Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В случае с Грузией может быть нарушено одно из принципиальных правил НАТО


Программу ведет Арслан Саидов. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Андрей Шарый.



Арслан Саидов: В Риге открывается саммит НАТО, который впервые проходит на территории бывшего Советского Союза. В саммите принимают участие не только представители стран-членов НАТО, но и делегации тех стран намереваются присоединиться к Североатлантическому альянсу в ближайшие годы. По понятным причинам, связанным, прежде всего, с конфликтными отношениями между Москвой и Тбилиси, внимание обращает на себя делегация Грузии.


Грузинское руководство недвусмысленно обозначило свои новые геополитические ориентиры. Обозреватели отмечают, что в случае с Грузией может быть нарушено одно из принципиальных правил НАТО - не принимать страны, не разрешившие внутренних конфликтов на своей территории. О комплексе отношений Грузии и НАТО мой коллега Андрей Шарый беседовал с только что прибывшим из Брюсселя в Ригу грузинским военным экспертом Кобой Ликликадзе.



Коба Ликликадзе: Здесь, в Брюсселе, в штаб-квартире НАТО говорится, что никакого такого сюрприза ни для Грузии, ни для членов, входящих в так называемый Membership Action Plan не предвидится. То есть основными вопросами будет операция, которая происходит в Афганистане, оценка этой операции, плюсы и минусы, что еще надо делать в этом отношении. Естественно, будет опубликовано коммюнике стран-членов НАТО. Но, как предыдущий опыт наш показывает, в этом коммюнике будет только оглашаться факт того, что Грузия очень активно сотрудничает с НАТО и находится на этапе интенсивного диалога.



Андрей Шарый: Получается, что сейчас Грузия ждет от этого саммита подтверждения весомости своих притязаний, политических и военных, на вступление в Североатлантический альянс. А к 2008 году, по мнению грузинских обозревателей, страна готова будет с военно-технической точки зрения вступить в НАТО?



Коба Ликликадзе: Это сейчас очень сложно говорить. С другой стороны, реформа набирает свои обороты и, естественно, много денег будет тратиться для того, чтобы реформировать военную структуру, чтобы как-то приблизить к европейским стандартам государственные институты. Нам о сроках никто не говорит, потому что Грузия сейчас находиться только в начальной стадии интенсивного диалога. Все-таки Грузия находиться на продвинутом отношении с НАТО, нежели, допустим, другие страны Южного Кавказа и Центральной Азии. Но все-таки ей надо, наверное, с должной международной конъюнктурой. Вы, наверное, знаете и радиослушатели, что именно накануне рижского саммита Парламентская ассамблея НАТО, да и Конгресс США призвали страны НАТО и правительства НАТО, чтобы Грузию включить в состав уже к будущему саммиту, все для того, чтобы Грузию тоже принять в ряды НАТО. Есть сильная международная поддержка. Если, естественно, в Грузии к этому времени хотя бы будет какой-то прогресс достигнутом в мирном решении конфликта, о котором все подчеркивают, как о важном моменте для вступления в НАТО, можно сказать, что, естественно, у Грузии есть шансы в ближайшее время вступить в НАТО. Но когда это ближайшее время будет, еще никто не знает.



Андрей Шарый: Министр обороны России Иванов заявил на прошлой неделе, что не подписана программа военного сотрудничества с Грузией на этот год по вине Тбилиси (в трактовке российского Министерства обороны). Что говорят по этому поводу в Грузии? Означает ли вся эта ситуация, что военное сотрудничество между Россией и Грузией будет полностью свернуто в ближайшее время?



Коба Ликликадзе: Меня самого тоже очень удивило высказывание господина Иванова, потому что у нас уже, наверное, насколько мне помнится, уже 10 лет абсолютно заморожены всякие отношения по военной сфере. Всякие отношения из-за того, что не было подписано вот это рамочное соглашение, как основополагающий государственный документ для межгосударственных отношений. Естественно, развернулись все попытки военного сотрудничества. Так что я не знаю, о каком военном сотрудничестве идет речь.



Андрей Шарый: Скажите, пожалуйста, улеглась в Тбилиси вот эта политическая суматоха, связанная с отставкой Окруашвили с поста министра обороны? Как ведет себя новый министр?



Коба Ликликадзе: Новый министр ведет себя очень тихо, он только один раз появился на публике, когда на прошлой неделе на полигоне закончилась еще одна фаза подготовки грузинских рекрутов. Но никаких публичных заявлений пока он не делает. Правительство так себя ведет, как будто Ираклий Окруашвили не существовало и не существует. Во всяком случае, официальные лица не дают никакой комментарий о внезапном его исчезновении из орбиты президента Саакашвили.



Андрей Шарый: Предположим, что Грузия вступила в НАТО. Ваш опыт военного аналитика, что говорит? Как может выглядеть Грузия в составе НАТО? Что будет представлять собой Грузинская армия? Кто будет защищать грузинское небо от потенциального противника?



Коба Ликликадзе: Необязательно, чтобы у Грузии были все виды вооруженных сил. В составе НАТО страны кооперируются, и всякий вносит свою лепту, свою долю. Наверное, прикрытие воздушного пространства Грузии возьмет на себя какое-то другое государство, у кого более развиты воздушные силы. А Грузия будет нести лепту, будет участвовать в миротворческих операциях, как сейчас происходит в Афганистане, в Ираке и в Косове. Это достаточно для Грузии.


XS
SM
MD
LG