Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Истории Запада и Востока. Главный вокзал Берлина - спор эстетики с экономикой


Программу ведет Никита Татарский. Принимает участие корреспондент Радио Свобода в Берлине Юрий Векслер.



Никита Татарский: Вокзалы - места встреч и расставаний, а также, как следствие, важных сцен знаменитых кинофильмов. В Берлине, как и во многих крупных городах, несколько вокзалов. С недавних пор в столице Германии появился и новый – главный вокзал. Появился и стал предметом конфликта – спора эстетики с экономикой.



Юрий Векслер: Многие из живущих еще помнят поезда на паровозной тяге, и могут также вспомнить, что до слова «паровоз» первые локомотивы поначалу называли «пароходами», что нашло отражение в знаменитой «Попутной песне» Глинки.


Где, однако, тот пар? Времена меняются, когда-нибудь могут исчезнуть и рельсы, замененные монорельсами магнитных трасс, но, что точно останется, так это вокзалы – ворота городов. Недавно вступивший в строй новый главный вокзал германской столицы стал предметом принципиального спора заказчика и архитектора. Несколько дней назад автор проекта – гамбургский архитектор Майнхард фон Геркан – выиграл в Берлине процесс, в котором суд обязал Управление железных дорог демонтировать плоский потолок нижнего этажа и соорудить на его месте утвержденный по проекту сводчатый потолок. Суд приравнял своим решением творение архитектора к произведению искусства. Предстоит еще длительная судебная тяжба в инстанциях, но архитектор Майнхард фон Геркан уже удовлетворен – есть прецедент со значением и сигналом для будущего. В чем этот сигнал? Говорит Майнхард фон Геркан.



Майнхард фон Геркан: В том, что культура строительства имеет права на достаточно высокий ранг в ценностях нашего общества. И ей следует отдать предпочтение, если претворению в жизнь принципов архитектуры что-либо препятствует.



Юрий Векслер: Интересно, что архитектор жаловался только по поводу потолка, но и длину стеклянной крыши вокзала заказчики по своей воле существенно уменьшили. Однако и этот факт не прошел мимо внимания суда, настроив его в пользу истца.



Майнхард фон Геркан: Суд в преамбуле к решению отметил, что крыша была уменьшена из соображений экономии средств, но это решение оказалось ошибочным и привело к новым затратам, а поэтому оказалось иррациональным.



Юрий Векслер: Шеф немецкий железных дорог Хартмут Медорн отвечал на критику, говоря: «Мы заказывали не собор, а вокзал». Ныне он оперирует цифрой 40 миллионов евро. Столько, по его мнению, потребуется затратить, чтобы выполнить решение суда. Архитектор же уверен, что цифра – не более чем полемический аргумент.



Майнхард фон Геркан: Это явно завышенная и буквально взятая с потолка оценка. Когда не хотят признавать правоту, то быстро находят того, кто посчитает так, как вам выгодно для спора, и подтвердит это на бумаге.



Юрий Векслер: Сторонники Хартмута Медорна и поддерживающие его журналисты высмеивали мнение архитектора Майнхарда фон Геркана: «Надо просто понять, что архитектура общественного пространства становится частью мировосприятия миллионов людей и поэтому должна особо следовать предписанным ей законам».


В опубликованной недавно в газете «Франкфуртер Альгемайне Цайтунг» критической статье «Строптивые архитекторы» автор Райнер Ханк не жалеет сатирических красок, пытаясь сравнениями доказать отсутствие у архитектора авторского права. Он пишет: «Неужели берлинское служебное здание Майнхарда фон Геркана находится на одном уровне со, скажем, акварелями Сезанна, романом Джеймса Джойса «Уллис» или с флорентийским собором. Геркан борется за свой потолок в подвальной части, который не является несущей конструкцией, а представляет собой только украшающий элемент, так, как будто плоскую крышу намерены сделать из купола собора Брунелески во Флоренции. Если бы мастера Возрождения были бы столь же строптивыми в отношении пожеланий заказчиков, то можно было бы этот период вообще вычеркнуть из истории архитектуры». Автор должно быть очень радовался, написав это. И предвкушал похвалу хозяина – хозяина железных дорог.


Архитектор же прав в главном: архитектура – имидж общественного пространства – действительно становятся частью мировосприятия миллионов людей. Если бы это было не так, то не сопротивлялся бы главный железнодорожник Германии в другом конфликте, боясь повредить привлекательности имиджу своего предприятия. Он долгое время отказывался разместить на вокзалах разработанную для них передвижную выставку, напоминающую о том, о чем помнят рельсы и вокзалы Германии: о том как времена нацизма по этим рельсам шли составы с депортированными евреями Европы, составы, прибывавшие на платформы воздвигнутые непосредственно в концлагерях.


Но вернемся в современный Берлин, на его новый главный вокзал который поражает многими архитектурными новациями. Выйдем в город в непосредственной близости от исторического Рейхстага и современной резиденции канцлера, увидим впереди по ходу Бранденбургские ворота, и далее – мемориал убитым евреям Европы, а за ним новую архитектуру Потсдамской площади. И пожелаем ей, архитектуре, новых свершений.


XS
SM
MD
LG