Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

«Ратцингер продолжит линию на примирение с исламом»


Акция протеста против визита папы в Стамбуле. Бенедикт XVI и Константинопольский патриарх Варфоломей I изображены на плакате в виде ядовитых змей

Акция протеста против визита папы в Стамбуле. Бенедикт XVI и Константинопольский патриарх Варфоломей I изображены на плакате в виде ядовитых змей

Во вторник начался четырехдневный визит в Турцию папы римского Бенедикта XVI . Пристальное внимание к поездке, первой в мусульманскую страну для нынешнего лидера католиков, было обеспечено задолго до ее начала – выступая в сентябре с теологической лекцией, папа использовал цитату из средневековой переписки, которую многие на Востоке сочли вызывающе антиисламской. В понедельник тысячи турок приняли участие в акциях протеста против визита понтифика. Турецкий премьер Реджеп Эрдоган (он возглавляет самую правящую исламистскую партию) в последний момент согласился присутствовать на церемонии встречи папы в Анкаре.


Видный эксперт по Ватикану Алексей Букалов Рассказал Радио Свобода, с чем едет Бенедикт XVI в Турцию.


- Какая главная цель поездки папы, политическая или пасторская?


- Сразу скажу, что пасторская. Несмотря на то, что этот визит обречен быть в центре полемики, которая существует сейчас между христианской и исламской цивилизациями, главной причиной этой поездки в Турцию является восстановление, возобновление контактов с Константинопольским патриархатом.


- К этому привязана и главная дата визита, а именно 30 ноября - это День Святого Андрея Первозванного, апостола-покровителя восточных церквей. Уже существует традиция, что патриарх Константинопольский приезжает в Рим на День Святых Петра и Павла. Дважды, на День Святого Андрея, в Стамбул ездили римские понтифики, Павел VI и Иоанн Павел II . Это третья папская поездка в Турцию.


- После скандала, связанного с лекцией Бенедикта XVI в Германии, где он процитировал византийского императора, который нелестно высказался об исламе, взаимоотношения католической церкви и ислама значительно ухудшилась. Надеется ли папа улучшить их этим визитом?


- Безусловно. Как он сам сказал, он едет для того, чтобы заявить о своем уважении, о своих дружеских чувствах. Он не собирается оправдываться, он просто использует эту поездку для того, чтобы пояснить свою точку зрения.


- Ведь в Регенсбурге он [лишь] процитировал очень известное высказывание одного из императоров Палеологов по поводу Магомета, сделал это очень академически и в качестве антитезиса. Он начал с этого высказывания для того, чтобы в конце этой фразы сказать: «тем не менее, все религии основаны на мире, на ненасилии». Но эту концовку никто не прочитал. Поездка [ папы ] в Баварию была очень скучная, мои коллеги - итальянцы совершенно не знали, о чем писать, и вдруг мелькнула эта фраза. Никто, конечно, ее бы так не выловил, потому что она была спрятана глубоко в контексте академической лекции профессора Ратцингера в своем бывшем университете, где он был проректором. Я увидел (мы вместе получили текст этой речи в Регенсбурге), как они обрадовались, подчеркнули это дело. На следующий день газета Repubblica вышла с заголовком «Святой отец и священная война», это был четверг, а уже в пятницу во всех мечетях была анафема. Так вот это случилось.


- Бенедикта XVI неизбежно сравнивают с его предшественником Иоанном Павлом II . Давайте мы тоже сравним их в вопросе об отношении к исламу. Есть ли здесь какие-то изменения при новом понтифике?


- При новом понтифике из-за того инцидента, о котором мы только что говорили, эти отношения сейчас, конечно, находятся на довольно низкой точке. Я думаю, что поездка в Анкару и в Стамбул несколько поможет исправить положение.


- Я бы провел отличие в позиции между Ратцингером и его предшественником скорее в том, что касается отношения с православными церквями. Вот здесь разница совершенно разительная. Разительная по сути своей, не по форме. По форме … мы знаем, что Иоанн Павел II тоже неоднократно и очень искренне высказывался о своем желании посетить Москву и предсмертную историю с иконой Казанской Божьей Матери, которую он хотел вернуть во что бы то ни стало в Россию, несмотря на сопротивление со стороны Московского патриархата. Но, тем не менее, даже у папы из Камеруна было больше шансов попасть в Москву, чем у папы-поляка. Он слишком [явно] представлял такой исторический раздражитель для Русской православной церкви.


- Что касается папы Ратцингера, то я уверен, что он будет продолжать эту линию примирения, во всяком случае, дипломатического, протокольного контакта с исламом. Но в том, что касается православных церквей, в том, что касается экуменической линии, он будет значительно активнее, а главное - успешнее, потому что его воспринимают по-другому. Когда меня спросили в Германии во время последнего визита, найдет ли папа Ратцингер общий язык с Кремлем, я в полушутку-полувсерьез ответил: конечно, найдет, потому что, во-первых, у нас президент прекрасно говорит по-немецки, во-вторых, у нас патриарх по происхождению немец. Поэтому у меня нет сомнений в том, что они найдут общий язык.


XS
SM
MD
LG