Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Странные подделки в российско-польском мясном конфликте; Что ждет правозащитные организации после их регистрации в России; 301 статья конституции Турции – «они оскорбили нацию»; Граждане против коррупции




Странные подделки в российско-польском мясном конфликте.



Ирина Лагунина: На прошлой неделе польское мясо стало причиной отмены начала переговоров между ЕС и Россией о подписании нового соглашения о сотрудничестве. На днях министр юстиции Польши заявил, что поддельные ветеринарные сертификаты на мясо, из-за которых в общем-то было введено эмбарго, на самом деле были изготовлены не в Польше и человеком, «пользующимся в ежедневном общении русским языком». Польско-российский «мясной спор» начинает принимать странные формы. Рассказывает наш корреспондент в Варшаве Алексей Дзиковицкий.



Алексей Дзиковицкий: Информация о введении год назад эмбарго на экспорт польских мясных продуктов в Россию стала неожиданностью для производителей, которые единодушно заявили, что никакими фальсификациями сертификатов на мясо не занимались и не занимаются.


Российская сторона заявила, что 24 партии говяжьей печёнки, общим весом около 470 тонн, которые, как утверждается, поступили из Польши в период с июня по август 2005 года, якобы не могли быть, как это указано в документах, произведены на заводе в городе Тарнув, поскольку это значительно превышает производственные мощности данного предприятия.


«Причина эмбарго – расхождения между тем, что указано в ветеринарном сертификате и качеством продуктов в грузовиках. Я сообщил о факсе из России, в котором говорится об эмбарго, Европейской комиссии. Мы будем вместе пытаться устранить недостатки, хотя, кончено, злодея всегда тяжело схватить за руку. Нелегко поймать тех, кто нарушает закон», - завил в ноябре 2005 года тогдашний министр сельского хозяйства Польши Кшиштоф Юргель.


В Польше сразу же заговорили о том, что эмбарго имеет чисто политический характер и связано, среди прочего, с приходом как раз в это время к власти в Польше правых сил - сторонников твердой позиции в отношениях с Россией.


«Я думаю, что эти ограничения вызваны исключительно политическими причинами. Кажется, никто не обращал внимания на состояние отрасли, на то, как люди в ней работают», - говорит Анна Новак, специалист по внешнеэкономическим отношениям.


Не успели поляки оправиться от шока, связанного с эмбарго на мясо, а Россия уже заявила, что закрывает свои границы и для польских продуктов растительного происхождения.



Анна Новак: Сначала нам говорят, что все польское мясо - и свинина, и говядина, а заодно и курятина, - плохое и не может поставляться в Россию. Теперь этот запрет расширяется на продукты растительного происхождения, что очень сильно ударит по ряду фирм. А завтра мы можем услышать, что и молочные продукты тоже нельзя экспортировать!



Алексей Дзиковицкий: Решить проблему эмбарго пытались многократно. В Москву и в Брюссель ездили польские правительственные делегации, однако ни в столице России, ни в столице Европейского Союза, казалось, никто не придавал должного внимания польским проблемам. Между тем, по подсчетам министерства сельского хозяйства, из-за запрета экспортировать свои продукты в Россию, польские фирмы теряют каждый день, по крайней мере, миллион евро.


В Польшу приезжали представители ветеринарной службы России, контролировали предприятия, о «мясном конфликте» в Варшаве министр иностранных дел Анна Фотыга разговаривала со своим российским коллегой Сергеем Лавровым, но безрезультатно.


«Я, как историк, никогда не смогу поверить в то, что вот неожиданно что-то происходит, и никто не знает, в чем дело. Так не бывает. Случайность ли это, что именно сейчас были обнаружены фальшивые документы? В чем же дело?», - говорит бывший министр иностранных дел Польши Стефан Меллер.


На вопрос, в чем дело, кажется, точно ответить не мог никто. По крайней мере, до тех пор, пока министерство юстиции не выступило с сенсационным заявлением. Прокуратура установила, что ветеринарные сертификаты, из-за которых, собственно, начался польско-российский «мясной конфликт», были составлены вовсе не в Польше. Более того, составлял их, скорее всего, не поляк.


«Да, конечно, польские ветеринарные сертификаты подделывались, но не на территории Польши, а в России. По мнению эксперта-графолога, сертификаты писал человек, «который пользуется русским языком в повседневной жизни», - заявил министр юстиции Польши Збигнев Зёбро.


По данным прокуратуры, сертификаты напечатаны на компьютере с использованием редактора, в котором отсутствовали польские буквы ( ł, ó, ź, ż) , на поддельных бланках. В тексте встречается ряд русицизмов. Например, польское слово “weterynaryii” написано в русской транскрипции “wetertinarii” – с двумя ii на конце, но без «y».


«Я не хочу говорить о провокации, скорее, это действия, которые могли бы бросить тень на польскую сторону. Возможно, это случайность, однако не исключено, что это было сделано для того, чтобы спровоцировать неразбериху», - заявил Збигнев Зебро.


Между тем вопрос «польского мяса» уже успел перерасти из проблемы польско-российской в проблему отношений между Европейским союзом и Россией.


Варшава заявила, что не подпишет документы, необходимые для предоставления европейским дипломатам мандата для начала переговоров между Евросоюзом и Россией о подписании нового соглашения о сотрудничестве – срок действия нынешнего договора истекает в следующем году.


Руководство ЕС пыталось уговорить Польшу согласиться на подписание документов, однако Варшава твердо стояла на своем.


«Если Россия не выполняет то соглашение, которое существует сейчас, то почему мы должны давать свое согласие на подписание нового договора, который Россия также не будет выполнять?», - говорили в Варшаве, аргументируя свою позицию.


Председательствующая в ЕС Финляндия, надеясь на то, что переговоры с Россией о новом соглашении все же удастся начать как запланировано 24 ноября, даже предложила Польше подписать приложение к мандату, согласно которому, если Москва в течение определенного времени не отменит эмбарго на импорт польских продуктов, то польская сторона будет иметь право заблокировать переговоры по соглашению.


По словам премьер-министра Польши Ярослава Качинского, Польша была готова пойти на такой компромисс, однако, когда Варшава попросила представить его условия в письменном виде, руководство ЕС отказалось это сделать.


В такой ситуации, как сказал Ярослав Качинский, Польше ничего не оставалось, как поддержать свое вето.



Ярослав Качинский: Мы ни в коем случае не можем согласиться на дискриминацию наших экспортеров, а тем более производителей сельхозпродукции. В ЕС считается нормальным, когда государство встает на защиту даже одной какой-то своей фирмы, а мы говорим о целом секторе. Во-вторых, и это, пожалуй, самое главное, мы не можем согласиться на то, чтобы Россия относилась к нам так, как будто мы не являемся членом ЕС. Ведь то, что сделала Россия, нарушает действующее ныне соглашение о партнерстве между ЕС и Россией.



Алексей Дзиковицкий: Ярослав Качинский заявил также, что в Европейском Союзе не до конца понимают, что ЕС может грозить «далеко идущая зависимость от России». Но это уже касается другого требования Варшавы – подписания Россией Европейской энергетической хартии.



Ярослав Качинский: Конечно, здесь существуют разные интересы. Однако мы защищаем свою позицию и позицию ЕС, которую считаем правильной. Если слушать тех, кто предлагает, возможно, не совсем осознанно предлагает, идти другой дорогой, то это может закончиться далеко идущей зависимостью Европы от России. Зависимостью, которая наверняка будет использоваться в политических целях и будет расширяться. Возможно, Польша так активно этому сопротивляется потому, что именно мы можем первыми оказаться в такой зависимости. То, что небольшие страны ЕС, кроме Литвы, не протестуют, вызвано лишь тем, что в такой ситуации большие страны могут просто-напросто больше сделать.



Алексей Дзиковицкий: Ну а вице-премьер и министр финансов Польши Анджей Леппер напоминает, что польская сторона до сих пор не получила конкретной информации о том, какие именно претензии к польским продуктам имеют россияне.



Анджей Леппер: Никаких конкретных обвинений нам российская сторона не представила, только общие фразы. Говорят – вам нужно решить проблемы. Но какие проблемы конкретно? Я не говорю, что у нас все идеально, мелкие недостатки всегда есть, однако это не повод для того, чтобы вводить эмбарго. Российская реакция просто неадекватна – наши экспортеры теряют из-за эмбарго около миллиона евро ежедневно.



Алексей Дзиковицкий: Примечательно, что в данной ситуации правительство поддержала даже оппозиция. Поначалу оппозиционные партии критиковали кабинет Качинского за неподготовленность к спору с Россией, за излишнюю горячность и действия, направленные на изоляцию Польши в ЕС.


Со временем, однако, оппозиция заявила о полной солидарности с правительством, что случается крайне редко, например, лишь когда речь идет об осуждении нарушений прав человека в Белоруссии.


Руководство крупнейшей оппозиционной партии «Гражданская платформа» направило премьеру письмо, в котором заявило, что полностью поддерживает правительство в том, что касается блокады переговоров ЕС-Россия.


«Я неоднократно подчеркивал, что в жизненно важных для Польши вопросах внешней политики мы должны говорить одним голосом, независимо от текущей политической ситуации. Именно таким вопросом является вопрос торговли с Россией. По моему мнению, Европейский союз должен проявить элементарную солидарность также и в том, что касается отношений с третьими государствами. Польско-российский спор - это не двустороння проблема. В соответствии с уставом Европейского союза, органы ЕС представляют торговые интересы государств-членов объединенной Европы. Наверняка можно было сделать это лучше, но сейчас не время для споров. Это время, когда все игроки польской политической сцены должны занять общую позицию. Мы поддерживаем польское вето на начало переговоров между ЕС и Россией», - написал в письме Ярославу Качинскому лидер Гражданской платформы Доналд Туск.


Его коллега, Ян Рокита в связи с этим заявил.



Ян Рокита: Точно так же, как мы были солидарны с правительством Лешка Миллера, когда речь шла об условиях присоединения Польши к ЕС, точно так же мы солидарны с правительством Яролава Качинского, которое добивается того, на что мы имеем право, как член ЕС. Польша права, когда требует, чтобы права одного из членов ЕС стали вопросом для обсуждения в союзе. Польша права в данном случае.



Алексей Дзиковицкий: Польское Агентство внутренней безопасности под надзором окружной прокуратуры в Варшаве, начало следствие, цель которого – выяснить, какую роль во всем этом деле сыграл польский бизнесмен российского происхождения Ромуальд Робачевский.


Согласно публикациям в прессе, именно он принес главному ветеринарному инспектору Польши первый фальшивый сертификат. Бизнесмен, однако, отказался сообщить прокуратуре, откуда у него эта фальшивка.


Но независимо от того, как будет развиваться следствие и к каким неожиданным заключениям оно может привести, польское правительство не намерено отступать. В его руках есть солидный козырь – комиссия экспертов ЕС, которые работали в Польше, установила, что мясо, из-за плохого качества которого Москва ввела эмбарго, даже не было произведено в Польше.



Что ждет правозащитные организации после их регистрации в России.



Ирина Лагунина: В первой половине ноября, после длительной паузы, все же получили государственную регистрацию и возобновили свою деятельность московские представительства международных правозащитных организаций "Human Rights Watch" и "Amnesty International". Однако российскому филиалу "Правовой инициативы по России" в регистрации было отказано. Эта организация в течение последних лет занималась подготовкой и дальнейшим правовым сопровождением исков граждан чеченской республики к Российской Федерации в Страсбургский суд. Все рассмотренные дела были Россией проиграны. О том, что представляет из себя эта регистрация после вступления в силу нового законодательства о неправительственных организациях, рассказывает Андрей Бабицкий.



Андрей Бабицкий: 15 ноября Федеральная регистрационная служба сообщила, что заявка «Правовой инициативы» на регистрацию представительства в России была отклонена. Указывалось, что документы, представленные организацией, не были подписаны надлежащим образом и содержали несоответствие, а также, что у представителя организации не было надлежащих полномочий для представления организации. Однако в течение нескольких предыдущих месяцев члены «Правовой инициативы» готовили необходимые документы в строгом соответствии с указаниями чиновников. Вот цитата из заявления председателя организации Яна тер Лаака: «Организация считает, что указанные основания для отказа в регистрации подозрительны и в настоящее время рассматриваются возможные варианты выхода из ситуации, в том числе и обжалование отказа, и повторная подача заявления о регистрации представительства в Российской Федерации». Глава московского представительства «Правовой инициативы» Оле Солванг не дает комментариев, поскольку официально организации не существует. Я обратился к руководителю московского офиса "Human Rights Watch" Андрею Петрову с просьбой рассказать о ситуации. Именно "Human Rights Watch" создала «Правовую инициативу» для юридического обеспечения жалоб жителей Чеченской республики.



Андрей Петров: Организация очень эффективная. Все дела, которые туда представлялись, все выигрывались с разгромным счетом. И она одна из тех организаций, которая в отличие от "Human Rights Watch" или «Амнистии» не делает каких-то публичных заявлений, нечасто мелькают на страницах газет, не дают интервью, они занимаются такой ежедневной скрупулезной юридической работой, которая приносит неплохие результаты. И наверное, эта эффективность приводит к тому, что у организации возникли первые проблемы в контексте нового закона о неправительственных организациях.



Андрей Бабицкий: В данный момент деятельность «Правовой инициативы» в России уже полностью остановлена. Это хороший результат для властей, говорит Андрей Петров.



Андрей Петров: Именно «Правовой инициативе по России» было отказано в регистрации. Хотя природа и уровень бюрократических проблем ничем не отличалось от того, с чем сталкивались мы или «Амнистия». То есть это все можно было, на наш взгляд, разрешить на рабочем уровне. И тем не менее, их приостановили, им отказали в регистрации. Отказ в регистрации влечет за собой гораздо более серьезные последствия, чем просто заход в эту регистрационную палату. Это означает, что организация должна будет с самого начала собирать все свои документы, на что уйдет несколько недель или месяцев. Таким образом организация сейчас закрыта, вся эта работа по подготовке дела в Европейский суд приостановлена в надежде, что они соберут новые документы и еще раз сходят в регистрационную палату и их зарегистрируют. По крайней мере, они на это надеются. Может быть правильно надеются, а может быть и нет, может быть возникнут новые проблемы. Вот это та самая возня мышиная, с помощью которой эффективнее всего можно воздействовать на организации.



Андрей Бабицкий: Вообще регистрация представляет собой сложную и изматывающую бюрократическую процедуру самой высокой, а то и сверх того степени сложности. Как проходила через это испытание "Amnesty International", рассказывает пресс-секретарь московского представительства этой организации Елена Франклин.



Елена Франклин: Был издан закон в апреле 2006 года, в мае должны были ввести в действие этот закон, то есть создать соответствующий орган Федеральной регистрационной службы. Не были разработаны инструкции, эти инструкции появились только в июне месяце, подразумевающие, какие документы нам нужно предоставить. Список документов был, но какие именно, как их оформить и так далее, мы добились только в июне. И с июня месяца мы должны были подать список документов, в том числе список учредителей нашей организации, это должны были быть учредительные документы "Amnesty International" как вообще организации, учрежденной в Лондоне в 61 году, решение о создании нашего офиса в Москве и так далее. Там анкета, где должен быть указан домашний адрес учредителя и генерального секретаря "Amnesty International". Такой список документов, который вызвал у нас сложности, потому что в России мы примерно представляем, что это документы, зачем это нужно, а в Лондоне нашим коллегам пришлось объяснять, почему нужен тот же самый домашний адрес. И у нас это вызвало сложности, потому что документы нужно было переводить сначала на английский язык, поставить апостиль и переводить на русский язык. Последний срок сдачи документов был 18 октября, мы сдали документы 16 октября и с этого момента документы рассматривались, по момент регистрации мы не могли работать официально. Мы зарегистрированы датой 8 ноября, но поскольку наш документ не был подписан 8 ноября, то мы только с 15 ноября стали функционировать в полной мере.



Андрей Бабицкий: У "Human Rights Watch" возникла тоже небольшая пауза перед получением регистрации. Однако Андрей Петров уверен: сама регистрация только начало, чиновники намерены жестко контролировать деятельность правозащитных организаций и далее.



Андрей Петров: Еще когда этот закон принимался в начале 2006 года, в первую очередь с ним столкнулись представительства иностранных организаций, наше представительство, представительство «Международной амнистии», другие организации. И выяснилась интересная вещь: в то время, как другие организации, которые так или иначе координировали свою деятельность с правительством, они особых проблем не имели, а другие организации, которые по мандату своему не обязаны координировать свою работу с правительством, даже, я сказал бы, обязаны не координировать, у этих организаций как раз проблемы возникли. Я надеюсь, что эти проблемы были бюрократические. Но тем не менее, задержка с регистрацией говорит о многом. Скажем, нашу организацию задержали на две недели, это, к счастью, несущественно сказалось на наших программах и мы сейчас готовимся к следующим этапам отношений с государством, которые будут состоять в усложненной форме отчетности и так далее.


Я хочу сказать, что, к сожалению, регистрация – это не некий барьер, через который надо перепрыгнуть, а это начало такого крутого подъема, когда государство фактически получило право вмешиваться в работу таких организаций. Там, скажем, прописаны такие пункты, как приостановка выполнения тех или иных проектов или даже частей проектов, что совсем абсурдно, в том случае, если эти проекты или часть проектов угрожают национальной, не помню точно формулировку, национальной безопасности России или не соответствуют интересам Российской Федерации.



Андрей Бабицкий: Глава российской организации Центр развития демократии и прав человека юрист Юрий Джибладзе утверждает, что изменения, внесенные в законы, регулирующие деятельность неправительственных организаций, дают государству возможность для неограниченного произвола.



Юрий Джибладзе: Регистрация – это только кусочек, небольшая часть довольно фундаментальных изменений в законодательство о неправительственных организациях. В самой процедуре регистрации как таковой проблема заключается, пожалуй, в том, что как и во всем законе, точнее во всех изменениях законодательства содержится целый ряд неправовых и специально широко, размыто сформулированных понятий, которые могут применяться чиновниками российской Федеральной службы регистрации для избирательного отказа в регистрации или изъятия из регистрационных списков в случае нарушений. К таким неправовым, умышленно широким понятиям относятся национальные интересы, государственная безопасность, национальное наследие, культурные особенности и так далее – все это содержится в законе. Конечно же, это дает широчайшую почву для произвола и, самое главное, для политически мотивированного избирательного применения закона. Надо признать, что в ходе обязательной перерегистрации иностранных и зарубежных неправительственных организаций, которая происходила в последние недели, собственно, эти политические причины, о которых я упомянул, на основании которых можно отказать в регистрации, по сути не применялись как таковые.



Андрей Бабицкий: На этапе регистрации власть просто продемонстрировала правозащитным организациям, на чьей стороне сила.



Юрий Джибладзе: Целью по сути этой процедуры было не столько, как мне кажется, реальное выдворение организаций, поскольку в общем-то большинство из них получили регистрацию, хотя еще не до конца этот процесс завершен, сколь просто показать, кто в доме хозяин, изменить баланс силы. Фактически был дан ясный и недвусмысленный сигнал, что государство будет очень твердо, жестко и повседневно контролировать их работу. И имеются в арсенале многочисленные приемы, которые осложнят жизнь, а при непослушании приведут к ликвидации и закрытию российских представительств.



Андрей Бабицкий: Но и далее Федеральная регистрационная служба намерена отслеживать все направления деятельности правозащитных организаций. Сейчас она требует от них невозможного: предоставлять полную информацию о всех проектах на будущий год. Пресс-секретарь "Amnesty International" Елена Франклин.



Елена Франклин: До нового года нам нужно финансовый отчет предоставить и на следующий год план мероприятий. Но так получается, что по каждому случаю, по каждому действию нам придется консультироваться с представителями Федеральной регистрационной службы. Как представительство мы не можем предоставить план на целый год вперед, потому что мы реагируем, естественно, на какие-то мероприятия, которые организует наш международный секретариат в Лондоне. То есть планы появляются за два месяца до событий, то есть, естественно, мы реагируем на события, например, убили Анну Политковскую, соответственно, мы создаем акции, ведем мероприятия и так далее.



Андрей Бабицкий: Руководитель Центра развития демократии и прав человека Юрий Джибладзе уверен, что сугубо репрессивный характер новому законодательству помог обрести президент Российской Федерации.



Юрий Джибладзе: Самая главная проблема состоит в том, что президент определил целью этого закона неоднократно, и когда он рассматривался в думе, и в последующем, в этом году несколько раз сказал, что его главная забота и главная цель этого законодательства – это предотвратить иностранное финансирование того, что фактически являются политической деятельностью неправительственной организации. Несколько раз президент Путин сравнил зарубежных доноров с кукловодами и сказал о том, что вольно и невольно российские организации становятся инструментом в руках враждебных интересов. Таким образом получается очень важная коллизия, если хотите: политическая цель определена ясно и недвусмысленно, а в самом законе никакого определения и упоминания о рамках недозволенной политической деятельности нет.



Андрей Бабицкий: Наступающий год многие считают переломным в новейшей истории России.



«Оскорбившие турецкую нацию» – 301 статья конституции и Евросоюз .



Ирина Лагунина: Продолжается визит Папы Римского в Турцию, против которого в последние дни в стране проходили бурные демонстрации. Призыв глав католической церкви к диалогу между религиями вызывает одобрение далеко не у всех в Анкаре и Стамбуле. И вот на этом фоне в среду Европейская Комиссия рекомендовала частично приостановить переговоры с Турцией о её присоединении к ЕС - в ответ на отказ Анкары открыть свои порты для кипрских судов. Решение, впрочем, должно быть еще рассмотрено на министерской встрече 11 декабря. Турция стремится в ЕС уже не одно десятилетие. И условия, которые выдвигает союз, начинают вызывать все большее раздражение у турок. Наш корреспондент в Стамбуле Елена Солнцева рассказывает о настроениях в обществе.



Шум манифестантов: Он оскорбил турецкую нацию. Он не может приехать в нашу страну. Он наш враг и враг нашего народа.



Елена Солнцева: Многотысячные митинги протеста проходят по всей стране. Участники демонстраций обвиняют в оскорблении турецкой нации писателя, лауреата Нобелевской премии Орхана Памука, Каталикоса всех армян, члена Европарламента. Для Турции, стремившейся в Евросоюз, подобная цепь событий кажется, по меньшей мере, странной. За последние пять-десять лет в стране м одернизировано гражданское законодательство, полностью изменен уголовно-процессуальный кодекс, отменена смертная казнь. Избавившись от древних, оставшихся в наследство от прошлого законов, вроде закона, поощряющего кровную месть, Турция вновь оказалась объектом критики Евросоюза.


Крупнейший портовый район Кадыкей. Запах свежевыловленной жареной рыбы и типографской краски. Стайки подростков с пачками газет и журналов. Ежедневно мальчишки продают более тысячи экземпляров сатирического журнала «Пингвин» – одного из самых популярных в Турции. За две лиры, около доллара - сто страниц, более семисот рисунков. С атирические фельетоны, карикатуры на слишком усердных имамов, проклинающих не очень верующих граждан, шаржи на турецких домохозяек, забывающих о мужьях, которые отправляются в поисках радостей в местные бордели. Не так давно в журнале впервые затронули политическую тему. На титульном листе опубликовали серию карикатур "Мир Эрдогана", изобразив премьера в виде слона, жирафа, обезьяны, змеи и кошки, которая считается в Турции самым лживым животным. В обращении к читателям авторы заявили, что правящая партия во главе с ее лидером Реджепом Эрдоганом не выполнила своих обещаний. Повысился уровень коррупции государственных чиновников, увеличился процент безработных, хотя во время предвыборной кампании премьер обещал всеми силами бороться с этим. Автор карикатур, главный редактор журнала « Пингвин» Мурат Бельге.



Мурат Бельге: Наши рисунки расценили как оскорбившие власть. Оскорбленный премьер-министр крайне негативно отреагировал на карикатуры, потребовав возместить моральный ущерб - около 30 тысяч долларов США - в качестве компенсации за публичное оскорбление главы кабинета. По его мнению, мы слишком уничижительно отзывались о нем как о государственном лидере. В самое ближайшее время иск будет рассматриваться судебными инстанциями.



Елена Солнцева: Оскорбившие турецкую нацию журналисты и писатели, склонив голову, слушают приговоры судей. Карикатура дня в журнале «Пингвин» отражает актуальность темы. За оскорбление турецкой нации осуждены более шестидесяти писателей и журналистов. По утверждению Евросоюза эту статью Уголовного кодекса используют для оказания давления на интеллектуалов и правозащитников. В антитюркизме можно обвинить любого гражданина, публично признающего, например, геноцид армян 1915 года. В ответ на критику Евросоюза представители властей уверяют, что подобная статья, по их мнению, защищающая отечество, есть во многих странах мира. Например, в Иране, Румынии и Греции. В доказательство приводится один из пунктов статьи о том, что объективная критика не может стать причиной обвинения. Однако адвокат Фюсун Карайолу уверена, что статья провоцирует ненависть. На улице жгут портреты писателей. Журналисты опасаются за совою жизнь.



Фюсун Карайолу: Расплывчатость определений используется для привлечения к ответственности журналистов и писателей. В статье говорится, что открыто оскорбивший или очернивший турецкую республику, национальное собрание, честь и достоинство правительства, вооруженных сил, служб безопасности и судебных властей, наказывается тюремным заключением сроком от одного до шести лет. За пределами Турецкой республики, срок наказания увеличивается на треть. Однако многие пункты вызывают большое сомнение. Любое критическое утверждение в адрес вооруженных сил или чиновников уже можно рассматривать как оскорбление. Все зависит от того, как повернуть иск. Эта статья в том или ином виде сохранилась со времен Ататюрка, который свято верил, что оберегать республику можно только жесткими диктаторскими методами.



Елена Солнцева: На картинах художников в стиле соцреализма строгие военные паши приветствуют Ататюрка - основателя современного турецкого государства. Личность Ататюрка на многие годы стала одной из самых запретных тем. Рискнувший вынести на публику детали его личной жизни становился врагом нации. Писательницу Ипек Чалышлар обвинили в публичной клевете и преуменьшении героизма вождя. Поводом для судебного иска стал эпизод книги "Латифа-ханым" о жене Ататюрка. Книга частично публиковалась в центральной газете «Хюрриет» и стала бестселлером прошедшего лета. О повлекшем судебный иск эпизоде писательница узнала от родственников самой супруги президент, Латифы, - умершей в Стамбуле в конце семидесятых годов. Скрывающийся от наемного убийцы Ататюрк надевал чадру и уходил из опасного дома вместе с группой женщин и детей. С точки зрения обвиняющих писательницу – это косвенный намек на трусость вождя. Турецкий журналист Чингиз Шимшек уверяет, что не стоит говорить о негативных качествах вождя, дабы не оскорблять нацию.



Чингиз Шимшек: Это касалось личной жизни Ататюрка. Он очень хороший человек. Возможно, у него были негативные стороны. Даже пророк ошибается. Возможно, у него тоже были ошибки. С другой стороны, ведь это жизнь. Вот, например, Латифа – его жена. Мы говорим жена, а некоторые считают ее любовницей. Что ж, Ататюк был знаменит, ночью редко спал, не так много ел, не отдыхал совсем и отдал всего себя республике . Возможно, он спал с десятками женщин. Надо ли этот вопрос поднимать? Возможно, были какие-то ошибки, может, кого-то осудили неправильно, это мелочи. У народа должно быть хорошее впечатление о нем. Все-таки он гений. Думаю, не стоит писать о его человеческих, негативных качествах. Это сейчас все спокойны, мало кто обращает внимание на политику. А в те времена было сомнение: может не достроим республику? Было страшно. Вокруг царили религиозные настроения, были сильны коммунистические идеи. Две вещи были очень опасны: коммунисты и исламисты.



Елена Солнцева: Со времен Ататюрка в сознании нации надолго сохранился образ врага и друга. «Другом турку может быть только турок» - популярная поговорка объясняет настроение нации. «Враги не только за пределами, но и внутри страны», - говорил Ататюрк, отец нации. Местные средства информации до сих пор публикуют перечень злейших международных врагов Турции. На первой полосе центральной газеты «Миллиет» список международных организаций, признанных опасными для страны, куда вошли «Репортеры без границ», «Врачи вез границ» и несколько армянских культурных центров в различных европейских странах. Армянский журналист Грант Динк, не раз осужденный за «оскорбление турок» считает, что естественные в европейских странах демократические нормы жизни в республике до сих пор с недоверием воспринимаются гражданами.



Грант Динк: Статья об оскорблении турецкой нации осталась в уголовном кодексе вовсе не случайно. В то время на пути в Евросоюз принимали новый пакет Законов. Однако правящая исламистская партия вдруг предложила новый законопроект о жестком наказании за измену жены или мужа. Европа была шокирована. Премьер-министр страны Реджеп Эрдоган предлагал за это чудовищные, с точки зрения современного человека, наказания, вплоть до тюремного заключения. Парламент всерьез обсуждал подобную чепуху. Это было похоже на падение Икара картине Босха. Занятые обсуждением подобных мелочных проблем, люди не заметили главного. В новом уголовном кодексе осталась варварская статья, которая грозит свести на «нет» свободу слова.



Елена Солнцева: Правящая исламистская партия неоднократно уверяла, что готова внести определенные изменения в уголовный кодекс. Лидер партии, премьер-министр страны Реджеп Эрдоган указал на необходимость приведения содержания этой статьи в соответствие с нормами международного права. Однако, по мнению экспертов, заинтересованные в создании искусственного конфликта в обществе власти никогда на это не пойдут. Происламские силы добиваются изменения курса внешней и внутренней политики, чего не смогли сделать, пытаясь напрямую исламизировать страну во времена премьерства Неджметдина Эрбакана. Из-за постоянной критики Евросоюза в обществе растет напряжение и число недовольных Европой граждан, отодвигается перспектива вступления Турции в ЕС. Как следствие – рост националистических и происламских настроений в самой Турции. «Улькюджу», националистические организации, часто фашистского толка, - инициаторы абсолютного большинства исков против писателей и журналистов. Руководитель Союза адвокатов Турции Кемаль Керинчсиз не раз заявлял, что считает себя истинным патриотом, у которого каждый раз срабатывает патриотический инстинкт и непроизвольно сжимаются кулаки с большим желанием дать обидчику по морде за несправедливое суждение о стране. Не так давно он обвинил в оскорблении турецких военных директора одного из крупнейших стамбульских издательств "Белзе" Реджепа Зараколу. В интервью германской газете "Ди Велт" издатель заявил, что не считает правящую исламистскую партию угрозой демократии в Турции. Дескать, угроза, к сожалению, больше связана с вооруженными силами страны. Вот мнение представителя Союза адвокатов Турции:



Адвокат: В Соединённых Штатах, например, автор подобной публикации подвергся бы уголовному преследованию именно за оскорбление нации. Но у нас же свободная пресса! Для нас эти понятия - синонимы осквернения имён лучших сынов Турции. Это - ваш выбор и за него нужно отвечать. Надо осудить лиц, "которые унижают турецкий народ, турецкую государственность, государственные структуры и организации на территории Турции".



Елена Солнцева: В «оскорблении турецкой нации» националисты обвиняют и Католикоса Всех Армян Гарегина Второго после его недавнего визита в Турцию. На пресс-конференции в Стамбуле он заявил, что Турция должна признать геноцид армян в Османской империи. По словам Каталикоса, проводимые в Турции научные конференции на эту тему напоминают театрализованные представления. «Ученые обсуждали этот вопрос 90 лет, - сказал он, - однако для армянского народа вопрос геноцида не подлежит сомнению». Взять показания у Гарегина II не представлялось возможным из-за отсутствия соответствующего соглашения между Арменией и Турцией. Стамбульская прокуратура направила на все таможенные пункты уведомление о задержании Верховного Патриарха для взятия показаний в случае, если глава Армянской Апостольской Церкви приедет в Турцию. Беседую с турецким журналистом Чингизом Шимшеком:



Чингиз Шимшек: Армяне говорят, что был геноцид, а мы, турки, говорим, что это была война, никакого геноцида не было. Я думаю, геноцид был не со стороны турок , а со стороны армян. В Эрзруме, например, есть живые свидетели того, как армяне вошли в город и всех сожгли. Люди рассказывают истории, показывают в качестве доказательства фотографии. Думаю - это дело касается историков, а не журналистов. Они должны объяснить всем нам, что же было на самом деле. Мы не знаем всего. Я нигде не прочитал точную версию происшедшего.



Елена Солнцева: А если писатель или журналист открыто скажет, что геноцид был. Если человек так скажет, его посадят?



Чингиз Шимшек: Нет, конечно же, нет.



Елена Солнцева: А Орхан Памук ? Он «оскорбил турецкую нацию», сказав, что геноцид был.



Чингиз Шимшек: Он сказал это за пределами Турции.



Елена Солнцева: Ну и что?



Чингиз Шимшек: Получается, что против Турции организуют какое- то политическое дело. Если Орхан Памук за пределами страны что-то скажет о нашем президенте, за это его тоже будут судить. Если человек за границей унизит турецкую нацию, его за это посадят.



Елена Солнцева: Роман «Стамбульский подкидыш» не так давно объявили оскорбительным для турецких читателей, потребовав изъять из продажи весь тираж. Против автора романа, писательницы Элиф Шафак начали судебное разбирательство – и тоже из-за проблемы геноцида армян, которую она поднимает в своем романе. На обложке одного из популярных женских журналов - только что ставшая мамой, тридцатичетырехлетняя Элиф, которая призывает защищать свободу выражения тех, кто думает иначе. Она призывает авторов не использовать слово «геноцид», которое вводит в заблуждение многих турецких читателей. «Я не верю тем, кто говорит о том, что был геноцид в Турции и тем, кто отрицает это», - говорит писательница. «Читатели должны иметь свое мнение и решать самостоятельно. Вот как комментирует роман Айше Бурджу - известный в стране критик, обозреватель литературного Интернет сайта.



Айше Бурджу: Это воспоминания об армянских и турецких женщинах, истории их семейных тайн, которые никак не могут угрожать Турции. В романе замечательно показан характер двух народов, их различия. Почему одни хранят воспоминания о прошлом, а другие теряют память. Писательница пытается найти ответы на эти вопросы. Роман пропитан дружбой, а не враждой. Не понимаю, почему же частные, личные, казалось бы, истории вызвали такие яростные дебаты в турецком обществе.



Елена Солнцева: За рассуждения о геноциде армян в Османской Турции был осужден Орхан Памук, лауреат нобелевской премии по литературе, самый модный на Западе турецкий писатель, выступающий за идею культурного синтеза Европы и Азии. В недавнем интервью одному из турецких телеканалов, он с сожалением отмечает, что в Европе продолжается рост так называемой «тюркофобии» - прохладного, а то и вовсе неприязненного отношения к туркам. Многие европейские страны - противники интеграции с Турцией – сомневаются в возможности интеграции Турции с Европой. Но Турция упорно движется в направлении Евросоюза. Однако, по словам Памука, Турция все же должна решить для себя вопрос: что же это за место? Демократическая страна, показывающая миру, что Ислам и Западная демократия могут сосуществовать, или же государство, обреченное на агрессию, которым управляют подозрения и страх.



Коррупция в России: ввысь со скоростью ракеты.



Ирина Лагунина: Коррупция стала в последние годы столь же часто употребляемым словом, как терроризм.


И каждый понимает, что, если терроризм – это то, что угрожает жизни человека, то коррупция – это такое зло, которое, по всей видимости, непосредственного влияния на жизнь и смерть не оказывает. Ну, дал один чиновник другому чиновнику взятку, ну, выиграл заказ на миллион долларов – и что? Мало ли жуликов на свете? Коррупционер, по мнению многих обывателей, это просто очень большой жулик. Такое мнение, однако, ошибочно. Над темой работал Владимир Ведрашко.



Владимир Ведрашко: Коррупция подобна радиации – она не имеет запаха, цвета, ее нельзя почувствовать в виде осязаемого материального предмета. Но эффект ее – смертелен.


Направляемые Организацией Объединенных Наций миллионы тонн продовольствия и миллионы долларов наличности на нужды спасения голодающих людей в районах гуманитарных катастроф – зачастую прилипают к рукам местных коррумпированных чиновников. В результате – властители, министры, судьи – обогащаются, а граждане, о которых они должны заботиться – буквально погибают от голода. Таких фактов множество, о них многократно рассказывается в международной прессе, они описаны и в ежегодных докладах организации «Трансперенси Интернэшнл», и в Докладах о Развитии человеческого потенциала, регулярно издаваемых Программой Развития ООН. Коррупция - болезнь всемирная. Она мешает проведению реформы административной системы – то есть созданию эффективной демократической системы управления государственным аппаратом на всех уровнях, от местного самоуправления до высших этажей исполнительной власти.


Российский фонд ИНДЕМ выпустил книгу, которая называется Антикоррупционная политика. Мы коротко представим ее через несколько минут.


А сейчас репортаж о коррупции в Словацкой Республике. Слово корреспонденту в Братиславе Инне Земляной.



Ирина Земляная: Суды, полиция, здравоохранение и образование – это, по результатам опроса общественного мнения, - те сферы общественной жизни, в которых коррупция проявляется чаще всего. По мнению экспертов, тому – две причины. Во-первых, не до конца были проведены комплексные реформы в этих отраслях государственной и частной деятельности. Во-вторых, продолжают действовать устойчивые традиции «добровольных подношений», которые – как бы хорошо друг к другу ни относились люди – на языке закона называются «взятками».


Однако, по мнению международной организации «Transparency International», ситуация в словацком обществе за последнее время все-таки изменилась к лучшему. Среди 163 стран мира Словакия вместе с Латвией заняла 49 место по показателю «подверженности коррупции». Словаки, по мнению экспертов, стали менее терпимы к такому явлению, которое в России традиционно называли «блатом», а также к вымогательству. Они считают, что среди самых серьезных проблем, с которыми сталкивается словацкое общество, коррупция стоит на четвертом месте.
Рассказывает доцент кафедры этического и гражданского воспитания педагогического факультета университета имени Коменского в Братиславе Йозеф Лысый:



Йозеф Лысый: Считаю, что словацкое общество достаточно чувствительно ко всем проявлениям коррупции. Более того, решусь утверждать, что о коррупции граждане знают больше, чем исследователи этой проблемы и политологи. И это хорошо. Потому что именно так можно эффективно бороться с этим явлением.



Ирина Земляная: По мнению экспертов, росту нетерпимости к проявлениям коррупции в Словакии способствовала политика бывшего правительства. В 2000 году правительство премьера Микулаша Дзуринды приняло комплексную Национальную программу борьбы с коррупцией. В результате ужесточились наказания за взятки, изменилась система работы кадастрального управления, усилился контроль за исполнением законов, был организован институт омбудсмена, или, по российской терминологии, Уполномоченного по правам человека, появился закон о свободном доступе к информации, начался процесс децентрализации системы общественного управления. Однако, по мнению представителей международной организации «Transparency International», процесс сопротивления коррупции в Словакии может замедлиться. Причина – отсутствие заинтересованности в этом нового правительства. Говорит Эмилия Сичакова:



Эмилия Сичакова: В своей программе оно не представило четких мер борьбы с коррупцией. Никто не назначен в качестве координатора этой деятельности. Не стоит забывать, что в Словакию поступают и будут поступать значительные финансовые средства из еврофондов. И их надо будет делить... Это - три фактора риска, которые усложняют борьбу с коррупцией в Словакии.



Ирина Земляная: Однако доцент кафедры этического и гражданского воспитания Йозеф Лысый считает, что случаи коррупционных связей были и во время правительства бывшего премьера Микулаша Дзуринды.



Микулаш Дзуринда: Фактом является то, что жульничество, взяточничество, коррумпированность в разных формах были и в прошлом. Главное, чтобы они искоренялись.



Ирина Земляная: В борьбе с коррупцией кроме направления «сверху» существует и направление «снизу». А это значит, что без ответственности каждого отдельно взятого человека эффективность этой борьбы сводится на «нет». Потому что отчасти мы сами растим чиновников и бюрократов, ждущих от нас подачки. Говорит доцент кафедры этического и гражданского воспитания Йозеф Лысый:



Йозеф Лысый: Отслеживать уровень коррупции в обществе должен научиться каждый из нас. Более того, каждый из нас в таких случаях должен научиться и действовать, потому что лишь политическими технологиями проблему коррупции в стране решить невозможно. В Словакии появилось много возможностей для борьбы с коррупцией, и одна из главных таких возможностей – это обязанность граждан информировать соответствующие инстанции о фактах коррупции.



Ирина Земляная: Отделение по борьбе с коррупцией Генеральной прокуратуры Словакии, Главное контрольное управление, Управление по делам финансового рынка – это лишь некоторые из организаций, в которые может обратиться любой словак за помощью.


Однако сильным звеном в этой борьбе Йозеф Лысый считает воспитание молодежи в духе нетерпимости к любым проявлениям коррупции:



Йозеф Лысый: Внушать неприятие к коррупции – одна из основных задач не только школы, но и родителей. Общество должно приобрести на уровне генетического кода -- неприятие к обману и несправедливости. Общество жизнеспособно лишь тогда, когда способно различать честные и нечестные поступки, добро и зло.



Владимир Ведрашко: Западные наблюдатели утверждают, что коррупция в России развивается с невероятной скоростью – если перевести буквально слово «скайрокет» – то получится – «со скоростью ракеты, устремляющейся ввысь». Именно так звучит заголовок одной из аналитических статей, опубликованной недавно на сайте британской вещательной корпорации БиБиСи.


Ссылаясь на данные российского исследовательского института ИНДЕМ, автор пишет, цитирую:


«Российское государство выступает ныне самым крупным рэкетиром, потворствующим развитию теневой экономики с годовым бюджетом – по крайне мере вдвое большим, чем государственный бюджет. Практически любое соприкосновение между гражданином и бюрократическим аппаратом неизбежно повлечет за собой акт коррупции в виде взятки».


Тут я должен оговориться: цитируя мрачные данные западных аналитиков, ссылающиеся на выводы российских аналитиков, надо все-таки, как говорится делить услышанное на 2, или на 4… точно не знаю. Но для меня очевидно, что отнюдь НЕ ЛЮБОЕ соприкосновение между мной как гражданином России и бюрократическим аппаратом в лице чиновника, приводит к акту коррупции, взятке, или еще каким-либо нарушениям. Я встречал десятки профессиональных и законопослушных российских чиновников, юристов, врачей, при общении с которыми никаких намеков на мздоимство не было. Говорить о том, что вся государственная и общественная система поряжена коррупцией – это значит готовиться к пышными похоронам этой системы. Но то, что в России открыто изучают проблемы коррупции и пишут о них, говорит как раз об обратном: коррупцию можно преодолеть.


Однако, вернемся к выводам экспертов, которые, несомненно, имеют огромный материал для обобщений.


Доклад ИНДЕМ, на который ссылается БиБиСи, утверждает, что наибольшее распространение коррупция получила в сфере образования и в вооруженных силах. При этом отмечается общее снижение уровня коррупции в здравоохранении и правоохранительной сфере. Интересно, что многие граждане России, отвечая на вопросы социологов, считают коррупцию не системной болезнью, а просто дурной привычкой и проявлением криминального сознания, воспитанного многими десятилетиями существования криминального государства.


А сейчас – несколько слов о книге, представленной на сайте института ИНДЕМ:



Диктор: Книга «Антикоррупционная политика» явилась результатом разнообразных исследований и проектов в сфере изучения коррупции и разработки методов противодействия ей, проводившихся в Фонде ИНДЕМ с 1996 года. Эта книга, без преувеличений, может быть признана уникальной. Во-первых, это первая попытка подготовить учебник для студентов российских ВУЗов по проблемам коррупции и борьбы с ней, по проблемам, возникающим в процессе выработки и реализации антикоррупционной политики государства. Во-вторых, эта книга принципиально отличается от других публикаций в этой области комплексностью и системностью подхода. В ней рассматриваются как общетеоретические проблемы (коррупция с позиций политологии, социологии, экономики, юриспруденции, менеджмента), так и прикладные вопросы государственного управления в антикоррупционной сфере.


Главная задача данной книги — ввести в курс дел читателя, вне зависимости от уровня его подготовки, и обеспечить возможность осознанного и активного его участия в антикоррупционных мероприятиях.



Владимир Ведрашко: Такова краткая аннотация на книгу «Антикоррупционная политика». Книга представлена в виде оглавления ее материалов на сайте фонда ИНДЕМ, и вы легко можете заказать ее, если наберете в поисковой системе в Интернете слова «Антикоррупционная политика».



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG