Ссылки для упрощенного доступа

logo-print


Письмо из Киева: «Здравствуйте, Анатолий Иванович! Разве частная собственность воров должна быть священной? Конечно, забрать! Конечно, поделить! Но не между всеми поровну. Отдать, прежде всего, детям и старикам! Это все происходит более или менее успешно во многих странах. У богатых забирают лишнее при помощи налога на богатство, конфискации по решению судов – ну, понятно, о чем я. Забрать награбленное, поселить их в «хрущевки», запретить работать руководителями! Желающих присвоить чужое поубавится сразу. В Киеве раскупаются старые мазанки, а на их месте ставят дворцы. Один такой, в несколько миллионов уголовных единиц, построен напротив домика 77-летней женщины, которая более 30 лет водила в Киеве трамвай. Она не может позволить себе даже обновить истлевшее постельное белье. Один только кованый забор вокруг этого дворца стоит больше зарплаты и пенсии за всю ее достойную трудовую жизнь. А она говорит, что ей жалко этого богача – он же будет отвечать перед Высшим судом. Вы согласны, что основная часть бедных людей сегодня являются таковыми не из-за лени и глупости, а в силу своей порядочности? Государство создает все условия для негодяев. Чудовищнее всего, что в их числе судебная власть. Оттого, что наши суды служат преступникам, а не порядочным людям, от злости, как говорит моя соседка, аж на корчи берет!


Нашу страну добивает абсолютная безнаказанность преступлений. Миром правит случайность. Нельзя заставить кирпич падать на голову только преступников! Даже теоретически нельзя. Но распределить справедливо материальные блага очень даже возможно. Социальную справедливость можно реально создать. На нас история не заканчивается. Родятся и в Украине отцы нации. А пока придется ждать, когда сегодняшние наши «отцы» покинут нас естественным путем. Не будут же они, в самом деле, судить сами себя и у самих себя забирать присвоенное. А может быть, вдруг еще что-то произойдет непредвиденное и хорошее. Я неисправимый и воинствующий оптимист. Наталия Ивановна. Киев».


Я тоже, Наталия Ивановна, оптимист, но надеюсь на время, а не на будущих «отцов». Вашу страну, говорите, «добивает абсолютная безнаказанность преступлений». Ничто её не добивает. Она живёт так, как все в её возрасте и в похожих условиях. Что ей сильно мешает, так это то, что в ней всё ещё почти невозможно честно хозяйствовать. Ну, отберёте вы завод у вора. Но отдайте вы этот завод хоть самому Иисусу Христу – честно Он вести дело не сможет. Завод разорится, люди окажутся на улице. Что отсюда следует? А то, что отнять собственность вам придётся практически у всех, ведь закон писан для всех, не так ли? И что дальше? Больше всего крадут, не переступая закон, а по закону и через дырки в законе. Откуда берутся эти законы и эти дырки в законах? «Государство, - пишете, - создаёт все условия для негодяев». Верно. Но думает оно при этом об одном: как бы не дать кому-то неправедно нажиться, как бы никого не выпустить из-под надзора. В итоге и получаются райские условия для воров и взяточников. Привести пример? Пожалуйста. Лицензирование хозяйственной деятельности. Хочешь заниматься починкой носков для народа – получи разрешение властей, исполняй их предписания, подвергайся постоянным проверкам. То есть, дай взятку и продолжай давать, ловчи, обманывай всех и вся. Кем были составлены первые и самые длинные списки видов деятельности, подлежащих лицензированию? Думаете, Ходорковским – в России и Ахметовым – в Украине? Или Ельциным – в России и Кучмой – в Украине? Нет, Наталия Ивановна, – их противниками, людьми, которые никого так не жалели, как бедных бабушек. Таких примеров тьма. И всё – с одобрения трудящихся. А теперь их «на корчи берёт»: караул, воруют, отнять награбленное, раздать детям и старикам. Вон отняли у своих «олигархов» «Криворожсталь». Продали индусу, с большой выгодой, выручку раздали в точности по-вашему. Ну, и что? Лучше стало той бабушке в её мазанке? Благосостояние народа растёт вместе с ростом общего богатства. Отсюда следует, что заботиться надо, в первую очередь, не о делёжке, а о производстве, о накоплениях. Не первый раз говорю это по «Свободе». Мне пишут: ты защищаешь воров, тебе плевать на бабушек…


«Здравствуйте, Анатолий Иванович! Хочу вам рассказать один анекдот из жизни. Осень 2006-го. Россия давит на Грузию. В это смутное время распространилось дивное явление: практически все преследуемые и даже вовсе не преследуемые грузины России картинно проклинают президента Грузии и угоднически клянутся в преданности великой России. Это что – разновидность политкорректности или веками испытанный способ засвидетельствовать своё холуйство и таким образом спастись? Куда же подевалось национальное достоинство российских грузин, за которое в прежние времена их уважали? С уважением, Роман». Ну, откуда же мне знать, куда оно подевалось, Роман! Вообще-то, сначала следовало бы установить, действительно ли оно куда-то подевалось. Заявлений нескольких грузин, допущенных на российский экран, по-моему, всё-таки мало. Люди старшего поколения хорошо помнят, как в советское время в газетах появлялись коллективные письма евреев. Они давали отпор «империалистической пропаганде», в том числе радиостанции «Свобода». Мол, никто нас не притесняет, мы тут процветаем, посмотрите, что дала нам наша родная советская власть: тот – академик, тот – заслуженный артист, тот – лауреат Ленинской премии, а тот – генерал-лейтенант, боевой танкист, дважды герой Советского Союза Драгунский (без его имени не обходилось ни одно такое письмо; он и от себя не раз писал, рассказывал, что его семью уничтожили фашисты, а он с ними воевал, и теперь вот воюет за мир с американскими поджигателями войны, и будет воевать до последнего вздоха).


Письмо из Подмосковья: «Здравствуйте, дорогой Анатолий Иванович! Решила я на днях зайти к соседу – проведать, а заодно поесть борща (я давно уж ничего сама не готовлю, кроме геркулесовой каши по утрам). А у соседа моего почти всегда в сенях стоит десятилитровая кастрюля вкуснейшего борща, хотя живет он тоже один, и непонятно, куда весь этот борщ девается. Животик у него, конечно, присутствует, но не такой уж огромный! Так вот, зашла я к соседу и обнаружила его в той же позиции, из которой только что выбралась сама, – лежащим перед телевизором. (Борщ таки стоял в сенях). Чтобы выглядеть воспитанной, я не стала сразу требовать тарелку, а села и попыталась вести светскую беседу. Поскольку телевизор в это время показывал новости, речь зашла о Путине. И вот мой старинный друг и говорит: Путин-де марионетка в руках американских империалистов, которые и посадили его к нам президентствовать, чтобы развалить Россию. Я слегка обалдела. «Как это?» – бормочу. «А вот так. Правда, теперь Путин взял немного воли и начал кое-то делать правильно, а весь свой первый срок был на службе у американцев». Поела я все же борща и отправилась восвояси. Иду и думаю: как же так, что же это он мне такое сказал! Вспомнила, что слышала подобное ещё до Путина. От одной дамы. Но даме той было уже тогда за семьдесят. Она на старости лет воцерковилась, чуть ли не каждый день за несколько километров ходит в храм, в общем, очень приятная и достойная женщина. Поэтому когда она заявила, что в развале Союза виноват международный империализм, я отнеслась к этому совершенно спокойно. Тем более, время было другое. Но когда вполне молодой (около пятидесяти) человек, которого я всегда считала вменяемым, очень образованный и талантливый, внук репрессированного академика с мировым именем, которое носит одна из улиц Москвы, вдруг выдает мне теорию мирового заговора, да еще так искренне, – я не знаю, как к этому относиться. В общем, я была в смятении (и в нем пребываю). Подумала даже, что не надо было борщ есть. И вообще надо перестать водиться с этим соседом. Но потом решила: что ж борщу-то пропадать? И что плохого, если я раза два в месяц поем борщика? А самое обидное, дорогой Анатолий Иванович, я поняла только сейчас: мне, оказывается, не с кем поделиться. Не уверена я, что друзья мои, приятели, интеллигенты в третьем (как минимум) поколении, меня поймут. Если вдруг вздумаете меня цитировать, про борщ не говорите, пожалуйста! Наталья Сергеевна».


Ну, уж нет, дорогая Наталья Сергеевна! Я лучше спрячу вас за выдуманное имя, а про борщ оставлю. Как можно вычеркнуть? Это ведь настоящая литература, то есть, жизнь во всей её красе и силе. Я словно сам побывал в нынешнем Подмосковье, в одном из тех его уголков, где доживает советская интеллигенция, становясь под конец всё более русской. Представилось, как является к этому старому холостяку племянничек на рассвете. Смурной от выпитого, от проигрыша в казино на Рублёвке. Дядюшка греет ему миску этого борща размером с таз, и тот, обжигаясь, обливаясь потом, хлебает, сидя на полу. Вот куда девается десятилитровая бадья… Ваш сосед, Наталья Сергеевна, видимо, человек органичный, так это называется. Он испытывает ту же самую потребность в национальном самоутверждении, что и большинство. А для этого требуется, как известно, сосредоточение всех сил души на враге, подлинном или мнимом. Хотел сказать вам: не горюйте, спасайтесь юмором, но вы и без меня делаете как раз это.



Письмо из Праги: «Я был совком – им и останусь: правильным, достаточно образованным и с понятиями. Знаю до боли, какое России нужно лекарство, а какое не нужно. Нам нужно лекарство, замешанное на правде, полуправде и лжи. Оно нам необходимо именно такое, чтобы мы не перегрызли друг другу глотки на арене чужого цирка, а потом и детушек могли воспитывать спокойно, так, чтобы и они нас, и мы их понимали, чтобы они от души писали, как мы когда-то: "Миру - мир", а не "Коке - Кола". Вам же капиталисты из капиталистов деньги-то не зря отслюнивают из-за лужи. Ведь у них политика – это лишь система укрупненных маркетинговых мероприятий. Вот и научили тех же чехов ненавидеть Россию (а заодно и друг друга) так, что те готовы американское ПВО уже сейчас себе в жопу затолкать. Не любите вы Россию... А зря, зря! Если бы вы ее (с Украиной заодно) любили, то понимали бы, что весь "красный террор" с его отеческой жестокостью – от Бога, а вот "бархатная" сладость ваших демократических микстур – от Его "оппонента". Если бы я вас встретил, лишь одно бы спросил в глаза: а вы умеете улицу подметать? Александр».


Этот слушатель не сказал ничего такого, чего бы я с детства не слышал от самых простых людей в поездах и пивных. И ничего такого, чего бы не я читал у выдающихся русских отрицателей демократии, западной свободы, западного просвещения – от протопопа Аввакума до Александра Солженицына. «Мы – народ-зверь. С нами по-доброму нельзя. Сталин нам нужен. Иван Грозный с Малютой Скуратовым!». Плётка – для страха. А казённая сказка или, как выражается «правильный совок» Александр, «лекарство, замешанное на правде, полуправде и лжи», – для вдохновения. Тьмы низких истин нам дороже нас возвышающий обман… Пётр Первый тоже рвал ноздри, но о нём такие, как Александр, не говорят: «Пётр нам нужен!», нет – только Грозный и Сталин. А «Пётр нам нужен!», – это говорят русские люди другой породы, их всё ещё меньше. Они не боятся свободного мира с его «демократическими микстурами», а хотят стать его законной частью. И они понимают одну простую вещь, которую упускают из виду все: от тёмного старообрядца до такого блистательного врага демократии, как, например, писатель Константин Леонтьев, живший в XIX веке. Он считал, что русскому народу не нужна грамотность. Мол, русского учить – только портить. Очень любил Россию, ничего так не желал, как того, чтобы она всегда побеждала любого супостата, но не рассказал, как она будет это делать с неграмотным войском. И как неграмотный токарь будет чертежи читать. Укрупнённые маркетиговые мероприятия – вещь, Александр, что и говорить, не такая возвышенная, как хоровое исполнение песен о мире в колхозном Дворце культуры, но без неё же вас куры загребут, как говаривала моя мать. Вы не только воспитать своих детишек не сможете, вам и прокормить их будет нечем. Вы и зачинать их окажетесь неспособны, на голодном пайке-то сидючи.



Из Белоруссии пишет господин Ахелевич: «Уважаемый Анатолий Иванович! Я из тех слушателей, кого вы недолюбливаете – человек с высшим техническим образованием, правда, оно у меня одно, хватило и этого. Пишу я вам, чтобы сказать, что ценю ваш ум, эрудицию, а ещё редкую способность – сомневаться в своей абсолютной правоте».


Ой, спасибо, господин Ахилевич! Не будь предыдущего письма, я бы, конечно, не решился обнародовать ваш комплимент. Получив такое письмо, всегда жду, когда придёт ругательное (или достаю из запасов), чтобы огласить их вместе. Но всегда оглашаю сначала ругательное, чтобы последнее слово осталось за хвалебным. Слаб человек – не может не злоупотребить выгодами своего положения. Вы, как вижу, действительно внимательный слушатель. Иначе не подчеркнули бы, что у вас одно высшее образование. Значит, давно заметили, что у меня сложные отношения с теми слушателями, у которых два, как, между прочим, у автора предыдущего письма, назвавшего себя «правильным, достаточно образованным совком». Уж не говорю о трёх. Человек с тремя высшими образованиями, одно из которых обязательно философское, – это нечто особенное. Да и тем, что с двумя, палец в рот не клади. Надеюсь, слушатели понимают, что не обо всех таких у нас с господином Ахелевичем идёт речь, а только о тех, что пишут на радио «Свобода». Как правило, это марксисты. По первому диплому – обычно инженер как инженер, а по второму – марксист-ленинец или просто марксист, марксист-философ или марксист-историк. И каким вышел из второго вуза, таким и остался. Разве что «геополитики» поднабрался в последние годы от кремлёвской политологической обслуги да с Боженькой стал на короткой ноге.



Ещё письмо из Белоруссии, и письмо, должен вас предупредить, интереснейшее, необычное и неожиданное.


«Уважаемый Анатолий Иванович! В России все еще думают, что белорусский народ мечтает объединиться с великим братским. Это полный бред. За объединение выступает менее 6 процентов населения. В России два миллиона беспризорных детей. У нас их нет. Так что, и нам завести двести тысяч беспризорников? Да, мы живем не слишком богато. Есть и у нас всякое, но есть у нас и власть. Причем, власть создавалась не для того, чтобы разворовать все, что у нас было, а чтобы остановить разворовывание. В России никто не ответил и не ответит за то, что появились абрамовичи, потанины, дерипаски и прочая хитровань. Россия пытается править бывшими союзными республиками, а сама не может навести порядок у себя и душит свой народ в Чечне. Россия! Своя земля не обустроена, население вымирает. В деревнях нет водопровода и дорог, зато интересы у нее есть где угодно. Весь мир – сфера российских интересов. Ребята! Или вы хотите, чтобы мы, белорусы, воевали с китайцем за абрамовическую нефть, потанинский никель и т.п.? Не угадали вы, ребята. Это ваши абрамовичи и потанины – вы за них и воюйте. Россия – богатая и великая страна. У нее интересы и в Америке, и на Марсе. Ей нужны ракеты и ядерные бомбы. Мы страна маленькая. У нас интерес, чтобы нашу продукцию покупали, чтобы была работа, чтобы платилась зарплата, чтобы родила наша земля и не вымер наш народ. Лукашенко не пускают в Европу. И слава Богу! И не пускайте, пожалуйста, никогда, а то еще и у него прорежется какой-нибудь глобальный интерес вне Белоруссии. Зато сейчас он больше стал ездить по Белоруссии. За год по благоустройству делается больше, чем за две советские пятилетки под руководством старшего брата. Так что лучше с Лукашенко потерять, чем с Путиным найти. У России своя великая тропа. Она с успехом выполняет свою великую историческую миссию: показывает другим народам, как не надо жить, уничтожая свой народ и, по возможности, соседние. А у нас, белорусских лапотников, глупых бульбашей, своя партизанская тропа, и нет у нас гонору, что мы весь мир шапками закидаем. Поэтому сумлеваюсь я сильно, что мы пойдем вместе. Сергей Николаевич. Гродно».


Это что-то совершенно новое. За Лукашенко против Путина. За Белоруссию против России. И кто – обратите внимание. Не какой-нибудь недобитый «бацькой» национал-демократ, а русскоязычный белорусский патриот. Фантастика, доложу я вам! Лукашенко таки довёл белорусов до того, что они гордятся собою так, как никогда не гордились. И чем гордятся! Тем, что они не Россия. Вот судьба! Были когда-то литвины, оказались они в России. Немецкая принцесса Софья Фредерика Августа Анхальт-Цербстская, она же российская матушка-императрица Екатерина Вторая, велела им называться белорусами. Выдумала новое название целому народу – чтобы он забыл себя, стал русским. Так и сказала: чтобы он забыл себя. И это произошло. Казалось, бесповоротно. Под самый конец у народа, забывшего себя, появился президент ему под стать. Показалось, что он на наших глазах завершает дело Екатерины: искореняет остатки языка литвин, возвращается со своим народом в Россию. И вдруг оказывается, что все эти годы он не возвращался, а уходил от нее все дальше, так что, в конце концов, национальной идеей этого народа стал клич: Белоруссия – не Россия. «Украина – не Россия», – несколько лет назад это сказал украинский президент Кучма. Не проходит дня, чтобы его кто-нибудь не обругал, но также не проходит дня, чтобы кто-нибудь не повторил его слов: Украина – не Россия. Белорусский президент не стал ему подражать. Он просто подвел своих литвин к тому, что они сами, как мы сейчас слышали, провозглашают: Белоруссия – не Россия. Провозглашают на русском языке. Иной из русских скажет, что это черт знает что: русский язык стал служить делу противостояния Москве! Я думаю, это не плохо и не хорошо, и нет тут ни правых, ни виноватых. Было время, когда Россия могла не только присоединять к себе земли, но и удерживать их. Настали времена, когда она уже не может ни присоединить, ни удержать никого из тех, кто этого не желает. Вот и все. А на уходящих землях продолжается жизнь. Где был русский язык, там он и остался, и будет оставаться: где-то еще долго, где-то – всегда. Все это назовем русским эллинизмом. Россия может по этому поводу горевать или гордиться, что, по мне, было бы разумнее, но все будет идти как идет. Сказанное не отменяет одного бесспорного факта. Россия – довольно отсталая страна, но она заметно опережает Белоруссию. Россия, несмотря на ее беспризорных и Чечню, – более современная, более рыночная, более успешная страна. Втянув в себя Белоруссию, Россия и ее сделала бы более современной. И сделала бы она это руками тех самых абрамовичей с потаниными, да дерипасками, которых так не любит наш слушатель из Гродно. Но не втянет ее Россия, и осовремениваться литвинам придется самостоятельно – конечно, без Лукашенко. С ним вашу продукцию вам не сбыть – больно она советская.



Письмо из Краснодарского края: «Уважаемый Анатолий Иванович! Один ваш слушатель вам написал: «Путина народ любит потому, что у Путина мозги на тех же самых частотах работают, что и у народа…» Он прав процентов на 85. Вспоминаю опрос, проведённый ставропольским телевидением в прямом эфире в День чекиста (2005 год). Вопрос. Желали бы вы служить в ФСБ? Ответили «да» примерно 40 процентов, «нет» – тоже 40. Третья позиция. Уже служу в ФСБ. Ответили «да» примерно 20 процентов. Во как получается. Шестьдесят процентов населения душою и телом – чекисты. Полный мрак! До свидания. Василий Иванович».


Но ведь сорок-то процентов – не чекисты, Василий Иванович! Какой же это «полный мрак»?



Письмо из США: «Приветствую вас, Анатолий! Меня зовут Андреем. Я работал художником, как удалось – сбежал в Нью Йорк (шесть лет ждал). И всё, что видели мои глаза здесь, – прогрессирующая деградация. Исключение – наука и техника. Музыка, живопись, литература – всё катится вниз. Всё держится на редчайших звёздочках духа некоторых добрых людей. Ведь зависть, жадность, ненависть накапливается где-то. Накапливается и добро в недрах человечества. Но не сравнить эти айсберги деградации с маленькой лодочкой чуткости. Вот всё, что я могу сказать коротко».


Не гневите Бога, Андрей, Насколько мне известно, всегда и везде все держалось на «звездочках духа некоторых добрых людей». И ничего себе – «прогрессирующая деградация», если исключением является наука и техника. Красиво деградируют, сволочи!



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG