Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Россияне не могут похвастаться богатырским здоровьем


Программу ведет Дмитрий Казнин. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Санкт-Петербурге Татьяна Вольтская. Гость студии - руководитель консультативно-образовательного валеологического центра "Путь к здоровью" Ольга Кондратьева.



Дмитрий Казнин: В последние месяцы в России разразилось несколько скандалов в сфере медицины, были выявлены коррупционные преступления, связанные с хищением бюджетных средств и мошенничеством. Такие понятия, как "здоровье нации" и "фармацевтическая мафия, все чаще используются средствами массовой информации и экспертами, когда речь заходит о состоянии здравоохранения в стране.



Татьяна Вольтская: Несмотря на национальный проект "Здоровье", на попытки реформировать российскую медицину, россияне пока не могут похвастаться богатырским здоровьем. Недавно по стране прокатились скандалы, связанные с фальсифицированными лекарствами, звучало имя Владимира Брынцалова, публиковались длинные списки препаратов, которые подделывались на его заводе "Брынцалов А", но в итоге лицензии его так и не лишили. Говорит директор Северо-Западного Центра по контролю качества лекарств Сергей Некрасов.



Сергей Некрасов: На моей памяти были наказаны производители фальшивых антибиотиков из Саранска. Вот это, пожалуй, единственный случай за много лет, когда общественности стало известно о реальном наказании. Если закон о лекарственных средствах был принят в 1998 году, то само понятие "фальсифицированное лекарственное средство" появилось в нем в 2005 году. Отсутствие четкого определения очень, конечно, мешало. В России законы вроде бы есть, но правоприменительная практика практически отсутствует. И то же относится и к Брынцалову. Это очень сложный процесс, особенно в рамках существующего законодательства.



Татьяна Вольтская: Фальсифицированные лекарства не единственная проблема. Только что в СМИ прошла информация о массовых отравлениях, вернее, острых гастроэнтеритах, полученных в результате употребления недоброкачественных пищевых продуктов. Об обстановке в городе говорит главный специалист Комитета по здравоохранению правительства Петербурга Аза Рахманова.



Аза Рахманова: У нас есть лекарства, лекарств много, они доступны. Но у нас не достает больных, которых мы должны были бы лечить. Мы знаем, что в нашем городе в лечении нуждаются 4, 5, 6 тысяч больных, а лечатся только около тысячи. Это связано, во-первых, с неинформированностью населения. Должна быть широко доступная информация о том, что и в Центре "СПИД", и в больнице Боткина имеются лекарства и можем мы оказать медицинскую помощь любого вида, в том числе дать самый высокоактивный антиретровирусные препараты, которые по существу спасают людей. Мы только просим, чтобы к нам пришли. Лекарства доступны, но важно, чтобы те, кто инфицирован, поверили в то, что лекарства помогают.



Татьяна Вольтская: Поэтому Аза Рахманова рекомендовала обратить особое внимание на предприятия общественного питания и отметила, что если в прошлом году к этому времени года было зарегистрировано 40 заболевших брюшным тифом, то в этом году - уже 50.



Дмитрий Казнин: Сегодня у нас в студии руководитель консультативно-образовательного валеологического центра "Путь к здоровью" Ольга Кондратьева.


Ольга Львовна, в репортаже говорилось о достаточно сложной ситуации, сложившейся и в здравоохранении, и в области вообще здоровья и жителей Петербурга, и страны в целом. По вашему мнению, действительно сложная ситуация?




Ольга Кондратьева

Ольга Кондратьева: Ситуация действительно очень сложная. Как известно, наша страна всегда "впереди планеты всей", и, к сожалению, в этой ситуации мы в самом конце. По уровню смертности населения наша страна уступает, к сожалению, только некоторым малоразвитым африканским странам. И при этом, в отличие от западных стран, примерно 80 процентов погибающих ежегодно людей - это люди трудоспособного возраста, что, в общем-то, вдвое обидно. Потому что когда человек не проживает полноценно то, что ему отпущено Богом, это, я считаю, в каком-то смысле преступление. Преступление и людей против самих себя, и властей, которые не обеспечивают ситуацию адекватно потребностям здравоохранения. И, в общем, по моему мнению, сложилась революционная ситуация, когда верхи не могут, а низы не хотят жить так, как было до того. И если, скажем, со стороны верхов, по крайней мере, какие-то слова и какие-то действия, которые могут иметь за собой последствия (поживем - увидим), совершаются, то, к сожалению, моя ежедневная практика показывает, что уровень грамотности населения в отношении того, как к себе нужно относиться, как нужно заниматься своим здоровьем, он достаточно низкий, что меня, в общем-то, несколько удивляет.


Сейчас большинство людей трудоспособного населения не только работает, а они иногда и читают, во всяком случае глянцевые журналы практически все просматривают. И ориентация на какой-то определенный образ есть внутри у каждого, кто стремится как-то сделать свою жизнь. И этот образ встает с обложки глянцевых журналов как что-то молодое, красивое, сильное, здоровое, у которого есть деньги. Но никто никогда не задумывается, что те же самые модели, которые создают эти образы, они ведь столь хороши собой не только потому, что у них много денег, ими занимаются массажисты, визажисты и так далее, а вопрос в том, что они занимаются своим здоровьем. Человек не может быть красивым, если у него внутри есть неблагополучие. Даже если у нас дома есть зверек, мы стремимся, чтобы у него была блестящая шерсть, яркие, веселые глаза, чтобы он был живой, подвижный. Что мы для этого делаем? Мы ходим к ветеринару и спрашиваем, чем кормить его, - вот первый вопрос, который возникает, когда мы имеем дело с чем-то живым. И вот к себе мы относимся почему-то совершенно иначе. Мы считаем, что наше тело будет нам служить всегда. Если в собственном автомобиле что-то застучит - тут же, сразу на станцию техобслуживания, профилактика. А к себе относимся по принципу: а, пройдет... И никто почему-то не хочет ни задуматься о том, что впереди довольно длительная жизнь, желательно по крайней мере, хотелось бы, и наше тело - это не одноразовая посуда, о которой можно не заботиться, о ее сохранности.


За последнее время есть очень интересные экспериментальные работы, которые говорят о том, что, в общем-то, продолжительность жизни человека - это наши привычные в идеале 100 лет, а средняя продолжительность жизни в России существенно ниже, а на самом деле мы можем жить в полтора-два, а то и в три раза дольше. И есть эксперименты, проведенные на животных, уже достаточно долгосрочные, больше 10-15 лет длящиеся, которые показывают, что образ питания при абсолютно одинаковых условиях, в которых эти животные содержатся, образ тех дополнительных компонентов, состав дополнительных компонентов, которые этим животным даются, резко, радикально просто влияет на массу болезней, которые у них могут возникнуть с возрастом, резко снижают степень одряхления и повышают интеллектуальный, творческий и даже сексуальный потенциал, который эти животные сохраняют вплоть до очень, так сказать, преклонных лет.



Дмитрий Казнин: Последнее время тема, вокруг которой было сломано много копий, - это биодобавки. Кто-то является ярым противником этого. Кто-то, наоборот, защищает биодобавки как некое новое слово и в медицине, и в культуре питания, и так далее. Что можно сказать об этом и насколько, действительно, сейчас остро стоит вопрос о том, употреблять их или не употреблять?



Ольга Кондратьева: Когда меня спрашивают, есть или не есть биодобавки, то я обычно всегда отвечаю: конечно, есть. Пока не встал вопрос: быть или не быть? Потому что мы живем, действительно, в постоянно меняющемся мире, и те требования, которые предъявляет к нашему организму сегодняшний мир, они отличаются от тех, которые были тогда, когда люди бегали за мамонтами, и отличаются даже от тех, которые мир предъявлял к человеку и к возможностям его организма даже в середине XX века. И мы сейчас гораздо больше знаем о том, что нам необходимо. И я считаю, что является просто преступлением против себя самого не применять те биодобавки, которые тебе нужны. Потому что это не что-то чужеродное, а по сути дела те же самые витамины. Только надо действительно уметь применять это правильно и понимать границу между профилактикой и болезнью. Поэтому, конечно, когда пытаются лечить какие-то заболевания исключительно биодобавками, это просто-напросто неквалифицированно. Как врач, я абсолютно не фанатик того, что все должно исчерпываться только биодобавками. Все имеет свои границы применения. Но когда ты используешь фармпрепараты, ты, в общем, должен прекрасно понимать, что каждый препарат - это вещество, которое, по сути дела, буря в пустыне. Мы получаем результат, но оставляем после себя часто в организме то, что можно реально назвать выжженной землей. И вот восстановить эту ситуацию полноценно можно только с помощью грамотно, разумно применяемых биологически активных добавок.



Дмитрий Казнин: Ольга Львовна, в беседах с врачами мне не раз приходилось слышать, что когда человек заболевает, лучше все-таки употреблять лекарства в последнюю очередь и пытаться какими-то другими методами, способами вылечиться. Потому что сейчас в аптеках, по словам тех же врачей, продается очень много подозрительных препаратов, которые могут не вылечить, а наоборот, еще более ухудшить здоровье.



Ольга Кондратьева: Да, я согласна в этой концепцией по той простой причине, что, действительно, в аптеке сегодня никогда не знаешь, что ты на самом деле приобретаешь. К сожалению, без фармпрепаратов при целом ряде заболеваний не обойтись, поэтому здесь все равно получается вариант "метода тыка". Но очень многие проблемы действительно можно решить без фармпрепаратов. Но это возможным становится только тогда, когда организм изначально имеет какой-то резерв, ресурс, который обеспечивается исходно и правильным питанием, и правильным применением каких-то витаминов, биодобавок, которые по смысле те же витамины, то есть необходимые жизни компоненты. То есть если человек, так сказать, изначально, начиная со времени беременности его матери, был готов к тому, что ему необходимо будет столкнуться с этой сложной жизнью, в которой масса проблем, которые угрожают функционированию его тела, то тогда действительно многие проблемы можно и предупредить заранее, и решаются они без применения каких-то фармпрепаратов достаточно легко.


Я считаю, что нет вопроса опять-таки - применять биодобавки или не применять биодобавки, конечно, применять. Только вопрос в том, как. Потому что неграмотное применение что биодобавок, что фармпрепаратов может привести к абсолютно нежелательным результатам. И в наших аптеках, к сожалению, никогда нельзя быть уверенным в том, что ты покупаешь, ту ли биодобавку, которая заявлена в аннотации, что там внутри. Хорошо, если это просто безвредное вещество, а чаще всего так и бывает, но ведь человек рассчитывает на эффект и в конечном итоге может его не получить. Естественно, возникает вопрос: а что делать? Понятно, что одномоментно эту ситуацию изменить нельзя. Но уже, по крайней мере, в направлении улучшения ситуации какие-то шаги делаются. Во-первых, человек должен знать, к кому обратиться за консультацией на эту тему, потому что, в общем-то, заниматься самолечением даже на уровне биодобавок - это неверно. Потому что есть какие-то вещи приоритетные, есть что-то, что нужно делать в первую очередь, есть что-то, что можно отсрочить, и решить этот вопрос может только специалист. Но специалист должен быть грамотным, квалифицированным, подготовленным именно с точки зрения профилактической медицины.


Вот в связи с этим наш консультативно-образовательного валеологического центра "Путь к здоровью" совместно с Академией имени Мечникова организовали курс подготовки и повышения квалификации именно для врачей с выдачей диплома, сертификата государственного образца именно по профилактической медицине. Любой врач должен иметь представление о том, чем еще можно помочь пациенту, помимо использования фармпрепаратов. Особенно учитывая те положения, которые заложены в нашей национальной программе по здравоохранению.


И второй момент: где же приобрести нормальные биодобавки? В принципе, как показывает сегодняшняя практика, в сущности, единственное практически на 100 процентов надежное место - это представительства конкретных фирм. Потому что, во-первых, между производителем и потребителем нет огромного количества ступенек разнообразных, перепродавцов и так далее. И поэтому, во-первых, накрутка по ценам получается гораздо меньше, а во-вторых, собственно говоря, это практически исключает варианты подделок. Тем более что большинство иностранных биодобавок, которые ввозятся в нашу страну, они производятся на фармацевтических заводах западных, которые сертифицированы по GMP , то есть это та обязательная сертификация, которую должен проходить каждый фармзавод, это очень высокие требования не только к экологии производства во всех ее аспектах, но это и обязательный контроль качеств каждого этапа. Поэтому никогда, собственно, с такого завода не может выйти препарат, который не соответствует тому, что написано в его аннотации, вне зависимости от того, это фармпрепарат или это биологически активная добавка. Поэтому сегодня у населения есть возможность, во-первых, в крупных городах, а сейчас и в мелких приобрести в конкретных представительствах фирма препараты.



Дмитрий Казнин: Если говорить о психологии человека, то очень многие люди, по крайней мере, у нас в стране, если нет какого-то конкретного сиюминутного результата, относятся с подозрением к любым препаратам. Вот психологический момент того, что принял - и тут же стало лучше. Профилактика - тут, наверное, речь идет не только о здоровье, но и о многих других областях - непопулярна именно по причине того, что нет результатов вот здесь и сейчас.



Ольга Кондратьева: Я подозреваю, что это, с одной стороны, вопрос менталитета, потому что то, что вы сейчас сказали - здесь и сейчас, - это в классическом своем варианте психология наркомана. Во всех руководства по наркологии отмечается этот элемент, который присущ именно этой категории людей, которые склонны к таким вот быстрым результатам. Именно поэтому, скажем, люди, которые могут оказаться в ситуации наркотической или алкогольной, когда ты видишь у человека подобного рода психологию - это всегда, собственно говоря, наводит на размышления. Как вы видите, в нашей стране, к сожалению, алкоголизм процветает, и я думаю, что это как бы две стороны вот этой самой медали - психология "здесь и сейчас" и то, что мы видим. Понятно, стрессы и так далее, причин много, но алкоголь же этих проблем все равно не решает. Но зато ощущение появляется просто кайфовое. Поэтому хотите здесь и сейчас - вперед, ребята, есть наркотики, алкоголь, есть другие способы затуманить себе мозги. А здоровье - это работа, работа ежедневная, действительно образ жизни. Это не может быть разовым мероприятием, наскоками кавалерийскими такие вещи не решаются.



Дмитрий Казнин: Если говорить о здоровье новорожденных, насколько известно, сейчас огромный процент детей, которые рождаются, уже больны изначально.



Ольга Кондратьева: Да, к сожалению, примерно 90 процентов детей уже имеют какую-то патологию. А если сравнить эту ситуацию, скажем так, с вопросами долгожительства на Западе, то там долгожителей, которые живут гораздо больше 90 лет, неизмеримо больше, чем у нас. И при этом самое интересное, что 25-30 процентов из них мало того, что интеллектуально сохранны, а они еще практически здоровы. Поэтому опять-таки вопрос упирается в отношение к себе, в умение выбрать для себя оптимальный вариант образа жизни, питания, каких-то дополнительных компонентов, которые мы используем. И третье, думается, здоровье нации нужно сохранять, начиная со здоровья матери, причем еще до зачатия ребенка. И не только матери, но и отца, но матери в первую очередь, потому что очень много компонентов ребенок получает именно от нее. И хотя, в общем-то, конечно, это записано в национальной программе по здравоохранению - особое внимание к женщинам этой категории, но, тем не менее, каждая женщина в этой ситуации должна думать своей головой, искать своего специалиста и подбирать ту индивидуальную программу, которая нужна именно ей, а не кому-то другому. И сегодня есть такие возможности.



Дмитрий Казнин: Ольга Львовна, мы говорили о том, что 90 процентов детей имеют какие-то патологии. Есть ли в принципе надежда на то, что со временем эта цифра уменьшится? Я имею в виду в России, конечно. Каковые тенденции?



Ольга Кондратьева: Очень бы хотелось в это верить, но, к сожалению, пока что, как мы уже говорили, во-первых, и грамотность населения в этом отношении достаточно низкая. В общем-то, я просто вижу, хотя сама с этим ни разу всерьез, по счастью, не сталкивалась, я просто вижу, что происходит с нашей медициной. Скажем, вот эта идея о том, что должен быть семейный врач, который заменит и педиатра, и гинеколога, и терапевта, мне кажется, эта идея не самая здравая. Собственно говоря, та служба, которая была создана в советское время, которая была создана еще Семашко, она была одной из самых по сути дела передовых и адекватных. Весь мир, в общем-то, в том или ином виде перенимал этот вариант. И тогда, когда Соединенные Штаты по сути дела признали, что их система страховых компаний не вполне адекватна, она не отвечает потребностям населения, и в последние годы перед перестройкой шел довольно пошел обмен опытом, они очень интересовались, как у нас организована служба здравоохранения, я уже не говорю об Англии, где служба здравоохранения организация по принципам Семашко, то есть вот это разделение поэтапное, где на каждом этапе есть свой специалист, то мы после перестройки решили все сделать заново, разрушить все то хорошее, что было создано, и попытаться создать нечто новое на развалинах. Это, конечно, очень сложно. В первую очередь страдает самая уязвимая часть населения - дети и старики. Очень хочется надеяться, что в конечном итоге разум возобладает и как-то всерьез начнут относиться к проблемам детства, не только на бумаге, не только на словах, а, в общем-то, на деле.



Дмитрий Казнин: Как относятся к детям и к старикам, о государстве судят обычно по этому.



Ольга Кондратьева: Да, я с этим абсолютно согласна. Честно говоря, мне было очень странно услышать, когда шла дискуссия о деньгах, которые положены будут женщине после рождения второго ребенка, что их можно будет использовать туда-то, туда-то, но нельзя использовать на лечение ребенка. Так сказать, наш министр здравоохранения прокомментировал, что педиатрия у нас бесплатная, поэтому эти деньги абсолютно матери не нужны, потому что вся помощь необходимая будет оказана бесплатно. Это просто очевидно не так, потому что каждый, кто сталкивался с болезнью ребенка, прекрасно знает, что большинство операций, нейрохирургических, офтальмологических и так далее, они абсолютно платные. Да, есть квота, но эту квоту поди, дождись. Ты будешь ее ждать полгода, год, а ситуации часто бывают экстренные, там нельзя ждать. Поэтому приходиться искать очень большие деньги, которые для людей неподъемны, либо, собственно говоря, смотреть, как твой ребенок медленно погибает. Это, понятно, крайние ситуации. К сожалению, пока что, с точки зрения властей, несмотря на все прекрасные слова, которые говорятся, мне не видится каких-то серьезных подвижек. Увы.



Дмитрий Казнин: Если мы говорим с вами о профилактике, при этом минули, опять же, состояние медицины. Ведь огромное количество больниц, медицинских учреждений, особенно если не касаться Петербурга и Москвы, да и в Петербурге и Москве тоже, находятся в ужасном состоянии. Можно справедливо возразить, что сначала давайте хотя бы какие-то минимальные сделаем вещи для медицины, я не знаю, койки в больницах, какие-то примитивные препараты чтобы были всегда, а потом уже говорить о каких-то вещах профилактических.



Ольга Кондратьева: Не бывает в начале, не бывает в конце. Если вы хотите сварить борщ, то вы же не варите его из одно свеклы или из одной картошки со свеклой. Вы берете разные компоненты для того, чтобы получить то, что вам необходимо. Поэтому вопросы здравоохранения не могут решаться, естественно, без того, о чем вы сейчас сказали, но это совершенно не единственная сторона вопроса. Решаться должны все моменты. Здесь вопрос и подготовки врачей, и грамотности населения, и обеспеченности больниц, и теми фондами, которые выделяет на это дело государство. Очень хочется вспомнить ситуацию, очень давно, еще во времена перестройки, газета "Час пик" тогда привлекала к себе довольно большое внимание, так уж получилось, что мне тогда пришлось там написать довольно большую статью по поводу нашего здравоохранения. Тогда, в общем-то, поинтересовалась я кое-какими цифрами и материалами. Так вот оказалось, что мир давно уже прекрасно знает, что для того, чтобы здравоохранение было достаточно адекватным, необходимо, чтобы на него выделялось примерно 6-7 процентов национального бюджета. В нашей стране, к сожалению, и до перестройки выделялось существенно меньше, а после перестройки, по крайней мере, в те времена, когда я интересовалась этим вопросом, узнала конкретные цифры, это были какие-то сотые доли процента, даже не 6-7. Сейчас я подозреваю, что, конечно, эта цифра немножко повыше, но то, что она неизмеримо не дотягивает до той, которая позволяет адекватно построить ситуацию, сделать ее для населения теплой... То есть, пока этого не будет, очень многих вещей не будет. Поэтому и приходиться говорить, что здоровье утопающих - дело рук самих утопающих. Приходиться говорить о том, что необходимо повышать грамотность населения, и врачи должны многое знать, надо повышать грамотность специалистов. Собственно говоря, надо заниматься вопросами профилактики, потому что, увы, медицина, которая может сделать многое серьезной болезнью... Да, врачи у нас прекрасные, очень много хороших врачей. Когда приезжают к нам иностранцы, они часто удивляются, как в таких условиях делаются чудеса. Но, к сожалению, не каждый человек может получить столь квалифицированную врачебную помощь даже в наших убогих условиях. Поэтому, чтобы не пришлось прибегать к этой замечательной помощи, то лучше все-таки заниматься профилактикой. Думать о своем здоровье не тогда, когда машина встала в кювет, а тогда, когда еще можно ехать долго, долго, быстро и с удовольствием.



Дмитрий Казнин: В последние месяцы много скандалов было в сфере здравоохранения, арестованы были высшие чиновники Фонда обязательного медицинского страхования и так далее. Передачи делались на центральных каналах. Создавалось впечатление, в том числе, я так понимаю, что и в СМИ, что это большой бизнес, где крутятся огромные деньги, где вопросы здоровья, то есть то, чем занимается министерство и те ведомства, чиновники которых были заподозрены в коррупции, стоят на третьем, десятом месте, на первом же месте стоит вопрос зарабатывания денег.



Ольга Кондратьева: Конечно, Дмитрий, вы абсолютно правы. Потому что фармбизнес - по сути дела деньги, я бы сказала, покруче нефтяных. Поэтому те страсти, которые разгораются в этих финансовых кулуарах, они, конечно, трагически порой сказываются на здоровье нации. Но эти вопросы, к сожалению, мы с вами, увы, не решим. Хотя, в общем-то, если вспомнить историю, то в Америке в 60-е годы точно так же, как сейчас идут колоссальные нападки на биологически активные добавки, была война с витаминами, когда врачей, которые занимались профилактикой и насаждением здорового образа жизни, их просто под белые ручки вытаскивали из их врачебных кабинетов и офисов. Инспирировано это было все конечно фармкомпаниями, доходы которых, во-первых, начали слегка падать, но в перспективе могли упасть довольно здорово при обеспечении населения другими какими-то компонентами для того, чтобы здоровье было адекватно. Поэтому все это было, естественно, инспирировано деньгами. Та же самая ситуация происходит и сейчас. Это ведь тоже война этого же самого толка, как известно, на войне все средства хороши, поэтому черни врага, бей, топчи. Естественно, в каждой ситуации, что с фармпрепаратами, что с биодобавками, там есть какие-то свои плюсы, свои минусы, какие-то варианты неграмотного применения. Но мы же не кричим, что аспирин это вообще самое страшное лекарство на свете только потому, что при неграмотном применении аспирина возможно развитие язвенных кровотечений и так далее. Мы просто говорим о том, что применять надо грамотно, только и всего. А вот когда уже начинаются такие инсинуации и нападки, как сейчас идет широкая кампания против биодобавок, в общем, понятно, где ноги растут этих проблем.



Дмитрий Казнин: Раз в 60-х это было, то методом несложного подсчета, через 40 примерно лет в России ситуация изменится и достигнет того, что сейчас, например, происходит на Западе.



Ольга Кондратьева: Во-первых, надеюсь, что раньше по той простой причине, что время сейчас существенно плотнее. Во-вторых, мы же сейчас пытаемся прожить за короткий срок тот капитализм, который Запад проживал за столетия. Поэтому, соответственно, многие моменты, которые у них длились десятилетиями, я надеюсь, у нас будут длиться, дай бог, годами и то недолгими.



Дмитрий Казнин: Ваш центр называется валеологический, "Путь к здоровью". Что, если кратко, имеется в виду?



Ольга Кондратьева: Валеология. Валеология - это наука о здоровье, наука о здоровом образе жизни, о здоровом питании, о выращивании здоровых и младенцев, и детей, о здоровье стариков. То есть глобально наука именно о здоровье, именно о профилактике, о сохранении здоровья, о его поддержании, о его улучшении, о том, каким образом нужно менять свою жизнь или какие-то компоненты, которые мы используем в питании, в зависимости оттого, где мы находимся, в какой экологической обстановке и так далее.



Дмитрий Казнин: То есть речь не идет о лекарствах?



Ольга Кондратьева: Нет. Валеология - это профилактическое именно направление, где идет речь именно о применении правильного питания и, соответственно, биологически активных добавок, витаминов и так далее.



Дмитрий Казнин: Спасибо. Будем надеяться, что, рано или поздно, люди только с помощью профилактики будут сохранять свое здоровье.



Ольга Кондратьева: Это было бы прекрасно.



XS
SM
MD
LG