Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Амстердам будет бороться с кровной местью по-научному


В западных районах Голландии только за первые десять месяцев этого года было зарегистрировано 252 случая кровной мести

В западных районах Голландии только за первые десять месяцев этого года было зарегистрировано 252 случая кровной мести



Молодая женщина иракского происхождения жила в гражданском браке с немусульманином. У них родилась дочь. Через две недели женщину убил ее собственный брат - по просьбе их матери. Такие сообщения о кровной мести на страницах газет в Голландии уже никого не удивляют. В западных районах страны только за первые десять месяцев этого года было зарегистрировано 252 случая кровной мести. Роттердам получил на борьбу с этим явлением более полумиллиона евро. Согласно результатам последних исследований, в Нидерландах среди иммигрантов-мусульман заметно участились убийства и угрозы убийством на почве кровной мести.

Мэр Амстердама, автор современного голландского иммиграционного законодательства Йоб Кохен считает, что к существованию некоторых восточных традиций в западном обществе необходимо подходить с научно-исторической точки зрения. Он счел необходимым в первую очередь провести научно-социологическое исследование причин происходящего:


- Есть такая красивая китайская пословица (я теперь знаю несколько, потому что побывал весной в Китае): «Лучшее время, чтобы посадить дерево, было двадцать лет назад, но это можно сделать и сейчас». Вот так же и здесь: если видишь, что еще многое должно быть сделано, надо начинать сразу. После убийства Тео ван Гога в 2004 году очень многие наши сограждане почувствовали себя в опасности, и стали ратовать за полный контроль над всем и вся. Сегодня атмосфера по сравнению с прошлым годом улучшилась, однако этот покой - шаткий, нестабильный. Ведь всегда может произойти очередной инцидент, и последствия его предсказать невозможно.


- Видите ли вы взаимосвязь между преступностью и низким уровнем общественной интеграции иммигрантов?


- Понимаете, взаимосвязь существует между низким уровнем интеграции и определенными социально-экономическими факторами. То есть люди живут в тесных, маленьких квартирах, дешевых, сидят без работы, им нечего делать, они не заняты, много времени проводят на улице. В этом смысле действительно можно сказать, что некоторые иммигрантские сообщества принадлежат к группам риска. Но ведь есть огромное количество людей, которые к преступному миру никакого отношения не имеют, но сталкиваются с проблемой недостатка возможностей для интеграции, с дистанцированностью коренного населения. Иммигранты с хорошим образованием, но воспитанные в традициях другой культуры, испытывают те же трудности. И они начинают сомневаться, что им здесь вообще рады.


- Вы были автором нового иммиграционного законодательства, за претворение которого в жизнь министр по делам иммиграции Нидерландов Рита Вердонк получила прозвище «железная Рита».


- Да, действительно, министр Вердонк следит за практическим применением иммиграционных законов, автором которых я являюсь. Но, как вам, наверное, известно, министр всегда наделен определенной свободой интерпретации законодательства. Так вот, интерпретирует она мой закон на свой лад, и с этой интерпретацией я не согласен.


- Рита Вердонк предложила депортировать из королевства всех иммигрантов без нидерландского подданства, причастных к преступлениям на почве кровной мести. Но ведь кровная месть принципиально отличается от тенденции исламистской радикализации молодежи. Радикализация мало имеет отношения к традиции, это больше плод пропаганды. Кровная месть – старая традиция.


- Я полностью согласен с тем, как вы анализируете ситуацию. Действительно, радикализация молодежи – это современное явление, появившееся лишь в последние несколько лет, в то время как кровная месть – старинная традиция. Почему именно сегодня пришла очередь обратить внимание на это явление? Потому что сегодня некоторые люди и организации, которые оказались свидетелями кровной мести, забили тревогу.


- В недавнем исследовании миграции населения внутри Нидерландов опубликованы данные, согласно которым Амстердам является городом-магнитом для молодежи. Мэр Амстердама считает, что это прекрасно, пусть даже это означает, что в город едет много небогатых иммигрантов. То есть популистские страхи исламизации Амстердама надуманы?


- Сам я в эти страхи мало верю. Более того, мы выступили с инициативой учредить в Амстердаме Арабский институт, который бы фокусировал свое внимание на изучении ислама. Мы хотим открыть такой институт по двум причинам. Во-первых, потому что мы хотим способствовать признанию обществом многочисленных мусульман, которые здесь живут, сказать им: послушайте, ведь это и ваш родной город теперь. Ислам превратился в вопрос, в проблему для решения. А вопросами надо заниматься. Где еще, как не в таком свободном городе, как Амстердам?



Теперь Йоб Кохен борется за свою идею создания светского института по изучению ислама в городском законодательном собрании. Оппозиционная ему партия христианских демократов пока воспринимает предложение в штыки. Однако просвещение еще не повредило никому, уверен мэр.


XS
SM
MD
LG