Сейчас внесены коррективы. Люди узнают, что членский взнос вырос в два с лишним раза, и просто отказываются платить даже те суммы, которые могли оплатить по старым расчетам. Оплачено полностью без долга 492 человека из 1600 участников товарищества. Вы представляете!



Надежда Гладыш : Люди глубоко возмущены и тем, каким образом добывалась ими информация по вопросу, напрямую затрагивающему их интересы.



Житель : Я 20 декабря прошлого года говорю своему товарищу – поедем к Останину. Забери у Сан Саныча цифры, какие они нам планируют. Они приезжает и говорит, ничего нет. Отпраздновали Новый год. Звоночек. Я еду сам. Девочка мне достает вот такую бумажечку с печатью, в которой написана сумма 1 миллион 700 тысяч рублей.



Надежда Гладыш : Для эффективной защиты своих прав гаражники не только разослали письма в различные инстанции, они выходят на уличные акции протеста, выступают перед депутатами, ведут себя решительно, наступательно. И первые результаты уже есть. На заседании думской комиссии по социальной политике председатель ижевской Думы, глава муниципального образования Виктор Балакин сообщил о предстоящей корректировке ставки земельного налога на 2007 год.



Виктор Балакин : При рассмотрении этого налога на следующий год, пришли к выводу – планировали 0,2 коэффициент, но в конечном итоге посчитали, что можно и до 0,1. Поэтому этот проект решения здесь имеется. Думе предлагается рассмотреть на следующий год 0,1. С администрацией города договорились таким образом. Если кто-то по каким-то причинам пока еще не проплатил этот налог, штрафные санкции, судебные иски к ним предъявляться не будут. Принципиально, конечно же, низкая была ставка налога. Но, учитывая то, что категория плательщиков совсем иная (это же не предприниматели, а люди, в основном, пенсионеры), для них и 200 рублей это очень большие деньги.



Надежда Гладыш : Заминка вышла лишь с текущим, 2006 годом. Гаражники требуют амнистии по земельному налогу на этот год. А власти утверждают, что откорректировать строку по этому виду источника бюджетного дохода уже никак нельзя. Да и деньги реальные собраны – девять с половиной миллионов рублей, собранных с гаражей в ущерб другим статьям их расходов. Юристы администрации попросили неделю на то, чтобы найти правовые и экономические пути выхода из создавшейся коллизии.



В эфире Липецк, Андрей Юдин:



Учитель средней школы : Неуважение к учителю, я учитель высшей категории. Процентные ставки просто унижают меня как человека, как учителя. Перед родителями, учениками неудобно за то, что наше правительство нас унизило.



Андрей Юдин : Согласно решению правительства страны, прибавка к зарплате должна составить в мае 15 процентов, в октябре этого года 11 процентов. На очередной сессии депутатов областного совета губернатор Липецкой области Олег Королев внес законопроект об отмене 11-процентных надбавок зарплат бюджетников. Депутаты проголосовали, а в результате учителя липецких школ остались без правительственных бюджетных надбавок.



Учитель : Из этой мизерной зарплаты мы оплачиваем на методическую литературу. Снизили на сам тариф, обманув тем самым, что они повысили зарплату. Очередной обман. Под нос сунули нам бумажку, пожалуйста, подпишите, о том, что мы в селе "Сселки", снимаем 25 процентов «сельских».



Учитель : По сравнению с пошлым годом мы на тысячу зарплату уже потеряли.



Учитель : Обидно, ты имеешь отличника просвещения, энное количество лет стажа, и во так вот тебе смотрят в глаза и говорят, «нет, ты не достоин». У нас зарплата 3 тысячи, за каждый просчет у нас снимают деньги!



Учитель : Ни то, что обманули, нам просто сказали, «повернитесь и затяните пояса».



Учитель : Если бы нас устраивало, мы бы не обращались в профсоюз, коллектив наш обратился в прокуратуру, по поводу того, что не была увеличена зарплата на 11 процентов.



Андрей Юдин : Учителя Липецких школ обратились за помощью в свой профсоюз. Рассказывает председатель областного комитета профсоюза образования и науки Нина Целищева.



Нина Целищева : Глава администрации внес законопроект на сессию областного совета снизить "межразрядные коэффициенты", которые были снижены еще правительством с 1 мая 2006 года, и мы практически не получили никакого прибавления, остались на тех же ставках. Люди сегодня, именно возмущаются поведением депутатов, тех которых они избирали. Видимо принимать решение о том с требованиями людей, проводить какие то акции.



Андрей Юдин : С вопросом о том, почему сложилась такая ситуация с оплатой труда педагогов и учителей, я обратился в департамент образования города Липецка. Говорит Нина Федина, начальник управления. Запись по телефону.



Нина Федина : Не я принимала это решение. За это решение проголосовал облсовет. Я за то, что б моим работникам заработная плата была повышена. Почему депутаты приняли другое решение, я не могу прокомментировать, наверное, нужно обращаться к ним. Пишем везде, и то же самое говорим, о том, какая у нас заработная плата и почему ее нужно повышать.



Андрей Юдин : Ситуацию комментирует депутат областного совета, директор школы Ираида Тихонова.



Ираида Тихонова : Первый, второй, третий разряд и 18 разряд повышается на 11 процентов, остальные (с 4 по 17 разряд) не повышают. Я выступала за то, чтоб повышать. Было совещание по бюджету и 150 рублей методическое, я лично включила опять, что б заново мы посмотрели и заново посмотреть повышение. За то, что повышать выступаю и сейчас выступаю за это. 41 человек «Единая Россия» в депутатском корпусе. Как они решили на своей группе поддержать или отклонить, они решают.



Андрей Юдин : Пока власти решили сэкономить на зарплатах учителей, в Липецкой области растут тарифы на коммунальные платежи, дорожает телефонная связь и транспорт. По информации профсоюза работников образования и науки, если ситуация не изменится, учителя Липецка и области начнут акцию протеста.



В эфире Псков, Анна Липина:



Наталья Монтал : Сейчас я сделаю поменьше, чтобы не подгорело.



Анна Липина : Мама Наташа хлопочет на кухне. 10-летняя Алла с удовольствием помогает. Алле очень нравится готовить, а особенно делать выпечку. Когда Алла жила в детском доме, она не представляла себе, какое это увлекательное занятие - готовить разные блюда. А теперь у Аллы есть семья - мама, папа брат и кот Барсик. Со своей патронатной мамой Алла не только готовит, они вместе вяжут, шьют, читают, смотрят телевизор и вообще очень много общаются. Алла доверяет своей маме все свои девичьи секреты.



Наталья Монтал : Вот любому ребенку нужна родительская ласка, даже просто по головке его погладить. Конечно, этот ребенок уже по-другому и жизнь будет воспринимать. У него не будет какой-то агрессии, не будут замкнутости, меньше будет проблем в жизни, ведь любому человеку надо, чтобы его любили.



Анна Липина : Наталья Монтал работает воспитателем в детском доме. Как только вышел областной закон о патронатном воспитании, Наталья сразу оформила все документы на Аллу.



Ирина Старостина : Патронатный воспитатель - это человек который, желая помочь конкретному ребенку подняться, поделиться с ним своей мудростью, жизненными навыками и умениями, всем что умеем мы, люди выросшие в семьях и знаем как строить впоследствии свою семью, как ухаживать за своим домом, как планировать свой бюджет.



Анна Липина : Сотрудник псковского детского фонда Ирина Старостина очень рада, каждому факту устройства ребенка-сироты в семью.



Ирина Старостина : Здесь не надо в отличие от такой формы, как усыновление, ломать природной сообразности. Не надо лгать. Это ребенок - а это его друг, его старший взрослый друг,который хочет с ним поделиться и научить его всему тому, что он научился в жизни.



Анна Липина : Механизм оформления патроната в Псковской области достаточно прост. Потенциальным родителям нужно подать заявление в то учреждение, где находится ребенок, а после проверки документов, в течение месяца, принимается решение об оформлении патроната. Как говорит директор Печорского детского дома Вера Печникова:



Вера Печникова : Мы очень ждали закона областного о патронатном воспитание, и очень рады, что это все сделано во благо детей. Во благо наших детей-сирот, которые по чьей-то вине, по чьей-то беде оказались без семьи.



Анна Липина : Региональные власти уверены, что патронатное воспитание для потенциальных родителей является "со всех сторон положительным". Учреждение, из которого ребенок пришел, обеспечивает его одеждой и деньгами на питание, кроме того, у него сохраняются все сиротские льготы. На родителя как на патрона заводится трудовая книжка, и каждый месяц ему выплачивается зарплата.


Биологические родители Аллы лишены родительских прав. Алла их совсем не помнит, еще малышкой она попала в детский дом. Теперь у Аллы есть семья.



Алла : Иногда мы идем на кухню готовить, а сейчас я рисую, иногда играю на пианино. Ну, здесь как дома.



Анна Липина : В Псковской области проживает около 6 тысяч детей-сирот, 2 тысячи детей находятся под опекой. За несколько месяцев 75 детей обрели патронатные семьи.



В эфире Самара, Сергей Хазов:



Ноябрь по инициативе самарских правозащитников из организаций «Право и свобода», «Свободное общество» и «Открытый город» был объявлен в Самаре месяцем толерантности. Как известно, 16 ноября отмечался Всемирный день толерантности. Однако и без этой даты в современном обществе немало оснований ежедневно говорить о терпимости друг к другу. «Прежде всего, это должно касаться терпимости к людям разных национальностей», - считает самарчанка Марина Воронцова.



Марина Воронцова : Конечно, должны быть терпимыми друг к другу. Уважать. Раньше же мы жили хорошо. Я ездила и в Татарию, и в Чувашию, где только не ездила.



Сергей Хазов : Опрос общественного мнения, проведенный в октябре социологами и психологами Самарского университета, показал, что сегодня в обществе очень слабы настроения терпимости и взаимоуважения. Терпимость должна обязательно в современном обществе», - продолжает психолог Елена Рыжикова.



Елена Рыжикова : В добре есть энергия, энергетика. А когда человек идет на конфликт, это уже идет минус ему самому и окружающим людям. Большинство мне кажется, все-таки больше людей терпимых. Потому что это как бы рациональный подход к общению с людьми. А в конфликте нет правых, поэтому это уже изначально проигрышный вариант, когда человек относится к другому человеку с агрессией. Если человек имеет то, что он хочет, если он всем удовлетворен – работой, личной жизнью и так далее, то он уже более терпим к другим людям. А люди, которые неудовлетворенные, от безысходности у них неудовлетворенность рождает эту агрессию.



Сергей Хазов : Во время научных исследований самарские ученые выяснили, что самарцы по-разному понимают само значение слова «толерантность». Это подтвердил и опрос общественного мнения на улицах Самары. Что такое толерантность? Мнение инженера Юрия Гречухина.



Юрий Гречухин : Толерантность – это нормальное отношение к другим. Разницы нет, какой национальности человек. Нормальное отношение ко всем. За исключением, если на рынке какие-то ситуации, а так на улице – нормально.



Сергей Хазов : А вот что вкладывает в понятие «толерантность» пенсионерка Людмила Рязанова.



Людмила Рязанова : Зачем делить людей, если он человек? Лишь бы был человеком, а не зверем.



Сергей Хазов : «Толерантность в обществе существует только при определенных условиях», - убежден социолог Валерий Семенов.



Валерий Семенов : При определенных обстоятельствах может быть. Вот был недавно в Шенталинском районе, интересовался их национальной принадлежностью. Там очень интересный район. И мордва, и татары, и чуваши в районе есть.



Сергей Хазов : « Как уважение к представителям различных этносов, религий и культур, толерантность является непременным условием выживания и развития современной цивилизации »,- считает преподаватель истории Игорь Дмитриев.



Игорь Дмитриев : Я считаю, что надо соблюдать все правила житейской нашей жизни. Что еврей, что грек, что русский, что азиат – все должны быть одинаковыми. Не везде, но, по-моему, в Самаре есть, которые не терпят всех таких чужих людей. Я считаю, они просто заблуждаются. Надо воспитанием человека заниматься с самого начала. И объяснять, что друг – каждый человек, каждый его товарищ, каждый житель - все равны. Нельзя обижать ближнего, мы все равны. А у нас все это не соблюдают и не воспитывают.



Сергей Хазов : «Воспитать терпимость друг к другу можно только на принципах взаимоуважения», - продолжает психолог Елена Рыжикова.



Елена Рыжикова : Я думаю, что через средства массовой информации прежде всего. Потому что большинство людей ориентируется именно на эту информацию, на информацию телевидения, газет и так далее. Именно это влияет на общее мнение людей, общественное мнение создает.



Сергей Хазов : Самарские правозащитники приняли решение присоединиться к общероссийскому движению за антидискриминацию и толерантность. В ближайшее время в Самаре начнет работу представительство этой правозащитной миссии.



В эфире Пятигорск, Лада Леденева:



С начала ноября на дверях центральной аптеки Пятигорска красуется табличка «Ремонт». Обескураженные пенсионеры и инвалиды, основные клиенты аптеки номер 8, не знают, что одна из трех социальных аптек города, расположенная в двухэтажном здании стоимостью в 15 миллионов рублей, передана в частную собственность практически за бесценок.



Житель : Аптека нравилась, конечно. Я часто ходил туда. Вообще-то, это безобразие.



Жительница : Хорошая аптека была. Мне кажется, что в этих аптеках номерных только там еще препараты более или менее нормальные, а вот в этих, которые три аптеки на расстоянии одного квартала, там ерунда.



Лада Леденева : Старинный двухэтажный особняк в центре Пятигорска был аптекой с 1905 года. Здесь еще при царе-батюшке покупал лекарства весь российский бомонд, приезжавший на воды. При бывшем мэре Пятигорска Юрии Васильеве аптека номер 8 была муниципальной собственностью. При нем же, в начале 2004 года, ее отдали за бесценок в счет погашения долгов фирмы-однодневки. О схеме сделки рассказывает директор ЗАО «Аптека номер 8» Евгений Кожевников.



Евгений Кожевников : Потому что директор Фролов Виктор Николаевич пускает на второй этаж на 15 квадратных метров какую-то вторую аптеку – ООО «Аптека номер 2», аптека-однодневка, и берет у нее заем в 600 тысяч. Параллельно делают оценку этого здания. Оценивают его в 523 тысячи – двухэтажное в центре города. По этому договору директор обязуется этот долг отдать в течение месяца. Товарооборот аптеки 600 тысяч, а он через месяц обещает вернуть этот долг. Ясно, что это нереальные условия. Это раз. Во-вторых, он их и не собирался возвращать. По решению совета директоров здание, которое стоит примерно 115 миллионов, уходит за 600 тысяч. Это, конечно же, сразу видно, что тут сговор и все прочее.



Лада Леденева : Узнав об этом, совет директоров освободил Виктора Фролова от занимаемой должности, а прокуратура Пятигорска возбудила в отношении него уголовное дело по статье 201-й «Мошенничество в особо крупном размере». Продолжает Евгений Кожевников.



Евгений Кожевников : Уголовное дело, которое было возбуждено в ноябре 2005 года, оно как лежало, так и лежит мертвым грузом. Его сейчас вообще в милицию спрятали.



Лада Леденева : Тем временем здание трижды меняло собственника. В декабре минувшего года его четвертый хозяин – ЗАО «Лира» - попросил коллектив аптеки освободить занимаемое помещение. Директор аптеки обратился в суд: сначала в городской, затем в краевой арбитражный, который вынес решение в пользу нового владельца. По закону, ЗАО «Лира», крупнейший на Северном Кавказе рынок с многомиллионными доходами, оказался добросовестным приобретателем. Новый хозяин закрыл помещение на ремонт.


Несмотря на то, что решение суда было обжаловано в вышестоящей инстанции, в начале ноября судебные приставы попросили коллектив аптеки освободить помещение. В результате, 16 человек остались без работы и зарплаты за октябрь.



Работник аптеки : Мы попросили – дайте три дня праздничные, мы наработаем денежку, расплатимся с коллективом, а тогда уже будем уходить. Люди остаются без средств.



Лада Леденева : По словам Евгения Кожевникова, в прошлом году социальная аптека номер 8 отпустила медикаментов малоимущим категориям граждан на 17 миллионов рублей. Это одна из трех аптек города, участвовавших в федеральной программе дополнительного лекарственного обеспечения. Здесь работал единственный в Пятигорске справочный отдел - где, какое лекарство и по какой цене можно купить.


В защиту старейшей в городе аптеки встали новый мэр Пятигорска Лев Травнев и Городская дума, коммунисты, средства массовой информации. Все безрезультатно. Точку в этом деле поставит суд, которому предстоит запретить или разрешить восьмой аптеке арендовать проданное здание. Между тем, пятигорчане продолжают по привычке или незнанию приходить сюда за лекарствами.



Житель : Виноваты мы сами.



Жительница : Мы виноваты, но сил нет. Если все люди поднимутся, и аптеку можно вернуть, и все можно вернуть, и порядок навести. Но для этого нужно, чтобы у нас были силы. Они молодежь задурманили, она сейчас никакая. Вы сами видите, какая молодежь.



Житель : Время пройдет, все-таки возьмутся за вилы и топоры. Наглость эта… Потому что это неизбежно.



В эфире Мордовия, Игорь Телин:



Покосившийся дом на окраине села Старые Турдаки Кочкуровского района. Соседи между собой называют его хибарой. Непонятно кому он сейчас принадлежит, но дом не пустует. Второй год здесь живет семья Ведяшкиных. Мать, Татьяна Николаевна, и дочь Светлана приехали в Старые Турдаки из Тбилиси.


В сороковых, сразу после войны, в Грузию из Мордовии перебрались родители Татьяны Николаевны. Сама она родилась в Тбилиси, там же появилась на свет и ее дочь. Непосредственно в Мордовии близких родственников у Ведяшкиных не осталось, была лишь семейная память о селе в Кочкуровском районе, об исторической родине.


Приехали в Турдаки Ведяшкины летом прошлого года и местные жители так и не смогли понять, почему поменяли Татьяна Николаевна и Светлана жизнь в столице Грузии на село в мордовской глубинке. Мать и дочь то говорили о притеснениях, то о том, что там вообще жизнь плохая, то о том, что гены потянули на историческую родину. Вариантов было много и разных. А вот с недавних пор, как обострились отношения между Грузией и Россией, появилась новая версия их отъезда с Кавказа.



Светлана Ведяшкина : Мы вынуждены были выехать. Куда было деться. Умирать не охота, чтобы убили нас там. Там всех русских, которые вот так вот живут беспомощно, что хотят с ними, то и делают.



Игорь Телин : Впрочем, сами сельчане этим постоянно обновляющимся рассказам Светланы Ведяшкиной не верят. Несколько выходцев из села живут в Грузии и в письмах на родину, когда почтовое сообщение между двумя странами еще работало, никогда не жаловались на какие-то притеснения со стороны грузин. Не верят этим рассказам и сотрудники миграционной службы, постоянно напоминающие Ведяшкиным о незаконности их столь длительного пребывания в России – ведь и Светлана, и ее мать являются гражданками Грузии.



Светлана Ведяшкина : Там родились, значит, нас считаю за грузин. Раз я в Грузии родилась, значит, я грузинка. Я по национальности русская. Разве мы похожи на грузинок? Господи!



Игорь Телин : Мать и дочь Ведяшкины говорят, что хотели бы получить российское гражданство. Но по существующей бюрократической системе необходимо соблюдение нескольких условий, в частности, нужно иметь место постоянного проживания, а его как раз у матери с дочерью нет. Та изба, где они живут сейчас, им не принадлежит. Могли бы помочь родственники, но сама же Татьяна Николаевна, говорит, что надежды на это очень мало. За то время, что они живут в Мордовии, удавалось найти след родственников, но те элементарным образом отказались им помочь, вообще заявив, что знать их не знают, и связывает их только общая фамилия. Но, мир не без добрых людей. Не родственники, так жители села помогают - и мебель в домик Ведяшкиных принесли, и дровами поделились прошлой зимой, одежду дают и продукты. Больше всех помогает соседка тетя Катя.



Тетя Катя : Да, вот и из села тоже помогают – хлеб, сахара у них нет.



Игорь Телин : Не имея возможности самостоятельно обеспечить себя, только и остается надеяться на помощь соседей.



Татьяна Ведяшкина : Иной раз приходится по селу ходить просить, кто полхлеба даст, кто что. Без копейки денег. Что делать?!



Игорь Телин : Сельчане помогают, не отказывают. Ведяшкины говорят, что очень туго было прошлой зимой. В этом году хоть сухостоя в расположенном рядом лесу набрали. Да и худо-бедно, но вырастили на небольшом участке картофель. С голоду теперь не пропадем, говорит Светлана, если только все-таки не отправят назад, в Грузию. Вероятность же этого очень велика.



Светлана Ведяшкина : Депортируют у нас все равно. Мы немножко поживем, и опять в Грузию уедем.



Татьяна Ведяшкина : Да, не в Грузии, а еще неизвестно.



Светлана Ведяшкина : Не знаю, так говорят, что ничего нельзя сделать. У нас документов нет.



Игорь Телин : А возвращаться в Грузию мать и дочь Ведяшкины не хотят. Просто некуда. Жилья в Тбилиси у них уже нет. Как они его потеряли – не говорят, правда, потом признались, что слова о невыносимости жизни в Тбилиси ничего общего с действительностью не имеют. Мол, модно сейчас Грузию и грузин ругать, вот и ругают - как все. И вообще, сказаны эти слова были лишь для того, чтобы вызвать жалость. Хотя реальную жалость вызывают условия их существования здесь, в Мордовии, и самое главное – отношение родственников, отказавших им в помощи в трудное время.



В эфире Подмосковье, Вера Володина:



Валентина : Знаете, когда говорят, что не в деньгах счастье, по убивала бы всех прямо из пистолета. Как не в деньгах счастье.



Вера Володина : Валентина - пенсионерка, объясняет, что деньги для нее - это вопрос жизни, единственная возможность заняться больным сердцем и подремонтировать зубы.


Несколько месяцев назад доходы пенсионеров прибавились в среднем на сотню рублей, конечно, из-за роста цен люди не увидели улучшений. В улучшения они не верят. Многие из нынешних пенсионеров не доживут до обещанного через пару лет уровня пенсии не меньше прожиточного минимума.


В истории, которую мне рассказала еще одна подмосковная пенсионерка, кто-то увидит признаки коррупции, а кто-то - просто желание выжить.



Пенсионерка : Ни одного вопроса не решил с пенсионерами. Вы посмотрите, какая пенсия! Я поехала в Орел. Вы знаете, какая там красота? Там пенсия 4,5-5,3. Я говорю: «Откуда у вас пенсия, в яме одной сидели?» «А мы, - говорят, - написали заявление, что были в Белоруссии за проволокой». Я говорю: «И что это стоило чиновникам? По сколько вы отстегнули?» Они, говорят, ничего не просили - по два батончика колбасы или четверть самогонки, если мужчина там сидел. И все такую пенсию получают. При ценах – хлеб 5 рублей, проезд 4 рубля был. Я была поражена. Теперь мясо было по 80 рублей, свинина, дешевле, чем здесь. У нас вообще цены… Передавали Тверь, бывший Калинин. Везде говядина 70 рублей, а у нас – 170! Мы не берем ни мясо, ничего.



Вера Володина : Мужчины предпенсионного возраста утверждают, что в эти годы работу найти трудно, кто-то верит, что уж с их выходом на пенсию будет получше.



Житель : Чуть постарше, здесь уже все трудно.



Житель : Как отбросили пожилой возраст, в том числе ближе к пенсии, и все. Технология другая, и жизнь другая.



Житель : Пенсии, как сейчас, прожить, по-моему, невозможно.



Житель : Все равно ничего бесплатного-то не было. Может быть, на бумаге было все хорошо, а на деле все наоборот.



Вера Володина : Вот о том, как было раньше - лучше или хуже, человек, живущий на одну пенсию, готов спорить не только с ровесниками. Этот пенсионер рассказывает, что в магазины ходит не за покупками - на экскурсии.



Пенсионер : Вот давай сейчас возьмем магазины. Отдали в частные руки, сами себе хозяева, что хотят, то и делают. А что толку-то? Не возьмешь. Были тут как-то коммунисты и кто-то еще, спорили. Вот сейчас продукты во всех магазинах, приходи. Он правильно ответил ему – а вы, говорит, сделайте цены те, которые были до этого. У вас за два дня пустые прилавки будут. Сейчас же некоторые ходят в магазины, как на экскурсию, посмотреть и все.



Вера Володина : И еще один вид многочасовой ежедневной экскурсии для нищего российского пенсионера – это, конечно, телевизор, где о пенсионерах вспоминают редко. Здесь в почете богатые. Теперь много рассказывают, что и в России богатые тоже плачут, богатые, чтобы быть еще богаче, отстреливают друг друга. Из своей нищей жизни Валентина, просто пенсионерка, совсем без сожаления смотрит по телевизору такие новости.



Валентина : А их не поделит никто и никогда. Этих, хрен с ними, пусть стреляют бизнесменов. Они богатые.



Вера Володина : Не жалко?



Валентина : Не жалко. Потому что я, например, лично живу за гранью нищеты. Поживите на пенсию. Я полной старухой себя не считаю. А я просыпаюсь и говорю – Господи, дай мне немножко денег, побольше. Сейчас у меня сердце болит, я не могу поехать в хорошую клинику. Сейчас зубы вырываю. Все деньги. 20 тысяч мне сейчас нужно на коронки. Вот сижу на одной пенсии, как дурак на поминках.



Вера Володина : Но даже если это поминки, еще именно для пенсионерки Валентины важно жить, не сгибаясь. Говорит, что многие ровесники помнят ее как звезду городского Дома культуры. Она играла в самодеятельном театре - первые роли в красивых костюмах. Сегодня у Валентины тяжелая роль - роль нищей и не на сцене, а в жизни.



В эфире Челябинск, Александр Валиев:



На днях одна из челябинских городских газет опубликовала письмо Марии Шарф, жены бывшего солдата, демобилизовавшегося в прошлом году. В нем молодая женщина сетовала на полную беспросветность своего бытия. Молодые люди после армии сталкиваются с целым ворохом проблем. Говорит муж Марии, Станислав Кремнев.



Станислав Кремнев : По собственному желанию я пришел в военкомат и попросил, чтобы отправили меня в армию. До этого я учился в институте путей сообщения. Отучился два курса, и пришел в военкомат с желанием идти в армию. Меня наградили нагрудными знаками. Я вернулся домой в звании сержанта, командира боевой машины пехоты. Все эти заслуги я заработал честным своим трудом. Придя в институт после армии, я захотел туда восстановиться. Отслужив в армии, я понял, что железная дорога – это мое. У меня есть желание, но возможности учиться нет. Потому что нужно платить, а стоит это 24 тысячи за год. Рекомендации мне в части не давали, хотя мы не раз запрашивали.



Александр Валиев : Служил Станислав на Дальнем Востоке. И уже дважды районный военкомат делал официальный запрос на получение рекомендации для поступления в ВУЗ. Однако ни одного ответа так и не пришло. Надо сказать, что это не единственная проблема Стаса и его супруги. После демобилизации трудности их подстерегают на каждом шагу. Рассказывает Мария Шарф.



Мария Шарф : Устроился слесарем на трубопрокатный завод. Началась следующая проблема – жилье. Трубопрокатный завод общежития не дает. Вроде бы общежитие есть у завода, но сейчас немножко другая система. Поэтому устроиться в общежитие нам невозможно.



Александр Валиев : В итоге кое-как молодые люди сняли комнату в отдаленном районе Челябинска. Снять жилье в Челябинске - удовольствие не из дешевых. О покупке в их ситуации и речи не идет.



Мария Шарф : Зарплата у обоих маленькие. Я работаю в бюджетной организации. Зарплата на тот момент была 3 тысячи, у Стаса – около 5 тысяч. 3 тысячи мы только отдавали за жилье, за комнату в коммунальной квартире на трех хозяев, 12 квадратных метров комната. Получается, в принципе, что у нас одна зарплата уходила вся полностью на коммунальные платежи, за свет, за проезд, на мелочь. А на вторую зарплату жили. Мне хочется задать вопрос – попробуйте прожить вдвоем на зарплату в 4-5 тысяч? Чтобы были какие-то деньги, устроились дворниками. Работаем в садике. Это вместо спортзала у нас, чтобы не посещать ни фитнес, ни бассейн, каждый день ходим на свою вторую работу.



Александр Валиев : С чего начать решение своих проблем Стас и Мария не знают. Вроде бы по закону в институте Станислава должны восстановить на льготных условиях и, возможно, одной сложностью будет меньше. Вот что рассказала мне Людмила Родионова, декан факультета, на котором Стас обучался до армии.



Людмила Родионова : Если бы он приехал с рекомендацией командира, мы таких тоже переводим на бюджет.



Александр Валиев : Вся надежда на рекомендацию командира. Впрочем, Мария рассказывает о том, что на практике такие бумаги в ВУЗах принимают без восторга.



Мария Шарф : У меня вернулся племянник после армии. Служил он в Москве. Дали ему рекомендацию. Но дело в том, что когда он поступал в институт, пытался сказать, что у него есть рекомендация, ему сказали – по рекомендации можешь поступить, но где гарантия, что на следующей сессии тебя не отчислят. Поэтому парень сиди и не рыпайся, поступай на общих основаниях. Сейчас он учится за деньги.



Александр Валиев : Я попытался обратиться на предприятие, где работает Станислав с вопросом, может ли оно помочь своим молодым сотрудникам с жильем. Вот что мне ответили в отделе кадров.



Сотрудница отдела кадров : На данный момент у нас действует программа по обеспечению жилья. Точнее это программа федерального уровня. Наш завод принимает активное участие в реализации данной программы «Доступное жилье». Было построено два дома. В первую очередь мы предоставляем молодым, перспективным специалистам. Сегодня прорабатываем другой подход к решению данной проблемы. Пока этот подход еще в стадии разработки.



Александр Валиев : Трубопрокатный завод - большое предприятие и нуждающихся в улучшении жилищных условий там немало. Даже когда новая внутризаводская программа будет принята, в первую очередь квартиры по ней будут получать лучшие работники, признанные особо перспективными. Попадет ли в их число Станислав - вопрос открытый. Также заинтересовало меня, волнует ли судьба демобилизовавшихся военкоматы, и могут ли они чем-то помочь. Говорит Анатолий Колпаков, руководитель пресс-службы областного военного комиссариата Челябинска.



Анатолий Колпаков : У нас договоренность с ЧГУ на подготовительные курсы. Если бы он имел среднее образование, не учился бы до того на подготовительных курсах, то дальнейшее поступление… Есть такая договоренность. Мы работаем. А остальное. У государства в этом отношении особой поддержки пока нет, к сожалению.



Александр Валиев : Мария сравнила свою сегодняшнюю ситуацию с басней про лягушку, которая попала в молоко и сбила масло. Надежда только одна, что сил на это окажется достаточно.



В эфире Саратов, Ольга Бакуткина:



20 лет назад саратовский андеграунд создал первое неформальное объединение «Контрапункт». Свой юбилей основатели объединения отметили шумным карнавальным шествием.



(Звучат песни, стихи, речевка)



Ольга Бакуткина : Решением общего собрания «Контрапункт» прекратил свое существование в 1991 году. Вспоминает поэт, журналист Евгений Малякин.



Евгений Малякин : Началось известное время, когда уже было не совсем до стихов. «Контрапункт», конечно, как бы тоже естественным образом закончился, потому что началось жлобское время, а это было время душевное, в общем-то. Перестройка вспоминается сейчас, как душевное время, голодное, но душевное.



Ольга Бакуткина : Ветер перемен первыми почувствовали поэты.



Евгений Малякин : Начало перестройки, соответственно, свежий воздух, предчувствие свободы. То, что мы писали, мы все-таки имели возможность читать публично. Здесь музей Чернышевского, что для советских времен было большой редкостью, когда так называемые неформальные поэты могли выступить. Приходили по 20, 30, 40 и больше человек послушать. Это очень стимулировало творчество, помогало писать. Потому что, когда востребовано то, что ты пишешь, естественно, это помогает.



Ольга Бакуткина : В «Контрапункте» собрались поэты, прозаики, критики, художники, работающие в разной манере, принадлежащие к разным поколениям. Их объединяло неприятие официальной культуры и высокое требование к творчеству. Рассказывает литературный критик, член объединения «Контрапункт» Владимир Семенюк.



Владимир Семенюк : «Контрапункт» - это свободное объединение свободных литераторов. Никакой программы, никакого манифеста не было. Достаточно было просто писать настоящие стихи. Надо сказать, что не очень многие к нам присоединялись, потому что требования были высокие. «Контрапункт» совершенно демократическое объединение. Приглашали всех, но вот эти творческие критерии выдерживали далеко не все. Оставались только самые верные, самые истинные, самые серьезные.



Ольга Бакуткина : Участники объединения проводили встречи с лучшими российским поэтами, представляющими неофициальную культуру Москвы и Санкт-Петербурга, тогда еще Ленинграда, - это Ольга Седакова, Елена Шварц, Дмитрий Пригов, Алексей Парщиков, Владимир Эрль. Это была не только школа профессионального мастерства, но и общение с единомышленниками, порой превращавшееся в перфоманс. Вот как был оформлен приезд в Саратов Дмитрия Пригова. Вспоминает лидер и координатор «Контрапункта» поэт Сергей Рыженков.



Сергей Рыженков : Была нанята группа музыкантов из пяти человек – духовой оркестр. За эту услугу, правда, от нас получили червонец. Мы попросили играть советские марши. Появился Дмитрий Александрович. Мы его с хлебом-солью встречали, и речь соответствующую произносили. За спиной уже топот ментовский.



Ольга Бакуткина : Сейчас уже трудно понять, что криминального было в шутке с оркестром на привокзальной площади, и почему поступком становилось чтение стихов или экспонирование картины.


На юбилей «Контрапункта» собрались не все его участники – кого-то уже нет в живых, кто-то уехал из города, кто-то из страны. Но сохранилась культурная традиция – и новые поэты в новых неформальных объединениях Саратова отстаивают право говорить своим голосом.



Владимир Семенюк : Я уверен, что наша традиция останется. Потому что новые поколения зачастую открывают то, что уже было открыто. Они должны знать, что литературная жизнь в Саратове была яркой, насыщенной и интересной.



Ольга Бакуткина : Владимир Семенюк к юбилею подготовил первый и единственный сборник стихов участников «Контрапункта». В предисловии говорится: ««Контрапункт» - это опыт создания силами небольшой группы литераторов форпоста свободной литературы в несвободной стране накануне перелома».


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG