Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Издательство "Иностранка" выпустило в свет трилогию Тома Стоппарда "Берег Утопии"


Программу ведет Полина Ольденбург. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Марина Тимашева.



Полина Ольденбург: Издательство "Иностранка" выпустило в свет трилогию Тома Стоппарда "Берег Утопии". 2 декабря книга будет представлена на ярмарке "Нон-фикшн" (Non-fiction). 1 декабря Том Стоппард встретится с читателями в Доме книги. А пресса могла пообщаться с сэром Стоппардом заранее.



Марина Тимашева: В России разворачивается целый проект - "Берег Утопии". Это постановка трилогии в Российском Академическом Молодежном театре (премьера обещана на начало сезона 2007 года), это фестиваль фильмов, снятых по сценариям Стоппарда, встречи с ним студентов московских институтов и, наконец, вышедшая в переводе Сергея и аркадия Островских книга. Она принадлежит издательской серии "The Best of Иностранка". Говорит главный редактор Сергей Пархоменко.



Сергей Пархоменко: Конечно, это отдельно стоящий текст и отдельно стоящий автор. И если мыслить в категориях серий издательских, то серия, в которой эта книжка издана, называется "The Best of Иностранка". Собственно, эта серия была придумана для того, чтобы в нее собирать лучшие книжки из других серий. И есть несколько случаев, вот это один из них, когда книжка сразу попадает в эту серию, не будучи изданной ни в какой другой раньше.



Марина Тимашева: Трилогия "Берег Утопии" посвященные русской истории, Бакунину и Белинскому, Тургеневу и Герцену, Огареву и Чаадаеву. Том Стоппард говорит…



Том Стоппард: Мои герои родились в романтическую эпоху, они романтизировали саму природу человека. Герцен был настоящим оптимистом, а я, чем старше становлюсь, тем более мрачно смотрю на вещи. Полагаю, что, доживи Герцен до нашего времени, он бы тоже стал пессимистом.



Марина Тимашева: Том Стоппард, которого причисляют к постмодернистам, написал реалистическую пьесу о людях, чьи идеи абсолютно постмодернизму враждебны. О людях, для которых немодные нынче слова "гражданственность", любовь к Отечеству и долг перед ним не были пустыми звуками. Мое замечание комментирует Аркадий Островский.



Аркадий Островский: Мало имен было в современной западной литературе, которые так бы ассоциировались с понятием постмодернизма, на самом деле, которое для нашей страны и вообще для культуры, как мне кажется, оказалось довольно разрушительным. И притом это именно то имя, которое ассоциировалось с постмодернизмом, самое удивительное в этой пьесе – отсутствие боязни произносить эти самые слова и необходимость возвращать эти слова в оборот этого языка, который на протяжении десятилетий девальвировал эти слова. Мне кажется, что это как раз та пьеса, которая пробивается через постмодернистскую иронию о том, что нельзя произносить всерьез эти слова. Можно. Они их не просто произносят, они их чувствуют.



Марина Тимашева: Таково впечатление переводчика пьесы Аркадия Островского.


XS
SM
MD
LG