Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

В московском спецприемнике для иностранцев умерла беженка из Грузии


Программу ведет Александр Гостев. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Москве Олег Кусов.



Александр Гостев: В минувшие выходные в московском спецприемнике для иностранцев скончалась беженка-грузинка из Абхазии Манана Джабелия. По данным правозащитников, она была задержана два месяца назад в ходе милицейских спецопераций по задержанию грузин на улицах Москвы.



Олег Кусов: Манана Джабелия два месяца пыталась доказать правоохранительным и судебным органам, что проживает в Москве законно. Женщину, страдающую астмой, всё это время держали в душной камере спецприёмника. Рассказывает председатель Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева.



Людмила Алексеева: Манана Джабелия была больным человеком, у нее астма была. Но, я думаю, что дома бы она осталась жива, а если бы даже она погибла дома, то это была бы трагедия для ее семьи, но история не имела бы такого трагического звучания. Дело в том, что Джабелия была задержана на Домодедовском рынке, где она работала, в самом начале вот этой дикой антигрузинской кампании, и мировая судья Чубарова приняла решение о ее депортации. Хотя у Мананы действительно грузинский паспорт, но вся ее семья живет здесь, у них была российская регистрация, действительная до 1 января. И один из ее сыновей вообще уже имеет российский паспорт. Они не имели никаких проблем с законом, у них все было всегда в порядке - и документы, и их поведение.



Олег Кусов: По решению Московского городского суда, Джабелию должны были отпустить домой в понедельник. Соответствующие документы уже были отправлены из Мосгорсуда в спецприемник.


Как утверждают правозащитники, в спецприёмнике Манана Джабелия находилась незаконно.



Людмила Алексеева: Самое главное, что между решением о депортации и кассационным судом прошло, чем полтора месяца и все это время человека, без каких бы то ни было оснований, как мы теперь уже знаем, держали в спецприемнике, в не лучших условиях. Родственники Мананы хотели ходатайствовать перед судьей, чтобы она, раз дело с кассацией так затягивается, ей с самого начала была назначена кассация через полтора месяца, то они хотели ходатайствовать, чтобы на это время Манану, как человека законопослушного и к тому же больного, отпустили домой под подписку о невыезде. Судья даже не захотел встретиться с ее родственниками. Только судья может принять решение об изменении меры пресечения, и поэтому Манана находилась в спецприемнике.



Олег Кусов: С немолодой уже женщиной сотрудники правоохранительных органов обращались необоснованно жестко, так считает вице-президент грузинского землячества в Москве Давид Бериташвили.



Давид Бериташвили: Я понимаю, если бы у них в заключении находился бы бандит, который, скажем, застрелил милиционера, и остались бы сироты, вдова, ну, тогда я понимаю вот это озлобление. Но здесь то, что они сотворяют с людьми, это же не первый случай, был уже Тогонидзе, который месяц назад в таких же условиях скончался... Это ради карьеры делается. Причем карьеры, знаете как, не то, что там приказ какой-то: подмигнули сверху, дескать, так бы хорошо бы, и они пытаются угадать, эти негодяи. И вот эта женщина. Но ведь это же случай совершенно уникальный, что кто-то успел добежать до Алексеевой, Алексеева нашла способ каким-то образом довести апелляцию до суда. Ведь у остальных сотен людей, которые подверглись этому издевательству, никаких возможностей апеллировать не было.



Олег Кусов: Давид Бериташвили подчёркивает, что Манана Джабелия в своё время стала беженкой не без участия российских силовых структур.



Давид Бериташвили: Она жила в своем городе в Абхазии, в Сухуми, ее оттуда выкуривали, кстати, не без помощи российского оружия. В конце концов, выкурили, попала она сюда. Теперь и отсюда выкуривают. У нее дом только есть в Сухуми, а больше нигде у нее нет.



Олег Кусов: Людмила Алексеева сомневается, что кто-либо понесёт серьёзное наказание за смерть невинного человека.



Людмила Алексеева: Я не знаю, есть ли у судьи Чубаровой совесть, если есть, то хотя бы ее совесть ее должна казнить. Но вот относительно совести, есть ли она у судьи Чубаровой, у меня сомнения. Потому что, если бы у нее была совесть, она бы не приговаривала Манану Джабелия к депортации, потому что у нее документы были в порядке.



Олег Кусов: В московских спецприёмниках по-прежнему находятся уроженцы Грузии.



Давид Бериташвили: Несколько десятков человек, вот такие, не совсем точные данные. Всего решение судов, по-моему, около двух тысяч человек получили. В большинстве случае люди не допускались в суд, а соответствующее официальное лицо из иммиграционной службы с пачкой паспортов забегало и потом, уже со штампами о депортации, выскакивало из суда. Какая-то тактика взятия заложников, что мы будем мучить этих людей, которые нам тут под руку попали совершенно случайно, пока вы не примете какое-то там, в Тбилиси, политическое решение.



Олег Кусов: Министерство юстиции Грузии намерено направить в Суд по правам человека иск против России за нарушения прав депортированных грузин.


XS
SM
MD
LG