Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Министр обороны Сергей Иванов доложил президенту Путину о постановке на боевое дежурство передвижных грунтовых ракетных комплексов «Тополь-М»: насколько высока сегодня боеготовность российских Вооруженных сил?



Владимир Кара-Мурза: Сегодня президенту Путину было доложено, что на боевое дежурство ставится первый полк передвижных грунтовых ракетных комплексов «Тополь-М». Тему обсуждаем с полковником запаса Виктором Алкснисом, членом думского комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками. Компенсирует ли постановка на боевое дежурство новых комплексов «Тополь-М» ту убыль, которая уже произошла?



Виктор Алкснис: К горькому сожалению, не компенсирует. Связано это с тем ,что сейчас в связи с выработкой ресурса, с устареванием тех ракет, которые стоят на боевом дежурстве, они снимаются с боевого дежурства, взамен приходят «Тополи-М», но все они моноблочные. Хотя с боевого дежурства снимаются многоблочные ракеты, на которых до десяти боеголовок наведения было. И в результате мы начинаем резко терять свой потенциал и по количеству носителей, и по количеству ядерных боеголовок. А с учетом развертывания американцами новой системы ПРО, вы знаете, что они вышли из договора по ПРО, проводят обширные научно-исследовательские работы и не исключено, что им удастся создать эффективную систему ПРО. И тогда, к сожалению, вот это небольшое количество наших «Тополей» не смогут ее преодолеть и нанесут тот непоправимый ущерб, который сегодня является сдерживающим фактором, гарантирует нашу безопасность.



Владимир Кара-Мурза: А с чем вы связываете такой радужный доклад министра обороны президенту? Может быть с северокорейскими испытаниями или иранскими, которые у наших границ произошли?



Виктор Алкснис: Слушая победные реляции, которые проходят по средствам массовой информации, по телевидению, радио, в прессе, где говорится о том, что у нас лучшие в мире самолеты, лучшие в мире ракеты. Можно подумать, что у нас каждый день поступает новая боевая техника. А вы знаете, это все ложь, ложь и еще раз ложь. Я не понимаю, зачем шутить такими серьезными вещами как безопасность страны. К сожалению, сегодня наша обороноспособность находится на запредельном уровне и все победные реляции – это, к сожалению, мягко говоря, обман. Обман нашего общественного мнения, создание иллюзий, что где-то у нас плохо, а в деле обороны наконец-то наметились позитивные перемены.



Владимир Кара-Мурза: Сейчас обсуждается бюджет страны на будущий год, тоже Министерство обороны довольны, что возросли в несколько раз суммы, которые вы выделяете на обороноспособность.



Виктор Алкснис: Действительно, в этом году возросло в несколько раз количество финансирования. Но обращаю ваше внимание: в этом году бюджетом этого года запланировано поставки в войска 17 модернизированных самолетов Су-127. То есть это не новые с самолеты, а старые, прошедшие модернизацию. 17 самолетов Су-127 - это основной ударный самолет военно-воздушных сил. В наших военно-воздушных милах 350 самолетов Су-27. То есть если мы каждый год будем давать 17 модернизированных самолетов, то нам потребуется 20 лет, чтобы модернизировать все 350. В бюджете следующего года впервые запланирована поставка небольшого количества новых самолетов. Но обратите внимание, поставка новой техники идет батальонными, экскадрильскими комплектами. Во все времена и во всех армиях поставка вооружения в войска поставляется полковыми комплектами, то есть есть полк и полностью заменяется его вооружение. У нас по частям. Это, чтобы показать, какие мы крутые, мы поставляем технику в войска. А на самом деле получается, в полку три эскадрильи, в одной эскадрилье новые самолеты, в двух других старые самолеты. В одной нет комплекта запасных частей, сложности эксплуатации и масса проблем. В советские времена всегда поставка шла полковыми комплектами. Полк начинает перевооружение и перевооружается в течение полугода на полностью новый тип. Сегодня все похерено и, к сожалению, сегодня сложная очень ситуация.



Владимир Кара-Мурза: Генерал-лейтенант в отставке Михаил Титов, ветеран Великой Отечественной войны, удручен состоянием вооруженных сил.



Михаил Титов: Я заместитель начальника штаба объединенных вооруженных сил стран Варшавского договора был. То есть отвечал за вопросы развития вооруженных сил. У нас до «Тополя» были системы гораздо лучше. У нас была такая система, которую в мире называли «Сатана». Это система, которая на сегодняшний день остается самой лучшей системой в мире. А то, что нам иногда говорят и внушают, что вот мы что-то создаем, мы пуски проводим - все это совсем не то, что было, тут смешалось с политикой, и вопросы обороны страны до такой степени, что бедная оборона страны страдает от этой политики. У нас система была во всех областях и на флоте, и в сухопутных войсках - это была система обороны великого государства, великая система. Нет обороны, мы не можем даже с Чечней никак покончить.



Виктор Алкснис: Я вынужден согласиться. К сожалению, действительно мы не имеем объективной информации. Действительно идут пиаровские акции, показывают, что все хорошо, новая техника, новые пуски. Но реального состояния мы не знаем - это тайна за семью печатями, ее скрывают от всех, в том числе от Государственной думы. И только так проходит иногда, скажут, что исправность нашей боевой техники, самолетного парка составляет ниже 60%, такого не должно быть вообще. То есть наши военно-воздушные силы полностью не боеготовы. Налет наших летчиков составляет порядка 30-40 часов в год в лучшем случае. В индийских ВВС летчики налетают до трехсот часов в год, в странах НАТО 250 часов. А вы понимаете, что летчик - это особая профессия, он должен летать каждый день, иначе он теряет очень быстро квалификацию. Как, скажем, человек, не садящийся за руль, но вы понимаете, условия совершенно разные за рулем автомобиля и в воздухе, где совершенно другие скорости, совершенно другая реакция. Летчик, не летающий, утрачивает свои качества. И вот та печальная история с майором Трояновым, который катапультировался над Литвой, пример того, что летчик, который не выполнил элементарной последовательности летной подготовки, у него налет был 20 часов, его выпускают в сложных метеоусловиях, он заблудился и катапультировался над Литвой.


К сожалению, это страшно, но это горькая реальность сегодня. Армия не занимается тем, чем должна заниматься. В мирное время армия должна готовиться к войне, должны быть учения постоянные, должны быть стрельбы, походы кораблей, полеты и прочее. А у нас, к сожалению, проводится пару раз в год потешные учения, когда для того, чтобы провести учения такие серьезные, оттуда деньги, выделенные на подготовку всех вооруженных сил, бросаются на потешные учения, чтобы показать, какие мы сильные, какие мы гордые. Чтобы выпустить в полет нашего верховного главнокомандующего, для этого снимают запчасти с других самолетов Ту-160. Что это такое? Куда мы идем, куда мы катимся?



Владимир Кара-Мурза: Иван Сафронов, военный обозреватель газеты «КоммерсантЪ», полковник запаса, не видит большой сенсации в случившемся.



Иван Сафронов: Сама по себе ракета «Тополь-М» не нова, потому что с 98 года в шахтном варианте, в подземных шахтах сейчас 42 таких шахты «Тополем-М» в 60 ракетной дивизий в Татищево, а теперь «Тополь-М» будет на подвижных установках. Сейчас три «Тополя-М» будет поставлено на боевое дежурство подвижных, но это не значит, что они придут взамен трех старым «Тополям». Это не произойдет по той простой причине, что ракета дорогая и принято решение не гнаться за количеством, а за качеством. Новое качество «Тополя-М» пока он сейчас одноголовый, несет одну боеголовку, а после того, как в 2009 году истечет срок действия договора СНВ-1, который запрещал устанавливать на сухопутные межконтинентальные ракеты ядерные боеголовки с несколькими ядерными зарядами. Поскольку это ограничение будет снято, тогда и на «Тополь-М» будет ставиться боевое оснащение в составе трех, а возможно и шести ядерных блоков.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Николая.



Слушатель: Доброй ночи. Можно было бы еще узнать, что в этом году сняты боевые поезда, ракетные поезда, которых ни у кого не было. Зато у нас ЦСКА чемпион. А как он прокомментирует то, что саммит, который в Санкт-Петербурге проводился, упало несколько бортов, потом летели два самолета и тоже упали, и еще один упал, который летел уже на флотские показательные учения. Как он расценивает: в прошлом году около 70 курсантов в Монино болели тяжело кишечными заболеваниями?



Виктор Алкснис: Надо признать, что действительно были летные происшествия, но не в таком объеме, как утверждает радиослушатель, упал вертолет и упал один самолет. Что касается Монино, то там не только курсанты и солдаты травились. Понимаете, когда узнаешь такие факты, в Монино - это военно-воздушная академия имени Гагарина, это кузница наших летных кадров, командных кадров, так вот там сегодня жены слушателей живут отдельно в казарме, а офицеры в другой казарме, потому что жилья нет. Представляете, в 21 веке людей селят по половому принципу - женщин в одну казарму, а детей оставляют бабушкам, дедушкам. Это цвет армии, и такое скотское отношение к людям, и всем наплевать. И при этом корреляции - все хорошо, все прекрасно, у нас выделяется необходимое количество средств на оборону. А при этом цвет вооруженных сил, цвет военно-воздушных сил живет, учится в военной академии. Я представляю, вот возможно что-нибудь подобное в академии США или Великобритании, Германии. Это было бы вплоть до правительственного кризиса, если кто-нибудь что-нибудь такое совершил. У нас годами золотой фонд ВВС живет в таких условиях и ничего, тишина, спокойствие.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Аллу Павловну.



Слушательница: Здравствуйте, господа. Я очень внимательно слушаю радиостанцию Свобода и там выступают многие политики. Из их выступлений я поняла, что за время правления господина Путина у нас бюджет Министерства обороны увеличился где-то в шесть семь раз. Вот вы депутат Государственной думы, вы знаете, как распределяются денежные средства бюджета Министерства обороны?



Виктор Алкснис: Да, у нас есть классификация по разделам - на закупку боевой техники, на строительство и прочее, а уже внутри этих разделов информация закрытая и мы не имеем информации о том, сколько потрачено и на какие цели будет потрачено, какие будут разработки новые, какая будет закупка техники, сколько будет техники и так далее - это закрытая статья бюджета.



Владимир Кара-Мурза: Военный обозреватель агентства РИА Новости Виктор Литовкин не видит большой нужды в модернизации вооружений.



Виктор Литовкин: Сегодня нет такой необходимости, нет такой угрозы, что кто-то нападет на Россию. Я считаю, пока у России есть стратегическое оружие сдерживания, ей гарантирована безопасность. И на мой взгляд, решаются не все задачи, которые должны были решаться. Половинчатые решения. С одной стороны, министр обороны говорит, что танковых атак не будет как на Курской дуге, а в то же время мы ставим задачу обновить танковый парк, покупаем танки батальонами и так далее. Сегодня стоит задача обновить стратегические силы сдерживания и создать системы обеспечения боевых действий. Вот здесь мы сегодня слабы.



Владимир Кара-Мурза: Не получается ли так, что мы опять готовимся к прошлой войне, когда было применено ядерное оружие в Хиросиме и победили на Курской дуге действительно танковой атакой, хорошо, что не кавалерийской.



Виктор Алкснис: Вы знаете, действительно, как говорят, только практика истина и, не дай бог, если новая война произойдет, только она покажет, кто был прав, развивая ту или иную модель вооруженных сил. Проблема в том, чтобы правильно спрогнозировать, какая может быть война и соответственно развивать и готовить вооруженные силы именно к такой войне. Что касается танков, я могу привести такой пример: индийская армия планирует в ближайшие 10 лет выпустить тысячу танков Т-90, то есть они у нас закупили лицензию и построили завод и сами будут эти танки выпускать. У нас в этом году бюджетом предусмотрено закупка 31 танка Т-90, а в то же время как сегодня в частях воинских стоит уже 9 тысяч танков, выработавших ресурс. И поэтому, конечно, можно сказать, что танки нам не нужны. Но с другой стороны, события в Ираке показали, что танк остается серьезным оружием на поле боя, и они необходимы для войны. Это сложнейший вопрос. Но что нам не нужно развивать другие виды вооруженных сил, мне кажется, это неправильно. Надеяться только на стратегические силы, они тоже не развиваются, они тоже поставляются новые виды в недостаточном количестве. Мы практически не имеем сегодня военного космоса. Пару дней назад мы уничтожили свой последний спутник фоторазведки, сами взорвали, потому что он выработал свой ресурс. И у нас сегодня великая страна не имеет на орбите ни одного спутника фоторазведки, мы не имеем информации о том, что происходит, в том числе и в горячих точках, в регионах, что происходит на территории США. Это ужас, такого не должно быть вообще. Но все молчат и считается совершенно нормально.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Санкт-Петербурга от радиослушателя Георгия.



Слушатель: Здравствуйте. Наверное, Виктор Алкснис скажет мне шутка или нет, но видимо, старые ракеты нашли себе применение у меня на кухне. Дело в том, что я покупал очень дорогие кастрюли лет шесть назад и восхитился металлом, а продавец говорит: да, по-видимому, действительно из распиленных раньше ракет.



Виктор Алкснис: Нет, я думаю, если и производились на оборонных предприятиях - это в духе горбачевской конверсии, когда действительно предприятия, выпускавшие сверхсовременную технику, их переквалифицировали на производство кастрюль и, очевидно, штамповали из титана или из высококачественной стали. Но я не думаю, что это из ракет.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Владимира.



Слушатель: Здравствуйте. Мне кажется, ваши рассуждения несколько наивны. Известно, что войны будущие, настоящие все выигрываются на заводах и на фабриках. Сейчас, когда идет процесс перехода с одной экономики на другую, естественно, некоторое ослабление. Но мудрость и политиков и дипломатов состоит в том, чтобы обеспечить безвоенный переход.



Виктор Алкснис: Вы знаете, меня поражает ваша наивность тоже. Поскольку, чтобы переоснастить армию, это нужно несколько десятилетий упорного труда. А сегодня мы не имеем в течение порядка 20 лет, не переоснащаем армию, у нас нет военной электроники, как и гражданской. Но вы посмотрите вокруг себя: у нас есть хоть у одного музыкальный центр, телевизор, сделанный из российских комплектующих на российском заводе? У нас нет вообще электроники, мы ее погубили в предыдущие годы. Но сегодня электроника самая важная часть в любой технике, тем более в военной технике. И именно поэтому у нас нет спутников, именно поэтому у нас нет нормальных самолетов сегодня, нет танков, нет ракет. Это связано с тем, что наш военно-промышленный комплекс живет там - в 80 годы, когда вкладывались в него деньги. 20 лет туда не вкладывались деньги. И в результате мы имеем то, что имеем. И рассчитывать, что если завтра начнется война, у нас моментально появятся новые самолеты, танки. Не появятся. Тем более война будет тотальная, тыла уже не будет, воевать придется тем, что имеется сегодня в войсках. Уже в годы войны, когда на Урале были базы, перебазировали заводы, они стали выпускать танки, самолеты, в этой будущей войне, если она, не дай бог, произойдет, этого не будет, везде будет фронт. И поэтому, что будет в войсках, тем и будем воевать, а в войсках ничего нет.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Ларису, радиослушательницу из Мытищ.



Слушательница: Здравствуйте. У меня папа военнослужащий. Мы 15 лет прожили в Чкаловске, он закончил академию бронетанковых войск, ушел из армии в запас, военный кибернетик. Мне страшно сейчас смотреть, что у нас происходит с армией. Мои одноклассники, закончившие летное училище в Воронеже и другие, вынуждены были уйти в запас раньше времени, не выслужив срока. Когда я год назад встретила своего одноклассника, он сказал: Лариса, я не могу. Выходят на дежурство на границе на северной 12 самолетов, 8 через полчаса возвращаются по аварийной посадке. У нас нет авиации. Простите, что я так резко.



Виктор Алкснис: Я только могу согласиться, что это не единичный случай, к сожалению, это реальное положение нашей армии и нашей боеготовности. И при этом опять звучат победные реляции, что все хорошо, что все отлично, что наконец-то произошел коренной перелом в нашей армии, пошла техника, началась боевая подготовка. К сожалению, все это остается в области желаемого.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Эмиля Викторовича, радиослушателя из Москвы.



Слушатель: Добрый вечер, господа. Как говорится, хочешь мира, готовься к войне. Вот господин Алкснис говорит, что у нас неблагополучно с космосом, с танками и так далее. А как может быть благополучно, если у нас разгромлена наука? Современная армия базируется так же на современной науке, технологиях, без них мы армию, господа, не восстановим - таково мое мнение. А ваше мнение, господин Алкснис?



Виктор Алкснис: Я совершенно с вами согласен. Действительно, я может быть момент упустил, что сегодня все, что мы имеем, это базируется на научных разработках 70-80 годов. Практически с конца 80 годов финансирование и нашей фундаментальной науки, и прикладной науки военной прекращено. И все то, что у нас появляется современного - это во многом за счет энтузиазма тех людей, которые последние 15 лет не получают от государства денег, ничего не имя, буквально на своем горбу, на своем энтузиазме что-то создавали. Скажем так, им было за державу обидно. Мы и до этого уступали в электронике, наши электронные науки, но сейчас это отставание возросло, еще сильнее. И поэтому без коренного перелома в подходе к науке, к фундаментальной науке и прикладной мы, действительно, не сможем поставлять в войска современную боевую технику.



Владимир Кара-Мурза: Валентин Варенников, генерал, сопредседатель фракции «Родина», рад усилению ядерного щита.



Валентин Варенников: Любое поступление вооружения в службу нашей армии, конечно, усиливает ее, в том числе ракетно-ядерное вооружение. «Тополь» является новым средством в системе ядерных вооружений, имеет большие преимущества, защищен хорошо и это хорошая добавка к нашему ядерному щиту. В случае агрессии страна будет применять все средства, которыми располагает, для того, чтобы эту агрессию пресечь. Следовательно, не исключается применение ядерного оружия. Я считаю, что это очень правильно.



Виктор Алкснис: Можно было бы согласиться с Валентином Ивановичем по большинству позиций. Хотя, я повторю, рассчитывать только на ядерное оружие нельзя. Как раз ядерная война маловероятна. Вряд ли найдется человек, политический лидер, по крайней мере, в США или из государств, обладающих ядерным оружием, кто готов применить это оружие. Но мы же видим, что ведутся войны, которые совершенно другие, в корне отличаются от тех, которые были даже в Афганистане. Это войны с применением высокоточного оружия, с применением информационных технологий. Там нужна совершенно другая техника, совершенно новая техника, построенная на новых принципах, которая максимально компьютеризирована, а мы ничего этого не имеем в нашей российской армии. И именно поэтому это вызывает у меня беспокойство. Мы отстали и отстали, по-моему, навсегда. Нужны какие-то сверхчеловеческие усилия, чтобы попытаться ликвидировать отставание, которое у нас имеется, чтобы у нас появились хотя бы такие же образцы высокоточного оружия, компьютеризированного оружия, которое в конце концов мы наблюдаем у американцев в Ираке.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Марину.



Слушательница: Здравствуйте. По-моему, мы не отставали раньше. У нас была межпланетная станция, которую мы утопили, у нас были СВС, которые мы в одностороненнем порядке уничтожили. И то, что у нас не летают положенный срок и приземление на плавучее авиабазы, самолеты из-за того, что пилоты не научились этого делать из экономии керосина. Поэтому когда звучат такие рапорты и проекты президента, я даже не знаю, кто в это верит, верит сам президент или это может быть гипноз.



Виктор Алкснис: Я могу согласиться с радиослушательницей, что действительно необходим на уровне законодательной власти, исполнительной власти пусть даже в закрытом режиме, нужен честный разговор по проблемам безопасности, о проблемах обороноспособности. Чтобы наконец разобраться до конца, реальную картину оценить и какие-то принять решения, чтобы ликвидировать это запредельное состояние наших вооруженных сил.



Владимир Кара-Мурза: Депутат Андрей Головатюк, член думского комитета по обороне от фракции ЛДПР, стоит на патриотических позициях.



Андрей Головатюк: У нас самое лучшее в мире оружие, у нас самые лучшее в мире ракеты. Поэтому патриоты у нас всегда были, есть и будут, и мы самая патриотичная страна. По поводу принятия на вооружение нового ракетного комплекса у нас сейчас стоит задача о том, чтобы обеспечить не количественное превосходство над вероятным противником и над вероятными средствами поражения, а качественные характеристики. И если один вид вооружения будет противостоять 10-12 комплексам аналогичным зарубежных стран, то это только приветствуется. То есть получается как в годы Великой Отечественной войны, что у нас танк Т-134 был самым дешевым, но самым эффективным.



Виктор Алкснис: Эх, слова бы моего коллеги, да богу в уши. Но к сожалению, это все не так. К сожалению, наша техника по своему состоянию значительно уступает западным образцам. Обратите внимание, мы говорим - много поставляем во многие страны наши самолеты, средства ПВО, но, как правило, мы поставляем один планер. Самолеты, наши западные партнеры говорят: а вы нам поставьте авионику израильскую, радар французский, эту систему поставьте американскую. То есть они прекрасно понимают, что все, что стоит на нашей технике - это разработки 80 годов, все это уже 20 лет. И неспроста сегодня новый самолет F-22 пятого поколения, который у американцев уже летает, а мы только собираемся года через три-четыре поднять самолет пятого поколения, и поднимем ли, в чем у меня большие сомнения, по данным компьютерных исследований превосходит по боевым качествам Су-24, наш лучший самолет, в восемь раз. То есть на один сбитый F-22,если будет равная подготовка летчиков, будет сбито восемь наших Су-27. А с учетом того, что наши летчики не летают, в отличие от американских, то это грозит полным разгромом. И это горькая реальность. Мы же видим компьютеры, построенные на процессах Intel,у нас же нет таких процессоров, у нас нет такой электроники. Это та электроника, которая есть, посмотрите в интернете, там есть спецификация электронных приборов, которые выпускаются в том же Зеленограде - это все 80 годы, может быть начало 90, отстаем мы на 15-20 лет. И нельзя сделать, извините за грубое выражение, из дерьма конфетку. И рассчитывать, что эти шапкозакидательские настроения, что у нас лучшие ракеты, мы напугаем американцев, которые прекрасно знают состояние наших вооруженных сил, - это наивность.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Вадима.



Слушатель: Мне кажется, что товарищ Алкснису, по-моему, давно пора сменить свое конфронтационное мышление времен холодной войны.



Владимир Кара-Мурза: По-моему, Виктор Имантович придерживается одних и тех же взглядов в период времен холодной войны и до сих пор.



Виктор Алкснис: Я не призываю сегодня действительно готовиться к войне с Соединенными Штатами. Но меня беспокоит, что мы не имеем армии, которая могла бы выполнить самые минимальные задачи по обеспечению безопасности страны. Я не призываю сегодня посылать наши дивизии на Ла-Манш, как это планировалось в 70-80 годы, но я знаю, что в нынешнем состоянии наши вооруженные силы не способны обеспечить даже просто оборону нашей страны, просто внутрь, чтобы никуда не наступая, просто обеспечить безопасность нашего народа. К сожалению, не готовы к бою.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Николая из Тулы.



Слушатель: Добрый вечер всем в студии. У меня вопрос к Виктору Алкснису: когда бюджет Советского Союза достиг 20%, а на самом деле 40, потому что бюджет военный значительно весомее бюджета на образование, Советский Союз развалился. Теперь министр обороны Иванов заявляет с помпой, что бюджет России военный достиг 15%. Но с такой думой, я думаю, скоро достигнет 20, а на самом деле 40 и больше. Вам не кажется, что Россия повторит путь Советского Союза?



Виктор Алкснис: Товарищ радиослушатель или гражданин радиослушатель, к сожалению, плохо владеет информацией. Сегодня по всем нормативам мы говорим, что военный бюджет должен состоять 3% от ВВП, от валового внедренного продукта. В государственном бюджете эта увеличивается цифра. Но это не значит, что 15% от всего ВВП, что производится в России, сегодня тратится на военные нужды. Это не так. И, кстати, не выполняются те цифры, которые предполагалось - 3%, мы где-то 2,7% от ВВП тратим на оборону, даже не выходим на те цифры, которые полагается тратить.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Чебоксар от радиослушателя Владимира.



Слушатель: Здравствуйте. Я не знаю, у меня ложное впечатление о нашем госте как о Жириновском-2?



Владимир Кара-Мурза: По-моему, ложное.



Виктор Алкснис: Я не собираюсь призывать мыть сапоги в Индийском океане.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Михаила.



Слушатель: Господа и товарищи, добрый вечер. Знаете, о железе говорить я не буду, скучно это и очень долго. Интересно было бы поговорить о концепциях. Как можно представить себе войну? Например, для думающего человека понятно, что между европейскими, западными странами и нами в принципе невозможно. Не буду объяснять, почему. А с мусульманскими странами тут ничего не поможет.



Виктор Алкснис: Я бы не стал так оптимистично заявлять, что только с мусульманскими странами. Я может быть пессимист, но я считаю, что 21 век – это будет век борьбы за российские ресурсы. Мы сегодня фактически единственная страна в мире, которая имеет огромные запасы минерального сырья. А вы же видите, что творится в мире, что все пытаются получить ресурсы. И последние события вокруг России в том числе, вы вспомните и требования допустить к нашим трубопроводам западные компании, чтобы они могли обеспечить, допустить к нашим недрам. То есть это будет проблема из проблем. И я не исключаю, что нам будут пытаться предъявить ультиматумы о допуске к добыче полезных ископаемых на нашей территории и нам потребуются вооруженные силы, чтобы они хотя бы обеспечивали безопасность страны в целом, но в то же время были гарантии, что мы сможем отстоять наши природные ресурсы и обеспечить в первую очередь интересы нашего народа, обеспечить сырьем именно нашу промышленность в первую очередь. И поэтому говорить однозначно, что только мусульманские страны представляют для нас угрозу, я бы не стал.



Владимир Кара-Мурза: Станислав Терехов, председатель Союза офицеров России, гордится первыми успехами создателей российского оружия.



Станислав Терехов: Тот комплекс, который поступил на вооружение - это самое мощное оружие. И я только приветствую, что наконец-то власти приступили к реальной модернизации не просто вооруженных сил, а основной вид - ракетно-космические войска. Поэтому однозначно я за. Поэтому вся эта интрига, политические и партийные дрязги, они народу неинтересны, важно, что будет со страной завтра, послезавтра - не дает ответа. Поэтому пока все висит в воздухе.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвички Нины Васильевны.



Слушательница: Добрый вечер, Володя, добрый вечер, Виктор Имантович. Большое спасибо, что вы пригласили настоящего патриота-воина и прекрасного военного эксперта. Почаще его приглашайте. Виктор Имантович, я немного не согласна с вами, что вы сказали, что мы где-то в каких-то отраслях проигрываем, в каких-то выигрываем. Самая главная отрасль, которая приносит доход военным офицерам, генералам, военщине - это нана-технологии, это психотропное оружие, которое замалчивается.



Виктор Алкснис: Можно частично согласиться с радиослушательницей. Дело в том, что Соединенные Штаты вкладывают большие деньги в разработки оружия, основанного на новых физических принципах. Кстати, об этом говорит и министр обороны, и президент. Но мы опять же, мне кажется, уделяем мало внимания этим вопросам. Это вопрос очень серьезный. Рузвельт первый начал атомную программу США и Соединенные Штаты первые получили в свои руки ядерное оружие, поэтому вполне возможно в ближайшие годы действительно нового стратегического оружия, основанного на новых физических принципах. Но это уже мы должны об этом думать и готовиться, но для этого нужна наука и еще раз наука. И необходимо финансирование науки, в первую очередь фундаментальной науки.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Бориса Васильевича.



Слушатель: Добрый вечер. Спасибо, Володя, спасибо Виктору Алкснису. Я тоже работал на многопрофильном заводе, который выпускал и оборонку, и гражданскую аппаратуру. А сейчас двести шарашек сидит, страна кривых зеркал. Наша социальная система, она антисоциальная по своей сути. Помните, я к вам обращался с вопросом индивидуального коэффициента пенсионера, монетизации. Посмотрите, какой контраст между гражданином и депутатом Госдумы.



Виктор Алкснис: Действительно, те реформы, которые были проведены в последние 20 лет, итог понятен всем. И я думаю даже самые ярые либералы уже немножко пришли в себя. И поэтому все люди, которые любят Россию, мы должны предпринимать усилия, чтобы выбраться из этой пропасти, куда попали. И действительно необходима реальная реформа, направленная на благо большинства населения, на подъем нашей промышленности в первую очередь. Надо слезть с этой нефтяной иглы, на которой мы сидим, иначе мы действительно превратимся невесть во что. Это надо совместные усилия.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Михаила Борисовича, радиослушателя из Москвы.



Слушатель: Здравствуйте. Я вас внимательно слушаю, у меня такое складывается впечатление, что кругом провал. Раньше Александр Третий сказал, что у России только два союзника – армия и флот. Теперь я задаю вопрос: была великая Россия, но сейчас-то мы придаток сырьевой Запада. Зачем нам нужна армия и космические силы?



Виктор Алкснис: Вы сами себе противоречите. Поскольку у нас есть природные ресурсы, я уже говорил ранее, что много желающих получить доступ к этим природным ресурсам. На последнем саммите в Риге уже страны НАТО ставят вопрос об энергобезопасности в своих интересах, то есть что в случае, если Россия начнет применять рыночные механизмы в установлении цен на энергоносители какой-то стране, то это должно расцениваться как нападение на НАТО, вступает в силу 5 статья вашингтонского договора, что это получается как агрессия против всего НАТО. Но это уже запредельные доктрины. И я не исключаю, что нам в недалеком будущем грозят очень серьезные неприятности из-за наших природных ресурсов, до которых очень много желающих получить к ним доступ, чтобы беспрепятственно качать к себе.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Бориса Сергеевича.



Слушатель: Добрый вечер. Господин Алкснис ссылается на то, что армия нужна для защиты территорий, для защиты природных ресурсов. Но если доход от природных ресурсов не идут на пользу народу, для чего нужна армия? Что, она должна защищать только тех, кто наживается на добыче нефти? Согласился с тем, что принимаются законы, ущемляющие, понижается жизненный уровень народа.



Виктор Алкснис: К сожалению, у нас дискуссия сегодня не касалась общей ситуации в стране, о том, кому принадлежат природные ресурсы. Сегодня шла речь об обороне и обороноспособности и, рассматривая частную задачу, конечно, я рассуждал с точки зрения обеспечения обороноспособности, безопасности страны. А конечно, мы можем говорить о том, что природные ресурсы должны принадлежать всему народу, что они должны находиться в общенародной собственности. Действительно недопустимо, чтобы природные ресурсы принадлежали так называемым олигархам. Но это уже другой вопрос и тема другой передачи.



Владимир Кара-Мурза: Независимый военный обозреватель Павел Фельгенгауэр невысокого мнения о боеготовности российской армии.



Павел Фельгенгауэр: Боеготовность, если сравнивать с периодом Ельцина, наверное, похуже будет и гораздо, чем в 70, хуже, чем 80-х. Но в принципе развал вооруженных сил начался в 80-е. Распад СССР был не причиной, а возможно следствием этого. А что именно плохо? Всем известно, что мало современного вооружения, все вооружение старое. Кроме того с кадрами большие проблемы. Советские кадры уходят по понятным причинам, люди уже достаточно взрослые уходят на пенсию. А кадры, подготовленные в 90-е, совсем плохие. И плохо вооружение старое, плохо то, что подготовка плохая, лучшие люди, даже подготовленные в 90-е, обычно уходят из вооруженных сил, потому что мало платят.



Виктор Алкснис: Я могу поддержать эту точку зрения. Действительно, я могу сказать по своей семье. У меня сын служил в армии офицером, хотел служить и все у него было прекрасно - хорошая должность, интересная служба, он компьютерщик. Но капитан имеет жену и сына и зарплата у него была 6 тысяч рублей в Москве, не имя квартиры. Как вы думаете, можно прожить на 6 тысяч рублей в Москве, не имея квартиры? В результате два года назад мы приняли решение, он написал рапорт и ушел. Не он один же ушел. Его выпуск из военного училища противоракетной обороны, прекрасная специальность, все хорошо, интересная служба. И молодые люди, которых государство вложило огромные деньги, чтобы подготовить из них специалистов, только потому, что они не получают надлежащего денежного содержания за твой труд ратный, а это очень тяжелый труд, это нелегкий труд, они вынуждены с болью, со слезами на глазах уходить из армии, которую они любят, они хотят служить, они хотят защищать родину, но они не могут выжить в этих условиях, и они уходят.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Николая Михайловича, ветерана войны.



Слушатель: Здравствуйте. Я присоединяюсь к мнению, что кадровый вопрос продолжает не решаться, а даже ухудшаться. Это одно. Но еще больше обидно, что если взять, допустим, вопрос патриотического воспитания, то надо взглянуть, как же инвалиды войны стали выглядеть после 122 постановления.



Виктор Алкснис: Это действительно правда, что вот этот антисоциальный закон, я бы так сказал, экстремистский по своей сути закон. Но, к сожалению, ни один суд не рассмотрит на своем заседании дело об обвинении в экстремизме авторов этого законопроекта. Он проехался тяжелым катком, в том числе по ветеранам войны, по ветеранам вооруженных сил. Это просто последствия той антисоциальной политики, которая проводится сегодня в России и тяжело сказывается в том числе на положении в вооруженных силах. Потому что военнослужащих тоже лишили большого количества льгот по этому закону и тем самым подорвали престиж службы в вооруженных силах и подорвали материальное положение военнослужащих, которое и без того было тяжелое.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Валерия Аркадьевича из подмосковного Королева.



Слушатель: Добрый вечер. Если, допустим, Владимир, в течение дня на электричке съездит на станцию Чкаловская, посмотрит на мусор, на грязь, во что она превратилась, у вас получится хорошая передача. Что касается «Тополей», то, конечно, это блеф. Виктору советую встретиться с офицерами из НИИ и все расскажут, что такое «Сатана» и будет точная, достоверная передача.



Виктор Алкснис: Я встречаюсь с военнослужащими, встречаюсь с сотрудниками военных НИИ, оборонных НИИ. Я не могу сказать, что я владею всей информации, во всяком случае могу иметь возможность составить свое представление о состоянии нашей военной науке, военной промышленности и состоянии обороноспособности в целом.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Виктора.



Слушатель: Добрый вечер. Все же как вы считаете, что нужно делать, в конце концов, чтобы вылезти из этой ямы?



Виктор Алкснис: В первую очередь нам нужна совсем другая экономика. Я убежден, что без кардинального изменения подхода к экономике производство или тяжелая промышленность, оборонная промышленность, все, что все связано с обороноспособностью, должно быть в государственной собственности и должно регулироваться государством. Государство обязано финансировать это все по законам плановой экономики, а соответственно то, что потребляют люди, надо по законам рынка, чтобы государство меньше туда лезло. Но я выступаю за китайскую модель развития экономики. И я хочу сказать, что Китай семимильными шагами идет вперед, в том числе и в укреплении обороноспособности. Но вы же видите, в каких масштабах идет закупка новой техники и в то же время развиваются и средства потребления, то, что люди одевают, то, что они используют в своем быту. Я считаю, что нам необходимо полностью менять модель управления экономикой, нам необходима национализация наших природных ресурсов, чтобы они работали на благо всего народа, а не только кучки олигархов.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвича Петра.



Слушатель: Добрый вечер. Виктор Имантович, а что означает произведение саммита НАТО в Риге? Это первый вопрос. И второй: а что означают такие высказывания Сергея Борисовича Иванова, нашего министра обороны, когда он говорит: если бы это были маневры – это одно, а так как это всего лишь саммит, то ничего. А как же инфраструктура?



Виктор Алкснис: Во-первых, на мой взгляд, впервые саммит был проведен на территории бывшей союзной республики из состава СССР. Я думаю, это имеет символическое значение. И этим самым НАТО обозначило, что оно вступает в реальное освоение постсоветского пространства. И это вызов России. Я думаю, что такие заявления, что ничего страшного, пускай расширяются, нам ничем не грозит, у нас есть свой ответ – это, мне кажется, шапкозакидательские настроения. Это серьезная угроза. И вот тот те призывы или те выступления по поводу энергонезависимости или намеки на то, что надо Россию ставить на место в связи с ее политикой в области энергоносителей - это очень серьезно. И то, что НАТО действительно проводит активную модернизацию бывшей военной инфраструктуры светской армии на территории прибалтийских государств – это очень серьезно.



Владимир Кара-Мурза: Может это было ответом саммиту НАТО, сегодняшний доклад Сергея Иванова о ракетных комплексах «Тополь-М».


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG