Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Право на книгоиздание и книгораспространение


Карэн Агамиров: «Право на книгоиздание и книгораспространение» - такова наша сегодняшняя тема.


Участники передачи: президент Ассоциации книгораспространителей стран СНГ, директор книжного магазина «Москва» Марина Каменева и писатель Эдуард Лимонов.


Написать, издать и распространить. Писатель, издатель и книготорговец, удовлетворяя свои интеллектуальные и материальные амбиции, вывозят готовый продукт в массы, нам с вами. Однако, Эдуард Вениаминович, вот Эдвард Радзинский в одной из передач Николая Сванидзе «Зеркало» заявил (цитирую): «А мне плевать на телезрителей и на читателей». А ваша позиция?




Эдуард Лимонов

Эдуард Лимонов: Ну, моя позиция не позиция Радзинского, уже совершенно точно могу сказать. Я бы хотел дойти до наибольшего числа наших сограждан и в виде книги, и в виде образа, что-то вещающего с экрана телевизора, безусловно. Но, к сожалению, это не всегда удается. К примеру, сразу возьмем быка за рога и начнем раскручивать тему, разворачивать. Например, моя последняя книга – «Лимонов против Путина». Я вынужден был ее сам издавать, за свои деньги, в неизвестных типографиях и сам распространять. Практически все магазины отказались. Одна распространительская фирма, очень небольшая, взялась книгу распространять. Несмотря на то, что книга абсолютно корректна, несмотря на свое название, в ней нет никаких ни обид, ни оскорблений, она толково, на мой взгляд, и четко определяет мою позицию.



Карэн Агамиров: Она вышла уже?



Эдуард Лимонов: Ну, да, она выходит с января этого года. Но мне удалось пока два тиража сделать по 3 тысячи с большим-большим трудом.



Карэн Агамиров: В книжном магазине «Москва» ее нет, Марина Ниловна?



Марина Каменева: Нет, этой книги нет. Нам про нее ничего не известно, про эту книгу.



Карэн Агамиров: Это значит, что писатель Лимонов как-то стал для издателей неудобен сегодня, да?



Эдуард Лимонов: Я думаю, что речь идет об определенных книгах писателя Лимонова, а не обо всех книгах. Например, книги, написанные в жанре художественной литературы, вот первые 12 моих книг, их охотно переиздают время от времени, они прекрасно продаются, и каких-либо проблем с их распространением и продажей нет. Но что касается книг более современных, в основном сборники эссе, они все, безусловно, могут быть расценены с определенной точки зрения как политически некорректные, как противостоящие, скажем, сегодняшней группе, находящейся у власти, и вот с ними очень тяжело. Есть случаи, например, издательство «Яуза» заключило уже со мной договор на книгу «Моя политическая биография», и, тем не менее, через несколько дней поспешно позвонили и сказали: «Ты нас извини, но на нас наехали очень сильно, и мы вынуждены расторгнуть этот договор».



Карэн Агамиров: Но они должна неустойку заплатить?



Эдуард Лимонов: Знаете, тут уж не до неустойки. Я не успел получить даже аванса, поэтому мы как-то так счастливо разошлись. И я, собственно говоря, не стал бы и упорствовать, потому что я понимаю их ситуацию. Надо быть жутко неприятным жлобом, который сейчас начнет разводить, идти в суд. Я никогда не иду в суд, я их понимаю. После этого у них не издаюсь, естественно, и они меня не приглашают, и я к ним не хожу, я понимаю их позицию. Тем не менее, факты таковы.



Карэн Агамиров: Вот «Лимонов против Путина» я не читал. Что же там такое могло не понравиться?



Эдуард Лимонов: Это где-то приблизительно 15 упреков Путину. Там есть главы и о войне в Чечне, и о «Норд-Осте», и о Беслане, и о монетизации льгот. Это довольно мотивированная, местами такая занудная книга, потому что там есть цифры и факты. Но я посчитал нужным свести все это в одно. Безусловно, это книга антипутинская, антипрезидентская.



Карэн Агамиров: Нам важно сегодня проследить вот эту цепочку и показать, где, в каком месте писателя, книгоиздателя и книгораспространителя ожидает правовой подвох, и как избежать его. С чего вообще начинаются писательские муки? Я имею в виду не творческие, а во взаимоотношениях с издателем и потом с книготорговцем. Вы часть назвали уже, это просто не хотят издавать. А если берут издавать, и все вроде бы нормально, что потом может произойти с людьми?



Эдуард Лимонов: Ну, основное все-таки – это найти издателя. И вот в случае с книгой «Лимонов против Путина» я предлагал книгу и в свое обычное издательство «Ad Marginem», они так уклончиво, не ссылаясь особенно, не раздувая причину, не стали этого делать.



Карэн Агамиров: Хотя вроде издатель смелый абсолютно - «Ad Marginem».



Эдуард Лимонов: Все верно. Они потом настолько осмелились, что еще одна книга вышла, уже там было сказано: «Книга издана в соавторстве с издательством Ad Marginem» - еще один тираж, следующий. Все верно, они достаточно смелые издатели. И «Ультра Культура», Илья Кормильцев где-то обмолвился, сказал, что «Лимонов нам не приносил книгу, поэтому мы бы ее опубликовали», тем не менее, когда я ему дал ту книгу, и когда они ее прочли, то они мне не ответили ни «да», ни «нет». И это значит «нет». То есть существуют книги, которые… Большие проблемы у меня были с книгой «Другая Россия» - это цикл лекций, написанных еще в тюрьме. Ее издало издательство «Ультра Культура» один раз, второй раз ее успела переиздать «Яуза», уже упоминаемая мною. А вот сейчас уже, следующее переиздание – причем они все разлетаются немедленно, там нет проблемы продажи – зависло в воздухе. Некому издавать подобные книги.



Карэн Агамиров: У нас звонок от Александра есть. Слушаем, Александр.



Слушатель: У меня вот какой вопрос. Эдуард, я обязательно, конечно, почитаю вашу новую книгу, потому что мне очень понравилась в свое время книга с названием «Лимонов против Жириновского». Скажите, а ваше отношение к этому персонажу поменялось и к его окружению?



Эдуард Лимонов: Вы имеете в виду Жириновского, да?



Слушатель: Естественно. Помните, вы там хорошо описали вот этого вот раздувшегося Митрофанова и прочих.



Эдуард Лимонов: Вы знаете, нет, не поменялось. Я полагаю, он оказался менее опасен, чем я в своей книге 1994 года, 12 лет тому назад его определял. Менее опасен, но в основном все параметры мною там обозначены. И пророчества сбылись.



Карэн Агамиров: Вот еще уточните. Все идет нормально с издателем, то есть издает. А где может ожидать подвох дальше, на каких стадиях, на что писателям надо обращать внимание особенное?



Эдуард Лимонов: Вы хотите, чтобы я был советчиком молодого… Школа молодого отца, школа молодого писателя… Если издатель берется издавать книгу, то он уже отвечает и за распространение книги, то есть он имеет в виду какую-то распространительскую сеть. Существуют большие сети, та же «36.6» - есть такая сеть распространительская. Есть поменьше, скажем, «Столица-сервис». На сегодня уже какое-то количество этих сетей есть. И вот издатель уже договаривается заранее с ними, берут они подобную книгу или нет. Возможно, он договаривается даже еще на стадии своих первых разговоров с писателем об издании книги. И дальше писатель участвует только тем, что получает какую-то определенную сумму аванса от издателя, и все, и сидит и ждет. На этом его роль закончена обычно.



Карэн Агамиров: Одна из крупнейших сетей – это книжный магазин «Москва». Марина Ниловна, слово теперь вам. Вы выслушали позицию писателя Эдуарда Лимонова. Ваш взгляд на то, что он сказал?




Марина Каменева

Марина Каменева: Ну, я немножко скорректирую. Не самая крупная сеть, а я просто являюсь президентом Ассоциации книгораспространителей, и поэтому здесь небольшая корректировка, и директором магазина «Москва» в Москве. Я бы хотела добавить относительно… Мне трудно говорить за издателей, чем руководствуются они, но на мой взгляд и по моему опыту, чаще всего сейчас они руководствуются коммерческими результатами издания того или иного автора, той или иной книги, как правило. Если раньше мы были несвободны от идеологии, то есть в советское время нам говорили, что читать, кого издавать, кого переводить и так далее, то сейчас, слава богу, в этом плане достаточная свобода. То есть мы, по крайней мере, не наблюдаем, чтобы были какие-то запреты.


И хочу немножко дать историческую справку. В 2002 году мы оформляли на Тверской витрину: политические деятели, люди шоу-бизнеса, бизнесмены – что в их жизни книга и три любимых автора. И на тот момент Литературный институт возглавлял господин Есин. И вот он одной из трех книг назвал книгу Лимонова, которая была написана, когда Лимонов находился в тюрьме, и эта книга была там написана. И эта книга продавалась у нас в магазине. И она была выставлена. То есть все те книги, которые были рекомендованы этими людьми, они были выставлены на витрине на Тверской. Это 2002 год. То есть вот хороший пример.



Карэн Агамиров: И никто не давил на вас, что выставлять нельзя?



Марина Каменева: Абсолютно.



Карэн Агамиров: Потому что Эдуард Вениаминович сказал, что «наехали»… А кто «наезжает», кстати?



Эдуард Лимонов: Если вы меня спросили бы о хороших примерах, я бы тоже назвал и хорошие примеры. Но вы же меня не спросили об этом.



Карэн Агамиров: Ну, потом дополните, да.



Эдуард Лимонов: Вы спросили, какие трудности я испытываю, и я вам сказал о своих трудностях. А если продолжать дальше, то, безусловно, я согласен с тем, что сегодня основная ориентация – коммерческая, и коммерческую книгоиздатель выбирает, и позднее распространитель думает об этом. Это, может быть, чуть-чуть грустно, но нормально, я считаю.



Карэн Агамиров: Ну, так все-таки кто «наезжает», вы можете сказать?



Эдуард Лимонов: Смотрите, кто «наезжает». Вот есть у нас ближайший пример – «Ультра Культура». На них «наезжали» люди господина Черкесова. Неправильно, на мой взгляд, абсолютно по-дикарски истолковав издание западных книг о… речь не шла о наркотиках или пропаганде наркотиков, но где говорилось о феномене. Но так как у нас много дикарей, особенно в руководстве, они не совсем… Знаете, все у нас наоборот, у нас единственный не европеец – правительство сегодня.



Карэн Агамиров: Но Путин не дикарь же.



Эдуард Лимонов: В своем роде дикарь. Чтобы быть современным человеком, он должен был развиваться в современных условиях, а он развивался в недрах корпорации, которая дичайше несовременна, я бы назвал ее даже средневековой, где все эти рыцари плаща и кинжала. Это походя, наша тема сегодня не президент России. Я просто хочу сказать, что люди Черкесова мешали, конфисковывали издания «Ультра Культуры». Дальше что мы можем сказать, недавно погиб Литвиненко, и его книги, которые выходили, вы знаете, «Лубянская преступная группировка», были тиражи конфискованы, их выслеживали на дорогах.


Меня чаша сия, слава тебе господи, миновала. Я не писал каких-то откровений, я взял вещи более-менее известны и свел их воедино и интерпретировал, согласно своему пониманию. А вот судьба Литвиненко, его книг крайне незавидная, и первой его книги «ФСБ взрывает Россию». То есть у нас существуют категории книг, которые стараются не допустить к читателю, препятствовать всяческому обсуждению этих книг и вообще просто вытоптать их к чертовой матери, если это возможно.



Карэн Агамиров : Некоторые примеры вы уже привели. Марина Ниловна, но все-таки Лимонов в 2002 году не испытывал проблем с книгой, которую из тюрьмы написал, то есть вы ее выставили, и она продавалась.



Марина Каменева: Абсолютно. Книги Лимонова продавались, 6 наименований. Я и сейчас сделала анализ продаж, и 6 наименований книг Лимонова есть в продаже.



Карэн Агамиров: Спрос был, да? Просто есть спрос?



Марина Каменева: Я не могу сказать, что есть большой спрос. Книги продаются, скажем так… они не рейтинговые, тем не менее, например, когда книга «Настя и Наташа» два экземпляра продаются в месяц – это небольшие продажи.



Эдуард Лимонов: Но это не моя книга.



Марина Каменева: Как?



Эдуард Лимонов: Там на обложке написано, что эта книга составлена из произведений моих двух жен.



Марина Каменева: Но она идет под фамилией Лимонов.



Эдуард Лимонов: Это ошибка, я такой книги не писал.



Марина Каменева: Наверное, ошибка, но компьютер выдает то, что есть под фамилией Лимонов.



Эдуард Лимонов: Я уточню, там мне принадлежат три фразы на обложке, только и всего.



Карэн Агамиров : Вот видите, в эфире Радио Свобода мы сегодня выяснили, что есть книги, которые подписаны «Лимонов», а оказывается - он их не писал.



Марина Каменева: Я хочу сказать несколько слов о книгах, которые связаны с пропагандой наркотиков. Действительно, некоторое время назад, год-полтора, начались такие веяния со стороны службы по борьбе с наркотиками. После того, как президент сказал о том, что нужно уделить больше внимания борьбе с этим негативным явлением. И, вы знаете, не везде, но в каких-то отдельных регионах мы стали получать сигналы из книжных магазинов о том, что, действительно, приходят из этой службы и изымают какие-то книги, тогда были списки даны и прочее. Но это, понимаете, те рьяные службисты, которые всегда хотят выслужиться и трактуют по-своему любое слово высокопоставленного чиновника. Мы тогда встречались со службой Черкесова и говорили о том, что…



Карэн Агамиров: А когда это было?



Марина Каменева: Я боюсь, что точно не назову дату, но год уже прошел или полтора года. И мы тогда встречались и на уровне Российского книжного союза, который возглавляет господин Степашин, и мы нашли со службой Черкесова взаимопонимание о том, как нужно заниматься этим вопросом, и что не книжные магазины являются самыми главными распространителями сведений о том, как стать наркоманом, что немножко не в ту сторону, не в то русло пошла эта борьба. И после этого мы не получали никаких сигналов, и в Москве такого не было.



Карэн Агамиров: Такого не было, чтобы вам позвонили и сказали: «Марина Ниловна, эти книги вот этого автора не советуем вам распространять?»



Марина Каменева: Ну, вот я в книжной торговле с 1973 года. И могу сказать, что в советское время при мне изымали из книжной торговли Виктора Некрасова, Аксенова и, может быть, другие фамилии, я сейчас не вспомню. Но сейчас я не припомню этого. На мой взгляд, это сейчас и невозможно. Потому что главной оценкой сейчас в том, нужна книга или нет, является читатель.



Карэн Агамиров: Ну, хорошо, а в примере с Лимоновым все-таки возможно?



Марина Каменева: Вы знаете, я затрудняюсь сказать, потому что я не слышала и не видела тех книг, о которых говорит господин Лимонов. Просто я не владею этой информацией. Но мы такие звонки не получали.



Карэн Агамиров: «Если издатель не хочет печатать у себя Лимонова, ну и что? А где есть нарушение закона или правосудия?» - Добрый спрашивает. На самом деле нарушения закона здесь нет.



Эдуард Лимонов: А мы и не говорим об этом. Разве тут прозвучали слова, что это нарушение закона?



Карэн Агамиров: Мы говорим о праве, да.



Эдуард Лимонов: Мы говорим о том, о чем говорим, и я высказываю какие-то случаи из моей собственной книжной и писательской биографии, только и всего.



Карэн Агамиров: Нарушение закона, если он взялся издавать и не издает, допустим. Время прошло, год прошел – не издает, два прошло – не издает. А вы, допустим, за свой счет, деньги заплатили. Здесь уже нарушение закона, так?



Эдуард Лимонов: Ну, подобных случаев у меня не бывало. Всегда можно расторгнуть договор, если издатель настолько безумный или ленивый…



Карэн Агамиров: Через суд.



Эдуард Лимонов: Да и без суда можно.



Марина Каменева: Я просто хочу еще раз обратить внимание на то, что все-таки в первую очередь сейчас издатели, как я понимаю, руководствуются именно коммерческой выгодой. И сейчас мы несвободны от денег, понимаете, в большей степени.



Карэн Агамиров: Марина Ниловна, завтра или через два месяца принесут книгу «Тайна смерти Политковской», «Тайна смерти Литвиненко», и там будет написано то, что не очень почитается российскими властями. Вы ее возьмете на продажу?



Марина Каменева: А почему нет?



Эдуард Лимонов: Да не возьмете, я уверен.



Марина Каменева: Почему нет, если она будет издана в нормальном издательстве, будут стоять все, что положено на книге? Вы знаете, у нас можно найти, если вы придете поискать, немало подобных книг той или иной тематики. Это сейчас пожалуйста. Другое дело – будет или не будет это интересовать читателя. Это другой вопрос.



Эдуард Лимонов: Читателя, я думаю, тайна смерти Политковской еще как будет интересовать! Если бы сейчас появилась такая книга, независимо от того, что там написано, ее бы размели.



Карэн Агамиров: А вышли бы она, как считаете?



Эдуард Лимонов : А как вы считаете, что это не заинтересует граждан? Граждан именно только это и интересует – тайна смерти Политковской, тайна смерти Литвиненко…



Карэн Агамиров: А выход такой книги в России возможен?



Эдуард Лимонов: Выход такой книги? Ну, опять-таки надо найти подпольную типографию. Я думаю, что любая книга под такой обложкой – уже угроза государственности в определенном смысле.



Марина Каменева: Дело в том, что это будет зависеть от того, кто автор этой книги и что за сведения там будут изданы. Потому что под это мы можем получить любую информацию, и сложно сказать, насколько она соответствует истине.



Карэн Агамиров: И дадим слово Алексею из Москвы. Слушаем вас.



Слушатель: Добрый день. Я занимаюсь старинными географическими картами, очень люблю их, и у меня получилось большое собрание их электронных изображений. Эти изображения используют мои друзья, когда изготавливают корпоративные календари. Ну, примерно последние 5-6 лет это происходит. Календари разные – на одном листе и на 12 листах. На них нет ISBN , ни один магазин, которым я предлагал, их не хотел брать. У меня есть маленькая часть тиража, которую мне очень хочется показать людям, дать им возможность купить. Иногда я это делаю на ярмарках, на последней « Non /fiction», например, я два дня постоял, и видел, какое удовольствие получали люди от покупки вот таких листов. Вот к Марине в магазин «Москва» если бы я принес и показал вам, вы бы поставили, попробовали поставить его на продажу?



Марина Каменева: Здесь два момента. Первое, вся книжная продукция, которая выходит на рынки в России, должна соответствовать тем стандартам, которые существуют, то есть иметь ISBN обязательно. Потому что все технологии в книгораспространении завязаны на идентификацию по ISBN , поэтому это условие обязательное. И второе, есть некоторые проблемы от частных лиц принимать – они должны быть зарегистрированы как частные предприниматели в налоговой службе или это должно быть юридическое лицо. Вот два условия, необходимые обязательно.



Эдуард Лимонов: А я бы ответил, что человек мучается? Пойдите в Книжный двор, и они вам продадут за копейки какое-то количество вот этих ISBN .



Марина Каменева: Книжная палата.



Эдуард Лимонов: Книжная палата, да, я оговорился просто. И, по-моему, цены там очень низкие.



Карэн Агамиров: Тут ущемления прав человека нет, в данной ситуации, да?



Марина Каменева: Абсолютно нет. Просто человек либо был не осведомлен, либо не прошел эту процедуру, которая обязательна.



Карэн Агамиров: «Наезжают» - говорил Эдуард Вениаминович. А вот интересно, как во Франции, могут там «наехать» на писателя, оппозиционного власти?



Эдуард Лимонов: Вы знаете, там тоже были случаи, во всяком случае в те годы, когда я там жил, были случаи книг запрещенных. Есть попытки цензурировать книги, такое бывало, да.



Карэн Агамиров: А примеры?



Эдуард Лимонов: Например, была книга «Кости Диониса» так называемая, и там как бы усмотрели некое святотатство, и имел проблемы писатель. Не знаю, чем это в конце концов закончилось, но у него были проблемы и с издателем, и с распространением. Вообще таких случаев немало, это ежедневная борьба идет на самом деле. Ежедневная борьба между людьми, которые хотят не всю информацию давать в мир, и теми людьми, которые хотели бы свое донести до граждан. Это как добро и зло борются каждый день с утра. В 6 утра просыпаются и начинают бороться.


Потом, знаете, я хочу сказать, что ведь что такое не пускать мои книги? Ну, они не издаются какими-то колоссальными тиражами, 20 тысяч тираж выйдет – он продастся обязательно, без проблем. Выше – не знаю, у меня нет опыта. Но куда хуже, что я не имею доступа ни на телевидение, и кроме Радио Свобода и «Эхо Москвы», меня никто не то что не приглашает, а против меня выпускаются отвратительные книги. Вот «Лимонов против Лимонова» - была ее презентация. Книга отвратительная, за которую в нормальной стране можно подать в суд. Там фотографии Бабьего Яра, каких-то голых трупов, и я там рядом. Презентация была в магазине большом «Дом книги» на Арбате, презентация вот этой просто геббельсовской отвратительной фальшивки. Поэтому, чтобы заткнуть глотку писателю, не обязательно только не публиковать какие-то его книги или публиковать их урезанными тиражами, а вот так вот – не пускать его.



Марина Каменева: Но это уже несколько другая тема.



Эдуард Лимонов: Это одно и то же!



Карэн Агамиров: Так или иначе у нас об этом заходит разговор.



Эдуард Лимонов: Писатель – человек публичный.



Карэн Агамиров: Новодворскую не пускали даже на «Эхо Москвы». Мы выступили и сказали, что это безобразие, - через неделю позвали. Мы сказали, что безобразие, что не пускают Новодворскую и других оппозиционных политиков на телевидение…



Эдуард Лимонов: Давайте оставим в стороне Новодворскую. Это специальный случай, и тут не надо как-то…



Карэн Агамиров: Я вас не сравниваю, но я сказал, что безобразие, что не дают эфир. Зовут на НТВ, все-таки позвали. Может быть, и вас теперь позовут, Эдуард Вениаминович.



Эдуард Лимонов: Я что-то сильно сомневаюсь.



Карэн Агамиров: «К барьеру» пойдете?



Эдуард Лимонов: Я был два раза «К барьеру». Оба раза, кстати говоря, победил.



Карэн Агамиров: А говорите, что не зовут. Так значит, зовут все-таки, да?



Эдуард Лимонов: Было это бог весь когда, очень давно, несколько лет тому назад…



Карэн Агамиров: Надо повторить, да.


«Господин Лимонов, образованные читатели, которых большинство у нас, они уже пенсионного или предпенсионного возраста. Очень интересуют многие книги, но цена их такова, что читатели не могут позволить себе купить их». Марина Ниловна, это интересный к вам вопрос. Цены же высокие на самом деле на книги.



Марина Каменева: Вопрос ценообразования – это действительно больной сейчас вопрос для многих жителей нашей страны. Но я хочу сказать, что радует немножко то, что все равно книги у нас в стране сейчас самые дешевые, если сравнивать среднюю цену на книги с Западом. Другое дело, что у нас доходы разные. Но я не могу так сказать, что… Издатели все очень с пониманием относятся, особенно не говорим о Москве, о Санкт-Петербурге и более-менее финансово благополучных городах, говорим о глубинке, где действительно людям тяжело может быть выделять из своего бюджета деньги на покупку книг. Но книге у нас по цене доступные, и если люди, которые сравнят, сколько стоит какая-то шоколадка, мороженое и так далее, которое они могут купить внуку своему, - вот когда я привожу это в пример в прямом диалоге с людьми, они сразу задумываются. Действительно, вроде и не так дорого получается, да?


Кроме того, если говорить о Москве как о регионе, как о городе Москве, то у нас пенсионеры и незащищенные слои населения имеют скидки по пенсионным удостоверениям, участники и инвалиды войны, по социальным картам москвича есть скидки.



Карэн Агамиров: А скидки большие?



Марина Каменева: Скидки – 5 процентов.



Карэн Агамиров: Но это мало, Марина, это очень мало.



Марина Каменева: Это, к сожалению, опять-таки экономика. Экономика, которая не сегодняшний день позволяет сделать то, что мы можем.



Карэн Агамиров: Это если книга 500 рублей, то скидка – всего 25 рублей.



Марина Каменева: Ну, книги, о которых говорят люди, 500 рублей не стоят. Сейчас средняя цена книги – где-то порядка 175 рублей.



Карэн Агамиров: Ну, с 200 рублей 10 рублей скидки – это разве серьезно?



Марина Каменева: Извините, мы живем в капиталистической стране уже, с капиталистической экономикой.



Карэн Агамиров: В капиталистической, вы думаете, живем?



Марина Каменева: Ну, по крайней мере с точки зрения экономики, да, мы в этом направлении движемся. И законы у нас рыночные.



Карэн Агамиров: Эдуард Вениаминович, к вам сегодня много вопросом не по теме, я не буду все их приводить.



Эдуард Лимонов: Не по теме – отсекайте безжалостно.



Карэн Агамиров: Да, одни вас называют борцом с режимом, другие говорят, что вы калечите судьбы молодых людей, а Путин хороший, а другие пишут, что плохой, вы правы и так далее… Эти вопросы, уважаемые господа, давайте к другой теме, в следующий раз, когда мы позовем Лимонова опять.


Звонит Эдуард из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Здравствуйте. У меня сперва вопрос по теме вашей передачи, потому что я в свое время очень долго занимался книготорговлей, и занимался я как раз в тот момент, когда литературу подобного рода книжные издательства не брали. В Петербурге был такая ситуация, что существовал негласный список запрещенных книг. То есть ко мне подходили и говорили, тыкая пальцем: «Эта, эта и эта книга запрещены, они входят в этот список». И мне не давали их продавать. А второе, у меня вопрос к Эдуарду Вениаминовичу следующий. Эдуард Вениаминович, а вы не пробовали контактировать с такими издательствами, как «Алгоритм» или «Книжный мост».



Эдуард Лимонов: Нет, не пробовал.



Карэн Агамиров: А почему спросили, интересно?



Слушатель: «Алгоритм», я точно знаю, вашу книгу с удовольствием был издал.



Эдуард Лимонов: Вы знаете, у нас, я думаю, 5-6 сотен издательств как минимум, и если я начну все их обходить, и этот процесс каждый раз несколько месяцев тянется, то я не издам свою желаемую книгу и через несколько лет.



Марина Каменева: Я хочу воспользоваться случаем, что у нас слушатель из Санкт-Петербурга, и поздравить всех жителей Санкт-Петербурга и нас с тем, что неделю назад был открыт «Дом книги» санкт-петербургский в доме Зингера на Невском проспекте, после реконструкции.



Карэн Агамиров: Филиал ваш?



Марина Каменева: Нет-нет, это отдельный книжный магазин. Просто там была реконструкция, и общественность очень волновалась, вернется ли после реконструкции туда книжный магазин. И здесь вот то удачное сопряжение бизнеса, который инвестировал в реконструкцию этого здания, и понимания социальной ответственности бизнеса перед жителями города. Поэтому я всех поздравляю с тем, что этот магазин открылся. Прекрасный магазин!



Карэн Агамиров: К нам в студию заходят иногда люди, которых тема заинтересовала. Вот зашел член Пен-клуба и журналист Гагик Карапетян, хочет задать вопрос.



Гагик Карапетян: Я внимательно слушал эфир, и у меня один теоретический вопрос директору магазина «Москва» и писателю Лимонову. Марина, я хотел спросить у вас, вот есть право писателей на распространение, писателей у нас чрезвычайно много (не буду говорить, что чересчур много), но территория вашего гигантского популярного магазина тоже ограничена, и вы не можете выкладывать все книги. Бывает ли такое, что издательства с вами советуются предварительно, прежде чем выпускать те книги, которые потом, в конце концов, оказываются макулатурой?



Марина Каменева: Вы знаете, есть такие примеры, когда издательства с нами советуются, но в основном это было раньше, на стадии развития издательского бизнеса. Сейчас они в основном уже такие все сильные, мощные и так хорошо знают ниши, но, тем не менее, обращаются к нам, для того чтобы мы давали рейтинги спроса в той или иной тематике и того или иного автора, то есть давали им реальные продажи. Безусловно, они с нами советуются. Не все, но те, кто хорошо изучает рынок, те к нам обращаются.



Гагик Карапетян : И у меня конкретный вопрос писателю Лимонову. Вот мы обсуждали как-то заказные книги. Я хотел спросить вас о судьбе одной вашей книги, которую я тоже считаю заказной (простите, это мое личное мнение), она меньше всего рецензировалась и лежала на книжных полках. Вы написали книгу об одном человеке с весьма неоднозначной биографией, речь идет о Быкове, красноярском авторитете. Это как, заказ или творческий поиск?



Эдуард Лимонов: Нет, это абсолютно не заказ. А если бы был заказ, я бы и признался, ничего тут такого не вижу. Настоящий мастер, знаете… и Микеланджело заказывали работы, и все такое. Нет, меня заинтересовал феномен вот этого человека, нового олигарха, нового буржуа, и очень заинтересовал.



Гагик Карапетян: Который обвинен в уголовных преступлениях, в том числе убийствах.



Эдуард Лимонов : Видите ли, у нас обвинен и Ходорковский и в уголовных преступлениях, и бог знает в чем, и грозятся новыми судами. Но заметьте, что на Быкове, по-видимому, в свое время попробовали ту комбинацию, неправовую, кстати говоря, которую позднее против Ходорковского употребили. Это я вот считаю сегодня своим определенным небольшим, но провидческим жестом, что я тогда написал книгу о Быкове. Все говорили: «Зачем ты о нем пишешь? Такой человек…» Во-первых, это было удивительно интересно. Я для этой книги опросил, прожив несколько месяцев в Красноярске, всех, от самых высших милицейских чинов, которые пытались Быкова посадить, до самых его почитателей, его партнеров. И я считаю, что я написал очень… временами она скучновата, но такова действительность, на мой взгляд, она была скучновата точно в такой же степени, в какой та действительность скучновата. Я не считаю это заказной книгой.


Я написал три книги – расследований и портретов одновременно моих современников. Это «Лимонов против Жириновского», «Охота на Быкова» и вот «Лимонов против Путина». Я надеюсь, что позднейшие поколения оценят по достоинству, что я был одним из первых в русской литературе и журналистике, кто пытался вот эти вот большие портреты таких больших современников нарисовать.



Гагик Карапетян: Я не думаю, что Ходорковскому понравилось бы сравнение его с Быковым, криминалом, который приходит к власти.



Эдуард Лимонов: Вы знаете, Быков – всего лишь один из архетипов таких вот. Ходорковский – другой архетип всего-навсего. Быков не был, например, виновен в том, в чем его обвиняли, вы помните, в попытке убийства. Это было совершенно от начала до конца подстроено, в этом я убежден, и я об этом писал…



Карэн Агамиров: А книга о Быкове пошла?



Эдуард Лимонов: Она продалась очень хорошо, все продалось. Все, что они хотели… Я в это время, правда, находился за решеткой и не мог это все отслеживать, но все, что они хотели продать, они продали.



Карэн Агамиров: Вот люди пишут, что дорого, хорошая книга стоит дорого. Марина Ниловна, нам известно, что с некоторых пор крупнейший книжный магазин «Москва» стал в некотором роде читальным залом и работает до 2 часов ночи, как известно. Я там, кстати, в это время не был, но услышал об этом. Интересно, расскажите. То есть человек может прийти, взять книжку и, не покупая ее, почитать?



Марина Каменева: Мы работаем до 1 часа ночи уже на протяжении трех лет. И это было сделано для того, чтобы, в первую очередь, когда нам пришла эта идея, дать возможность молодым людям, которые учатся, студенты очень заняты ведь, в вечернее время проводить свой досуг в каком-то, скажем так, нормальном культурном учреждении. Но эта идея понравилась и другим людям, и к нам стали заходить в это время те люди, о которых вы говорите, может быть, с небольшим достатком. Потому что в это время людей поменьше, и мы выставляем в торговый зал стулья, можно сесть, взять книгу, почитать, и у нас есть такие люди. То есть мы этому не препятствуем. Мы не хотим заменять библиотеки, тем не менее, это действительно есть.



Карэн Агамиров: То есть человек может 4 часа сидеть и читать книжку.



Марина Каменева: Да, у нас есть такие посетители, которые приходят и читают.



Карэн Агамиров: И вы даете какие-то экземпляры, уже более-менее…



Марина Каменева: Нет, они берут их с полки и потом назад возвращают на полку.



Карэн Агамиров: А если он ее там обслюнявит, извините, что-то такое с ней сделает?



Марина Каменева: Вы знаете, издержки бывают при любой работе, поэтому, естественно, мы какой-то процент на испорченные книги допускаем в своем бюджете и просто эти книги потом списываем.



Карэн Агамиров: Старушки заходят?



Марина Каменева: И старушки заходит, и молодежь заходит. Вы знаете, у нас по статистике где-то процентов 25-28 молодежи до 22 лет. Потому что мы ведем такую аналитику, и если ежедневно к нам в магазин приходит от 8 до 10 тысяч посетителей, каждый день, из них где-то процентов 25-28 в разные периоды времени составляет молодежь.



Карэн Агамиров : Слышал разговор я двух молодых людей, тоже до 22 лет: «Ну, куда бы нам с тобой зайти?» А зима была, в прошлом году, погреться или что-то там хотели они. «Куда? В музей». Музей они выбрали и пошли, по-моему, в Музей Ермоловой что ли. Можно зайти и в книжный магазин «Москва» и погреться, и почитать. Главное – почитать.


Андрей из Москвы, слушаем вас.



Слушатель: Здравствуйте. Марина Ниловна, вы не пробовали Библию издавать, как издатель? Это самая главная книга о любви, там же в первой книге, глава 13 – самое доброе, самое лучшее описание любви Божьей апостола Павла. И еще вопрос к Эдуарду. Вы много очень хороших книжек написали, господин Эдуард Лимонов. Может быть, вы еще биографию президента напишете современного?



Эдуард Лимонов: Вот я и написал.



Карэн Агамиров: Она уже есть, вы, наверное, не слушали передачу с начала.



Эдуард Лимонов: Книга называется «Лимонов против Путина».



Карэн Агамиров: А если вы напишите хорошую книгу, неожиданно вдруг?



Эдуард Лимонов: Надо хорошего президента, чтобы была хорошая книга.



Карэн Агамиров: Хорошего Путина…


Евгений из Москвы, слушаем вас.



Слушатель: Здравствуйте. У меня вопрос к уважаемой Марине. Скажите, пожалуйста, какова средняя норма прибыли в издании и распространении книг в России и за рубежом?



Марина Каменева: Тут нужно уточнить, что вы считаете прибылью, потому что есть понятие рентабельность… Вот книжная торговля с точки зрения рентабельности еще в советское время больше 8 процентов не поднималась. И сейчас это где-то порядка 5-6 процентов – уровень рентабельности этого бизнеса. В издательстве, я думаю, он несколько выше, но, к сожалению, это бывает коммерческой тайной, как правило, и у нас в России не очень принято об этом говорить открыто – про уровень прибыли и рентабельности. На Западе, конечно, ниже уровень прибыльности. Я думаю, что если у них это где-то 2, 3, 4, до 5 процентов – они считаю, что это хорошо. Но у них уже рынок состоялся, понимаете, а у нас он еще все-таки находится в стадии развития, на мой взгляд.



Карэн Агамиров: Зашел в эфир адвокат и писатель тоже (конечно, не такой, как Эдуард Лимонов, известный и знаменитый) Михаил Федоров.



Михаил Федоров: Я хотел Эдуарда Лимонова спросить. Я, кстати, ему очень благодарен за его репортажи про Югославию, это задело меня очень сильно. Но у меня такой вопрос. Как вы считаете, Эдуард, «Белый Бим Черное Ухо» Троепольского - как эта книга сейчас, по-вашему?



Эдуард Лимонов: Знаете, я не читал, ничего не могу сказать.



Михаил Федоров: Тогда Марине Ниловне такой вопрос. Марина Ниловна, а у вас есть в вашем магазине эта книга?



Марина Каменева: Я думаю, что есть, потому что она издавалась уже в наше время. Если она издавалась, то она наверняка есть.



Михаил Федоров: Я сам из Воронежа, и мой вопрос. Вот провинциальные, скажем, воронежские издательства, они как-то у вас представлены, бывают? И главное, востребованы ли они (это, наверное, важнее)?



Марина Каменева: Вы знаете, я хочу сказать, что Воронеж сейчас, можно сказать, самый читаемый город в России, потому что там больше всего книжных магазинов на душу населения, так сложилось, именно в Воронеже. И для нас не важно, если книга пользуется спросом, где она издана – в Москве, в Воронеже, в Пскове, в Ростове-на-Дону…



Карэн Агамиров: Самый читающий Воронеж сегодня?



Марина Каменева: Да, по количеству книжных магазинов на душу населения.



Карэн Агамиров: Вот я этого не знал. Ты не зря сегодня зашел в эфир, да.


Александр из Санкт-Петербурга, ваш вопрос?



Слушатель: Здравствуйте. Сейчас у нас не требуется лицензия на издательскую деятельность непериодической печати, только требуется ISBN . А ISBN можно купить почти у любого издательства за 2 тысячи рублей или зарегистрировать свою фирму.



Карэн Агамиров: Мы уже говорили об этом, Александр. Вопрос ваш?



Слушатель: Легко можно опубликовать за свой счет книгу, я полагаю. Я представлюсь, я член Лиги сторонников возможности любому гражданину отделиться от российской территории.



Карэн Агамиров: Ого! Ну, что, будем отвечать на этот вопрос? Наконец-то Александр сказал, кто он такой на самом деле… Гагик, вы хотели что-то еще спросить?



Гагик Карапетян: Да, я хотел спросить Марину, можете ли вы сказать два слова по поводу вашего замечательного клуба? Мало кто имеет таких вообще читателей.



Марина Каменева: Несколько слово могу сказать. Это Клуб любителей книжного магазина «Москва». Это люди, которых объединяет не только любовь к книге, но и любовь к нашему магазину. Мы устраиваем встречи с ними, в общем-то, и все…



Карэн Агамиров : Надо людям книги! Не наркотики, не водку, а книги надо любить. И молодежь надо к этому приучать. Итог сегодняшнего разговора, Эдуард Вениаминович?



Эдуард Лимонов: (Смеется) Ну, водку тоже так уж пинать не надо.



Карэн Агамиров: У нас будет отдельная тема – «Право на качественный алкоголь».



Эдуард Лимонов: Я считаю, что достаточно в определенных пределах и водка хороша. А без водки и книгу, наверное, не напишешь.



Карэн Агамиров: По собственному опыту?..



Эдуард Лимонов : Я за всяческую, всевозможную свободу! И в книгоиздании, и в книготорговле, и в написании книг, и вообще в гражданской жизни. За свободные выборы, за доброго президента, который будет улыбаться и раздавать подарки гражданам в Новый год, а не орать на них или опять бессильно смотреть на очередное преступление. Вот за все за это. С Новым годом, товарищи!



Карэн Агамиров: Ну, еще рано. И вдруг зайдет президент в книжный магазин «Москва», сядет на табуреточку и попросит почитать книжку Эдуарда Лимонова…



Марина Каменева: Да, или купит подарки для своих родных и близких, дочерей и жене в книжном магазине «Москва». Мы будем не против, потому что есть прекрасные подарочные издания на любой вкус.



Гагик Карапетян: А скидку вы ему сделаете?



Марина Каменева: Я хочу сказать о том, что сейчас то, что мы имеем в книгораспространении, это все-таки свобода выбора для наших покупателей. Вот это самое главное завоевание последнего времени.



Карэн Агамиров: Свобода выбора, но вот Савельева нам дает совет: «Хорошо бы прокуратура стала автором книги «Тайны всех последних убийств в России известных политиков и журналистов»».



Марина Каменева: И она абсолютно права.



Карэн Агамиров: Спасибо.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG