Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Врачи не могут поставить Егору Гайдару точный диагноз


Программу ведет Виктор Нехезин. Принимают участие корреспонденты Радио Свобода в Москве Арслан Саидов, Марьяна Торочешникова.



Виктор Нехезин: Известный экономист и политик Егор Гайдар находится в больнице с симптомами тяжелейшего отравления. Что именно с ним произошло, до сих пор точно не известно. Вчера в газете "Файненшиал таймс" вышло интервью Гайдара, в котором он сам рассказал, что несколько дней назад находился в Ирландии на конференции, когда ему неожиданно стало плохо. Он был срочно госпитализирован и, по словам газеты, в какой-то момент была даже угроза его жизни. Затем Егора Гайдара по его собственной просьбе перевезли в Москву. Глава РАО "ЕЭС России" Анатолий Чубайс, один из соратников Егора Гайдара, высказал мнение, что Гайдара могли отравить. В любом случае, название больницы, где сейчас находится Гайдар, не раскрывается.


Мы связались с дочерью Егора Гайдара Машей и вот какие подробности она сообщила в интервью моему коллеге Арслану Саидову.



Мария Гайдар: Мой отец был на конференции в Дублине, экономической, презентовал свою книгу "Гибель империи". Ему стало плохо во время выступления, он пытался выйти, потерял сознание. Три часа находился без сознания, был доставлен в реанимационное отделение дублинской больницы. Сущесвтвовала реальная угроза его жизни, врачи боролись, у него было очень тяжелое состояние. Но сейчас состояние улучшилось, можно сказать, что оно удовлетворительное, и он перевезен в московскую больницу.



Арслан Саидов: Диагноз какой был поставлен?



Мария Гайдар: В том-то и дело, что пока никакого диагноза врачи поставить не могут. Не могут понять, что это такое. В том-то и дело, именно поэтому он был перевезен в Москву, потому что врачи изучают, те, которые его наблюдали, пытаются разобраться. Он месяц назад проходил обследование, был в совершенно нормальном состоянии, можно сказать, что это ни инфаркт, ни инсульт, ни сахарный диабет. То есть не такие стандартные вещи, которые могут просто произойти с человеком в этом возрасте.



Арслан Саидов: Вы разговаривали со своим отцом?



Мария Гайдар: Да.



Арслан Саидов: По его версии, что с ним произошло? Была ли это попытка отравления, как говорят об этом некоторые его коллеги по партии?



Мария Гайдар: Нет, насколько я поняла, такой версии у него самого не было, я не слышала. Такие заключения они могут сделать просто из каких-то разговоров с очевидцами, теми людьми, которые видели его в Дублине, поэтому делаются такие предположения. Но от него я подобного предположения не слышала.



Арслан Саидов: Нет оснований говорить, что в адрес Егора Тимуровича поступали какие-то угрозы или он опасался за свою жизнь? Не было такого?



Мария Гайдар: Я об этом не знаю, по крайней мере.



Арслан Саидов: А что вы лично думаете по этому поводу?



Мария Гайдар: Честно могу вам сказать, что я просто тревожусь, беспокоюсь, я бы просто не торопилась с какими-то поспешными по этому поводу выводами. Я жду заключения врачей, после этого я буду готова уже на эту тему думать.



Арслан Саидов: Это произошло 24 ноября.



Мария Гайдар: Да, это произошло 24 ноября.



Арслан Саидов: Почему об этом стало известно только сегодня?



Мария Гайдар: В Дублине просто были какие-то очевидцы, участники конференции, а на самом деле мы, естественно, в первую очередь беспокоились о его здоровье и никаких заявлений для прессы не делали.



Арслан Саидов: И не обращались ни в правоохранительные органы.



Мария Гайдар: Нет.



Арслан Саидов: Ни российские, ни полиция Дублина этим не занимаются. И не обращались к вам представители правоохранительных органов, чтобы получить разъяснения.



Мария Гайдар: Нет. Насколько я знаю, нет.



Арслан Саидов: Сейчас Егор Тимурович находится в московской больнице. Его состояние сейчас? Есть ли угроза для жизни?



Мария Гайдар: Насколько я понимаю, угроза миновала, сейчас его состояние удовлетворительное. Проводятся всевозможные реабилитационные мероприятия.



Виктор Нехезин: "Союз правых сил" выразил обеспокоенность резким ухудшением здоровья Егора Гайдара. Моя коллега Марьяна Торочешникова связалась с лидером СПС Никитой Белых. Вот что он ей сказал.



Марьяна Торочешникова: К вам просьба прокомментировать это событие, которое многим журналистам кажется странным, потому что через день фактически после смерти Александра Литвиненко в Лондоне серьезно заболел бывший исполняющий обязанности главы правительства России Егор Гайдар и тоже признаки отравления, непонятно, что за вещество, пищевое отравление. Например, Анатолий Чубайс уже выдвинул версию о том, что это было намеренное отравление с целью ликвидировать Гайдара. Что вы думаете по этому поводу? Что может быть вам известно?



Никита Белых: На сегодняшний день ни московские, ни ирландские медики не могут дать конкретных оценок по поводу того, чем отправился Егор Тимурович и как это произошло. До тех пор, пока этих оценок не будет, я считаю, что любые версии могут рассматриваться и в то же время я лично не стал бы говорить о каком-то умышленном отравлении. Эту версию, безусловно, нельзя и отвергать. Не думаю, что это является каким-то проектом спецслужб, здесь я соглашусь с Анатолием Борисовичем, я думаю, что у Егора Тимуровича достаточно много врагов в рамках России и за ее пределами, необязательно можно проследить след ФСБ. Но, еще раз говорю, я бы воздержался от комментариев до тех пор, пока не будет получена внятная экспертиза от медиков, что все-таки произошло.



Марьяна Торочешникова: Я правильно вас поняла, что вы не склонны увязывать два этих события, отравление Егора Гайдара и смерть Александра Литвиненко в больнице?



Никита Белых: Нет, я не склонен увязывать эти два события. Конечно, могу предположить, что если это было отравление, то отравление могло как бы последовать по политическим мотивам, но сейчас об этом говорить рано. Я бы связывать смерть Литвиненко и отравление Егора Тимуровича не стал.



Марьяна Торочешникова: А известно ли вам, что-то, может быть, вы слышали о каких-то угрозах в адрес Гайдара, которые в последнее время поступали, может быть, у него был какой-то открытый конфликт с кем-то явный, с какими-то радикальными организациями?



Никита Белых: Нет, о таких угрозах я не слышал, о таких прямых выпадах в его сторону не слышал. Мы с Егором Тимуровичем общаемся не очень часто и в основном по теме партийного строительства и развития деятельности политической партии "Союз правых сил", членом которой и основателем которой он является. Но в ходе этих разговоров я ни разу не слышал, чтобы Егор Тимурович говорил о том, что были какие-то угрозы или выпады в его адрес, ну, кроме тех, которые, наверное, всегда существуют у деятелей и личностей его масштаба, его уровня в Интернете, на каких-то экстремистских сайтах и прочее.



Марьяна Торочешникова: Серьезно вы к ним не относитесь?



Никита Белых: Думаю, что те, кто в Интернете составляют списки врагов русского народа, куда вхожу я и другие общественно-политические деятели, я думаю, что это, скорее, все-таки, если и отравление, то не их рук.


XS
SM
MD
LG