Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Рыжков: политические задачи в России решаются не цивилизованным путем, а гангстерскими методами


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Юрий Багров.



Никита Татарский: Убийство журналистки Анны Политковской, смерть бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко, отравление Егора Гайдара – череда событий, которые многие политологи считают взаимосвязанными. Политические задачи в России решаются не цивилизованным путем, а гангстерскими методами, считает независимый депутат Владимир Рыжков. С ним беседовал мой коллега Юрий Багров.



Владимир Рыжков: На мой взгляд, маловероятно, эти два убийства и отравления как-то связаны в том смысле, что это делает какой-то один человек или одна группа. В это я не верю. Мне кажется, что каждое из них имеет свою историю, свою логику, свои мотивы. Но их связывает одна общая вещь, а именно, что, так как в России за последние несколько лет полностью разрушены понятные и прозрачные правила игры, например, честные и свободные выборы, свобода слова, то везде идет сплошная как бы бандитская игра. В политической жизни это выражается в том, что политические задачи решаются не цивилизованными методами, а, наоборот, гангстерскими, чикагскими методами политических убийств, отравлений, пули, яды и так далее. В этом смысле, естественно, прослеживается связь между этими событиями.



Юрий Багров: Как вы относитесь к той версии, которую озвучил накануне Кремль, что цель этих убийств – это дискредитировать власть нынешнюю российскую?



Владимир Рыжков: То, что отличается нас от Кремля, это то, что мы с вами можем строить версии и давать оценки. А Кремль должен давать факты. У Кремля в руках вся репрессивная машина государства, у него в руках МВД, ФСБ, прокуратура, тысячи следователей, прокуроров и так далее. Что Кремль вот в эту игру включается по версиям? Он не версии должен давать, а итоги расследований. Кто заказчики убийства Старовойтовой? Мы не знаем. Кто убийцы и заказчики убийства Щекочихина? Мы не знаем. Кто заказчики и исполнители убийства Политковской? Мы не знаем. Подавляющее большинство политических убийств в России остаются нераскрытыми, и мы не узнаем заказчиков. Можно строить версии, когда ничего неизвестно, но Кремль как раз отвечает не за выпуск версий, а Кремль отвечает за расследование громких убийств, и не только громких убийств, а вообще за правопорядок в стране. Поэтому вообще меня возмущает эта позиция, когда Кремль строит версии вместо того, чтобы сказать: убийца – тот-то, заказчик – тот-то. Вот чем должен заниматься Кремль, а не заниматься распространением своих версий.



Юрий Багров: Если я вас правильно понял, в таком случае до того, пока не поменяется власть, мы не узнаем заказчиков этих убийств?



Владимир Рыжков: Я все-таки надеюсь, и я уже говорил об этом, что на самом деле самый заинтересованный человек сегодня в стране в раскрытии убийств последних дней и месяцев – это наш президент. Потому что ничто так не дискредитирует его в глазах собственного общества и в глазах мирового сообщества, как нераскрытые политические убийства. Он первый, кто заинтересован в том, чтобы мы узнали заказчиков и убийц Анны Политковской, Литвиненко, Андрея Козлова и других. Поэтому я все-таки надеюсь и обращаюсь к президенту, пользуясь такой возможностью, чтобы он употребил всю свою власть и все свои возможности, для того чтобы мы узнали имена убийц и заказчиков.


XS
SM
MD
LG