Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Концерн "Газпром" планирует строительство 300-метровой башни в центре Петербурга


Программу ведет Андрей Шароградский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода Татьяна Вольтская.



Андрей Шароградский : Российские власти получили официальный запрос Всемирной организации охраны всемирного наследия ЮНЕСКО по поводу планов строительства в Петербурге делового центра "Газпром-сити", предполагающих возведение 300-метрового небоскреба в историческом центре города. Заявление по поводу этих планов сделало также английское представительство Всемирного фонда по охране памятников. Тему продолжит корреспондент Радио Свобода в Петербурге Татьяна Вольтская.



Татьяна Вольтская : Беспокойство ЮНЕСКО вызвано тем, что в конце прошлой недели в Петербурге компания "Газпромнефтьинвест" подвела итоги архитектурного конкурса на выбор концепции строительства главного здания административно-делового центра "Газпром-сити". Победил английский проект RMJM LONDON LIMITED. Проект представляет собой спиралевидную конструкцию высотой 320 метров, которая будет состоять из множества граней, постоянно меняющих свой цвет в зависимости от освещения. В основании небоскреба пятиугольник, который предстоит точно вписать в исторический фундамент, разрушенной крепости Ниеншанс. Внешне здание напоминает огромный прозрачный кукурузный початок. Говорит представитель RMJM Филипп Никандров.



Филипп Никандров : Это башня-шпиль, это башня-обелиск, это монумент, вертикальная доминанта для Санкт-Петербурга, в который деликатно входит в небесная линия. Это не плоская кровля какая-то, не вытянутый блок из стекла и бетона, это высокой огранки кристалл, который разбит на множество граней, отражающих калейдоскопично кусочки Санкт-Петербурга, как картина Филонова. Здесь сокрыто множество символов. Потому что "Газпром" это энергетическая компания. Энергия воды в волне этой, энергия моста. Волна переходит в существующий мост. Энергия, которую олицетворяет башня, это и огонь (символ "Газпрома"), это и лед, это и вода, это и ракета, это и динамика, это спираль, это время (развитие эволюции во времени). Здесь скрыто множество символов, и применены интересные технологии, как использование дихроидного стекла, который дает эффекты, - позволяет зданию превращаться из золотого, скажем, в голубое, небесное, из золота - в лед, из пламени - в воду.


"Газпром-сити" не должен являться коллекцией небоскребов. Для этого есть другие города мира. Петербург не приемлет многословности доминант. Петербург - это плоский город, горизонтальный город, где доминирует несколько значимых объектов - это купола, шпили. Пример для нас - это Адмиралтейство. Это шпиль, который олицетворяет собой вхождение России, как новой морской державы, в эпоху борьбы с другими грандами. На то время это были Испания, Франция, Великобритания. Сейчас "Газпром" входит на мировую арену как мировая компания, как одна из крупнейших компаний мира. Она диктует энергетическую политику, в целом политику Евразии и мира. Она заслуживает своего воплощения.



Татьяна Вольтская : То есть, с одной стороны, архитекторы понимают, как устроен Петербург и что обращаться с ним следует аккуратно, с другой - произносят речи о "деликатном вхождении 300-метровой вертикали в пространство небес". Как будто земного городского пространства это не касается. Что же касается высотного регламента, который пока никто не отменял, то этого понятия победителям конкурса явно не хотелось касаться, как и того, что прозрачная вертикаль весьма сильно исказит панораму города.



Филипп Никандров : Мы сделали анализ, проанализировали очень внимательно каждую улицу города. Мы знаем, откуда она будет видна, и откуда она будет не видна. Но пример это Эйфелева башня в Париже. Сейчас ее высота 320 метров. Она видна из многих точек Парижа. Она является неотъемлемой частью Парижа. История ее строительства, как известно, такова. Элита культурная французская возражала. Это символ Парижа. Он исключительно масштабен и комплементарен архитектуре старого Парижа, не менее прекрасного города, чем Санкт-Петербург.


Речь не в высоте, а чтобы найти решение архитектурное, которое сделает это здание уникальным и масштабным городу. Если вы не хотите видеть это здание, то это значит, что оно некрасивое. А если это сооружение шедевра... Если подумать, как бы поступил Петр Первый, стал бы он строить высотные башни или не стал? Я думаю, что все из нас знают ответ, что Петр Первый стал бы строить высотную башню, несмотря ни на какие высотные ограничения. Потому что это был человек высоких амбиций. Петербург - это город исключительно высоких амбиций. Все здесь строилось на пределе человеческих возможностей. Он не был специалистом в архитектуре, но он видел, как это делают на Западе. Он хотел, чтобы у нас было не хуже, а даже лучше. Начиналось это как некая пародия, а закончилось это как серьезный архитектурный ансамбль. Но все это делалось на пределе возможности строительной техники. Поэтому ограничить высоту... Мы не строим возле Петропавловской крепости.



Татьяна Вольтская : У меня не было возможности спросить у Петра Первого - стал бы он возводить прямо за Смольным собором Растрелли 300-метровый небоскреб RMJM. А вот мнение известного режиссера Алексея Германа - нужно ли это делать? - мне записать удалось.



Алексей Герман : Мы выезжаем на нашу Неву-красавицу. Действительно, можно глаза закрыть, когда едешь через Кировский мост и смотришь в сторону Петропавловской крепости. Или проезжаешь по Неве - дома, дома, дома один прекраснее другого, кто архитектор хуже, лучше, по заказу, дворцы. Это и есть наш город. И маленький закуток, куда пустили большевиков - дом, в котором жил Романов, дом, в котором жил Товстоногов, Дома моряка, гостиница "Ленинград", за ней вообще что-то чудовищное. Вот кусочек, на который, как актерская проба на органику, на слияние со стилем картины, в конце концов, на талант, был отпущен господам большевикам. Вот те, кто считает, что они выдержали этот экзамен, те, конечно, проголосуют за "Газпром", который закроет весь наш город, все соборы и так далее. Те, кто, подобно мне, считают, что они получили не то, что неуд, а уволены за профессиональную непригодность, все согласятся, что вообще надо подходить на цыпочках. Сделать мастеру очень трудно, а испортить - тьфу.



Татьяна Вольтская : Почему сейчас так слабо слышен голос интеллигенции в защиту города?



Алексей Герман : В принципе виновата сама художественная интеллигенция. В принципе, наш голос - это муравьиный писк. Сейчас существуют голоса людей, вхожих к президенту. Вот и все.



Татьяна Вольтская : Между тем, множатся голоса, протестующие против возведения небоскреба в непосредственной близости от Смольного собора. Директор Центра всемирного наследия ЮНЕСКО Франческо Бандарин сделал запрос о позиции правительства России по поводу проекта возведения небоскреба в историческом центре Петербурга, и напомнил об обязанности государства защищать комплекс культурных памятников города, и информировать Центр всемирного наследия обо всех проектах, которые могут нарушить целостность ансамбля. Свою озабоченность по этому поводу высказали директор Эрмитажа Михаил Пиатровский и глава международного благотворительного фонда "Спасение Петербурга" Александр Марголис.



Материалы по теме

XS
SM
MD
LG