Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Надо ли ужесточать наказания за нарушение Правил дорожного движения


Вероника Боде: Судя по всему, в ближайшее время грядут серьезные изменения в российском дорожном законодательстве, причем никаких послаблений автомобилистам явно не ожидается, а, напротив, их ждет ужесточение наказаний и увеличение штрафов. Именно это мы сегодня и будем обсуждать. Надо ли ужесточать наказания за нарушение Правил дорожного движения?


И именно этот вопрос задала прохожим на улицах Москвы моя коллега Тамара Ляленкова:надо ли ужесточать наказания, в частности, увеличивать штрафы за нарушение правил дорожного движения?



Житель : Очень надо и сильно. Надо, чтобы водители всегда пропускали людей обычных. Это вообще беспредел! Ни в одной стране мира такого нет!



Жительница : За некоторые нарушения не только штрафы, мне кажется, нужно доводить до уголовной ответственности. Когда пьяный за рулем, это лишение прав на несколько лет. Пьяный за рулем – это преступник!



Житель : Я считаю, что нужно, действительно, повышать штрафы за некоторые правонарушения, но в то же время нужно ответственность работников ГИБДД каким-то образом контролировать и повышать.



Житель : Наверное, надо. Наверное, тысяч до 2 можно повысить штрафы. Может, народ будет меньше нарушать.



Жительница : Я думаю, достаточно.



Житель : Я думаю, надо. Нарушают одни и те же явно. Парковки, само собой. В центре не проедешь.



Жительница : У нас тут вообще очень большие проблемы. Даже приказать кровельщикам, чтобы они сбрасывали, когда стоит даже одна машина. Административная инспекция нас наказывает за это.



Житель : Это, наверное, зависит от бюджета государства. Если надо, значит, увеличат и без нас. Без нас они все решают. Как они берут, так и будут брать. Особенно, к сожалению, мы, допустим, темнокожие люди, как говорится, очень часто попадаем в эту ситуацию. Были шантажи в мой адрес. Если не предлагаешь, допустим, то такие потери времени…



Житель : Я думаю, что – нет. Для меня важно не то, что штраф, просто потом это все сопряжено с такими муками по его уплате, что дело даже не в сумме, а в этих всех проволочках. Задумаешься лишний раз - нарушать или не нарушать.



Жительница : Я думаю, что надо. Конечно, недостаточно, поэтому паркуют где угодно. У меня за рулем муж, но, тем не менее, я говорю, что это безобразие.



Житель : Да, сдерживающий фактор – боязнь. Иначе ничего не сдерживает. Самосознание очень далеко находится, где-то там спрятано. Однозначно - за езду по встречке, переезд через сплошную, превышение скорости, смотря на сколько. Где 60 километров в час и где пешеходные переходы, - там - да, но чтобы не гаишники брали. Потому что это не работает ничего тогда. Они просто в карман берут меньшую сумму - и все.



Вероника Боде: Опрос на московских улицах провела моя коллега Тамара Ляленкова. Ну, а в студии Радио Свобода сегодня эту проблему обсуждают наш постоянный эксперт Юрий Гейко , ведущий программы «Автоликбез на Авторадио», а также адвокат Андрей Карпов, председатель Московской коллегии адвокатов «Адвокат – XXI век» и по телефону в передаче принимает участие Виктор Похмелкин, депутат Государственной Думы, председатель «Движения автомобилистов России».


И я попрошу гостей, во-первых, прокомментировать услышанное, а во-вторых, и самих ответить на вопрос: нужно ли ужесточать наказание за нарушение Правил дорожного движения?



Юрий Гейко: Виктор Валерьевич, добрый день. Очень рад вас слышать.



Виктор Похмелкин: Добрый день, взаимно.



Юрий Гейко: Если люди сами… Причем это ведь не только опрос показывает: всегда могут сказать, что он пристрастный, выбирали только тех, кто «за». Нет. Уже и в обществе созрело понимание, что давно пора ужесточать Административный кодекс в смысле наказания и, естественно, повышать ответственность тех, кто в форме, - тех, кто наказывает водителей.



Вероника Боде: Виктор Валерьевич, ваше мнение.



Виктор Похмелкин: Знаете, как раз по поводу повышения штрафов нет споров между, скажем так, либерально настроенными представителями автомобильного движения и представителями власти. Все согласны, что штрафы сегодня очень низкие. Конечно, их надо повышать. Другое дело, что, конечно, нельзя ограничиваться только этим. Другое дело, что этого-то как раз, по-моему, не очень хотят представители руководства ГИБДД. Позднее я готов эту точку зрения доказать.



Вероника Боде: И адвокат Андрей Карпов – пожалуйста!



Андрей Карпов: Я думаю, что вопрос здесь не столько в том, чтобы повышать или не повышать штрафы. Я, как адвокат, хочу сказать, что мне хотелось бы видеть в Административном кодексе, скажем так, сторону защиты водителей, то есть надо более серьезно подойти к вопросу выполнения своих обязанностей сотрудниками ГИБДД, а также к вопросу медицинского освидетельствования.



Вероника Боде: У нас есть звонок. Елена из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Я хочу дать реплику по поводу обсуждаемого закона. Произошла такая история. Был приказ младшему лейтенанту Сидорову в связи с тяжелым материальным положением в семье выдать дорожный знак «Проезд со скоростью, превышающей 2 километра, запрещен».



Вероника Боде: Ну, это известный анекдот.



Слушатель: Все сводится к этому. Любые штрафы повысят только размер взяток.



Вероника Боде: Господа, ваше мнение!



Юрий Гейко: Я бы не согласился. Да, к сожалению, это есть. С этим можно и нужно бороться. Есть прецеденты. (Потом об этом поговорим.) Но ведь, платя штраф, вы же расстаетесь с деньгами. Все равно это действует.



Вероника Боде: Кто-то еще хочет высказаться?



Андрей Карпов: Я тоже думаю, что увеличение штрафа, допустим, или то, будут его брать на месте или не будут, - это никак не повлияет на обогащение сотрудников ГИБДД. Это зависит от конкретного человека. А вот фиксация самого нарушения и самого разговора - это уже более серьезно.



Виктор Похмелкин: Знаете, в законопроекте, который сейчас обсуждается, есть две части. Первая касается повышения штрафов, ужесточения наказаний. Здесь, повторяю, споров, в общем, нет, если не считать отдельных деталей. А есть вторая часть, связанная с расширением полномочий сотрудников ГИБДД, с серьезным расширением, что, как вы прекрасно понимаете, дает им дополнительные коррупционные возможности. Так вот, мы говорим нашим оппонентам: давайте принимать первую часть, ту, по которой нет спора. Давайте пока не будем расширять ваши полномочия, коль скоро здесь есть масса вопросов. Не хотят. Наши оппоненты этого не хотят упорно.


Я говорю, как человек, который находится как бы в центре этой проблемы, мы постоянно обсуждаем ее в Комитете по конституционному законодательству. Я призываю: давайте принимать первую часть. Нет вопросов, нет споров. Но давайте одновременно все-таки принимать все меры к тому, чтобы не усиливать коррупционные возможности и полномочия сотрудников ГИБДД!



Юрий Гейко: Виктор Валерьевич, что вы имеете в виду? Конкретизируйте: какие именно полномочия?



Виктор Похмелкин: Я имею в виду возможности сотрудников ГИБДД проводить освидетельствование на месте, которое сейчас предусматривается…



Юрий Гейко: Медицинское?



Виктор Похмелкин: Я имею в виду отказ от презумпции невиновности и привлечение собственника, безотносительно к тому, кто сидел за рулем. Я имею в виду возможности принудительной эвакуации и расширение этого перечня, которое сегодня запрещено законом, но предлагается снова запустить. Я имею в виду, проведение технического осмотра, которое сегодня у сотрудников ГИБДД без всяких ограничений. И много чего еще, что содержится в этом законе.


Одновременно мое предложение о том, чтобы сотрудники ГИБДД не составляли протокол, если нарушитель согласен с тем, что он допустил это нарушение, с квалификацией содеянного, отвергается, потому что таким образом сужаются возможности для коррупции. Одновременно мое предложение о том, чтобы акт медицинского освидетельствования вручался на руки водителю по его проведении - элементарная процессуальная норма, защищающая человека, - отвергается. Потому что все это, что сегодня содержится в Кодексе, или то, что предлагается, дает возможность незаконного обогащения. Именно это, я утверждаю, больше всего заботит сегодня руководство ГИБДД, а отнюдь не наведение порядка на дорогах. В противном случае, давно бы уже были приняты законы, которые бы усиливали наказание, но не расширяли полномочия сотрудников ГИБДД.



Вероника Боде: У нас есть звонок. Светлана Александровна из Петербурга, здравствуйте.



Слушатель: Мне очень нравится, когда госдумовцы говорят, что давно назрел вопрос. А что же до этого все время делали? Вот вы все время защищаете только свои права – права водителей. А права пешехода? На меня на тротуаре у дверей школы наехала машина. У моей подруги на тротуаре 30-летней дочери кости сломали. У нас на тротуаре перед дверью школы стоят машины. А вы попробуйте подойти к водителю! Нет такого закона. Подхожу к ГИБДД, они говорят – у нас нет закона. Поэтому в данной ситуации я хочу заступиться за работников ГИБДД. А один из госдумовцев купил у нас ресторан, и теперь тротуар заставлен «джипами». Мы ходим по проезжей части, которая тоже забита. Нужны фотографии? Нужны факты? Я готова Похмелкина провести по нашим улицам, как мы не можем пройти на зеленый свет. А вы попробуйте заступиться за школу! Я куда только не звонила (и в милицию тоже), писала, фотографии посылала! А они ставили машины на тротуаре и ставят. Дети ходят между машинами! «Зебр» не существует. У них на все есть права. Я подхожу и спрашиваю: «Вы почему здесь встали?» Мне в ответ: «Нет закона. Я имею право».



Вероника Боде: Спасибо, Светлана Александровна. Виктор Валерьевич, ответите?



Виктор Похмелкин: В данном случае - враньё, что нет закона. Существует сегодня и запрет езды по тротуару, и незаконной парковки, а уж если наезд на пешехода произошел, то это вообще уголовная ответственность. Конечно, не всегда эта ответственность срабатывает. Это уже вопрос к тому же самому ГИБДД, к местным властям, которые очень часто прикрывают нарушителей. Еще раз повторяю: я лично и многие мои коллеги в Думе – за то, чтобы ужесточать наказание. Но представители ГИБДД не хотят этого делать без этого прицепа коррупционного, который, как мне кажется, совершенно излишний, не нужен он. Нет вопроса сегодня в том, чтобы повысить штрафы. Только - вы знаете, я абсолютно уверен, что одним наказанием не повысить культуры водителей. Если мы будем рассчитывать только на это, то - увы - ничего, к сожалению, не изменится. Нужен комплекс мер для того, чтобы изменить ситуацию. Если у нас будет время, я готов об этом поговорить.


Но в данном случае я просто хотел сказать радиослушательнице: виноваты не те, кто защищает водителей. Мы защищаем добросовестных, законопослушных водителей. В данном случае просто ваша местная власть игнорирует ваши интересы и грубо нарушает закон.



Юрий Гейко: Совершенно верно. Виктор Валерьевич абсолютно прав – закон есть. Правда, Виктор Валерьевич, если вы помните, за не пропускание пешехода у нас сколько штраф? 50 рублей!



Виктор Похмелкин: Маленький. Надо увеличивать. Нет вопросов.



Андрей Карпов: Можно не увеличивать, надо просто это исполнять: хотя бы по 50 рублей.



Виктор Похмелкин: Да, хотя бы это.



Юрий Гейко: Виктор Валерьевич прав, что если бы ГИБДД наше начало наводить порядок, то было бы все нормально, пропускали бы. Ведь есть города в России, где пешеходов пропускают! Петрозаводск, например, Курск и масса других городов!



Виктор Похмелкин: В моем родном Пермском крае, город Лысьва, (уж извините, хочу отметить земляков), пропускают пешеходов всегда.



Юрий Гейко: А в Перми?



Виктор Похмелкин: В Перми хуже с этим. В областных центрах вообще с этим плохо.



Вероника Боде: В крупных городах, безусловно, с этим хуже - по многим причинам.



Юрий Гейко: Значит, можно навести порядок даже и без повышения штрафов.



Андрей Карпов: Виктор Валерьевич, к сказанному вами ранее я хотел бы просто добавить или уточнить, как адвокат. Мы говорим о презумпции невиновности пешеходов, водителей. Но почему-то постоянно говорим о коррупции со стороны ГИБДД. Коррупция, коррупция, будет коррупция, будут больше брать взяток. Давайте, им хоть оставим какой-то процент презумпции невиновности!



Виктор Похмелкин: Вы знаете, презумпция невиновности все-таки распространяется на граждан, но не на государственных чиновников. Здесь ведь разный правовой принцип, вы это знаете.



Андрей Карпов: Но зачем сразу заведомо говорить, что они будут брать? Давайте их контролировать, давайте думать, как их лучше контролировать.



Виктор Похмелкин: А давайте исходить из того, что будут брать: давайте учитывать худшее!



Андрей Карпов: У вас есть «Движение автомобилистов России». Давайте на пикет хотя бы в пределах Москвы, МКАД. Есть съезды, пикеты стоят ГАИ, ГИБДД, вы знаете. Давайте из «Движения автомобилистов России» ставить по одному общественнику, чтобы они смотрели, кого останавливают, за что останавливают и как с ним разбираются.



Виктор Похмелкин: Это, конечно, хорошая мысль, только не хватит никаких пикетчиков. Давайте все-таки делать так, чтобы…



Андрей Карпов: Почему не хватит?! У нас 3 миллиона автомобилистов в Москве.



Виктор Похмелкин: А вы попробуйте хотя бы одного заставить постоять.



Андрей Карпов: Тогда им это не нужно, получается.



Виктор Похмелкин: Нет, это нужно. Но постойте: вот вы адвокат - вы встанете в такой пикет?



Андрей Карпов: Не вопрос. Когда? Скажите, когда и где.



Виктор Похмелкин: Я вас поймал на слове. Значит, постоите денек, посмотрите.



Андрей Карпов: Хорошо.



Вероника Боде: Хочу дать слово нашим слушателям. С пейджера. «Надо ввести наказание ГИБДД за то, что не останавливают нарушения, происходящие на их глазах. Если им укажешь, посылают подальше». Видимо, есть и такие случаи.


«Надо ввести телефон для жалоб граждан», - пишет Вязова.


И звонок от Александра из Москвы, здравствуйте.



Слушатель: У меня водительский стаж 65 лет. Я прошел все стадии борьбы с нарушителями Правил дорожного движения. Сам был даже автодружинником. Меня вот что интересует. Сколько процентов улиц Москвы контролируется инспекторами ГИБДД? По-моему, не более 15-20 процентов. А на 80 процентах никто не контролирует, и там сплошные нарушения идут. Никакое повышение ни к чему не приведет. Будут где-нибудь штрафовать, а остальное кто контролировать будет? Никто не контролирует! Сплошные нарушения!



Вероника Боде: Юрий, прошу вас.



Юрий Гейко: Трудно сказать точные цифры, но я согласен. Где-то, на мой взгляд, тоже, если говорить о Москве, процентов 10-15 процентов мы видим инспекторов, работающих на улице.



Андрей Карпов: А где же внутреннее правосознание каждого водителя? На каждую же улицу не поставишь по инспектору!



Юрий Гейко: На каждую улицу не поставишь, а внутреннее правосознание воспитывается как раз наказанием, в первую очередь, и неотвратимостью наказания.



Вероника Боде: Еще один звонок. Максим из Амурской области, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. Я хотел сказать: нам бы ваши проблемы! Я здесь проехал 800 километров и не видел ни одного милиционера.



Вероника Боде: Где же это вы ехали?



Юрий Гейко: Соскучились по ним, да?



Слушатель: От поселка Соловьевска до города Воитинска.



Юрий Гейко: Я недавно тоже проехал до Владивостока. И, знаете, на многие сотни километров не видел инспекторов. И что, они должны как столбики телеграфные стоять, что ли?



Слушатель: Ладно. Еще один вопрос маленький. С грейдеров продают солярку. Грейдера летают на такой скорости у обочин. Кто за это отвечает?



Андрей Карпов: Руководство данного предприятия и машинист данного грейдера.



Вероника Боде: Михаил из Москвы у нас на линии. Здравствуйте, Михаил.



Слушатель: Очень хорошая тема возникла. Вот об ответственности, об инициативе, что ли, милиционера. Возьмите Москву. Движение по Лесной 19 маршрута, 7 маршрута трамваев. По полчаса простаивают. Никакого нет порядка! Ездят по линии. Сколько раз я ездил, я ни разу не видел… Машины ставят, загораживая трамвайную линию. О какой коррупции идет речь, когда просто наблюдения работника ГИБДД… В чем же дело? Это один вопрос. Подойдите как-нибудь вечером, посмотрите на этот маршрут. Ничего нельзя сделать. По полчаса стоят трамваи. И все нарушают автомобилисты.



Андрей Карпов: Вы знаете, к трамваям лично у меня тоже есть претензии, как у автомобилиста. Когда через турникет заходит человек 30-40 (непродуманные остановки). Возьмите шоссе Энтузиастов, допустим, или Первомайскую улицу. По 7-10 минут идет посадка - уже два раза светофор сменился с зеленого на красный. Тоже люди как-то нервничают, которые за рулем.



Юрий Гейко: Тут претензии взаимные. Вспомните 1997 год. Помните, когда вдруг ввели с какого-то перепугу повышенные штрафы за не пристегнутые ремни и еще по некоторым пунктам. Утром вся Москва ехала пристегнутая. Ответ простой.



Вероника Боде: Звонок из Петербурга. Виктор Иванович, прошу вас, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. У меня два вопроса. Первый вопрос. Я живу в центре Санкт-Петербурга. У нас все тротуары почти заставлены легковыми автомобилями весь день. Идешь, а сверху, особенно весной, сосульки огромные или штукатурка, допустим, падает. Приходится идти опасными путями. Второй вопрос. Что с ними делать – имеют право их наказывать или я сам должен протыкать колеса, чтобы они не ставили на тротуарах? Колодцы-дворы. То же самое. Сутками стоят эти машины. Выходишь из парадного - прямо сразу носом втыкаешься, прямо в полуметре стоит автомобиль!



Андрей Карпов: Мое мнение, что, в принципе, нехорошо ставить машины неправильно, на тротуары, когда сосульки падают вам на голову, а обходить негде. Но, я думаю, что это, в первую очередь, вопрос к руководству города о том, чтобы они организовали и распланировали парковки, стоянки машин… Я просто был в соседней братской республике, Беларуси. Там очень аккуратно машины стоят. Выделены на несколько домов парковочки. На тротуаре нет ни одной припаркованной машины.



Вероника Боде: На пейджер пришло сообщение Виктору Похмелкину. «Господин Похмелкин, возьмите на заметку адрес: Санкт-Петербург, улица Подольская, 2, школа 267. Забит тротуар машинами. Помогите навести порядок. Докажите свою правоту. Водители с двух сторон обгоняют трамвай. Не соблюдаются правила водителями. С.А».



Виктор Похмелкин: Я понял, постараюсь помочь.



Вероника Боде: У нас есть еще сообщения. От Аллы из Риги: «Считаю, что нужно ужесточать наказания, особенно за езду на автомобиле в пьяном состоянии. Человек, будучи еще трезвым, должен сделать выбор – пить или не пить, зная, что в противном случае он создает угрозу жизни других людей и в особенности детей». Об этом мы еще непременно поговорим.


У нас есть еще один звонок. Сергей Васильевич из Тайшета. Здравствуйте, прошу вас.



Слушатель: Здравствуйте. Я слушаю передачу про дорожное движение. Город Тайшет, Иркутская область. У нас никакое дорожное движение не соблюдается. У нас главная улица - Гагарина. Висит знак 40, а вот эти лихачи на «мерседесах» и прочее летят под 100 километров. Никакой милиции там практически никогда не бывает. Недавно пенсионера (ему 68 лет) сбило так, что голова в щепки разлетелась. Как это понимать?!



Юрий Гейко: Это надо к Виктору Николаевичу Кирьянову, нашему начальнику ГИБДД Департамента безопасности дорожного движения. Если он не слышит эту передачу, обещаю вам, передам обязательно о безобразиях в городе Тайшете.



Вероника Боде: Сообщение от Наташи из Минска: «Чем солиднее машина, тем больше ей позволено на дороге. Ужесточать наказания нет необходимости. Нужно просто сделать так, чтобы правила были одинаковы для всех и отвечали все одинаково». Я думаю, вряд ли кто-нибудь с этим не согласится.



Юрий Гейко: Вы знаете, правила должны быть одинаковы для всех – да. Но вот штрафы… Расслоение общества велико. Виктор Валерьевич, скажите, а почему даже не ставится вопрос о взимании штрафов пропорционально стоимости автомобиля?



Виктор Похмелкин: Ставится такой вопрос, такие предложения тоже есть. Они рассматриваются. Но, понимаете, тут мы наталкиваемся на некие конституционные ограничения.



Андрей Карпов: А если человек купил единственную машину, продав единственную квартиру? Захотелось ему, допустим, «Феррари».



Юрий Гейко: Но это единичный случай.



Андрей Карпов: Ну, так его-то будут штрафовать, как владельца «Феррари»!



Юрий Гейко: Виктор Валерьевич, ставились все-таки вопросы?



Виктор Похмелкин: У нас наказывается конкретное деяние, понимаете, а не состояние человека.



Юрий Гейко: Будет нарушен принцип равенства всех перед законом.



Виктор Похмелкин: Да, совершенно верно.



Вероника Боде: Сейчас предлагаем вашему вниманию выпуск автоновостей, который подготовил мой коллега Анатолий Горлов.



Анатолий Горлов : Оценивать ущерб, нанесенный автомобилям в ДТП, будут только эксперты-техники, которые прошли аттестацию в специальных межведомственных комиссиях. Такое постановление готовит правительство России. После этого будет создан государственный реестр экспертов-техников. Российские водители жалуются, что страховые компании занижают стоимость ущерба, а так называемые независимые эксперты работают в интересах страховщиков.


Мэрия Санкт-Петербурга запретила движение крупногабаритных и тяжеловесных автомобилей по городским улицам. Такой запрет, по мнению чиновников, поможет сберечь дорожное покрытие. Исключение сделано лишь для автомобилей, выполняющих неотложные хозяйственные перевозки. Однако даже их маршруты движения должны быть согласованы с муниципалитетом.


Mercedes - Benz , Volkswagen и Audi объединились для сбыта в США автомобилей с дизельными двигателями. Три ведущих немецких концерна будут вместе продвигать технологию очистки выхлопных газов Bluetec, разработанную фирмами Bosch и DaimlerChrysler. В дизельный альянс собирается также вступить и компания Jeep.


Компания Chevrolet готовит свой первый европейский автомобиль с дизельным двигателем. Его представят на автосалоне, который пройдет в январе в итальянской Болонье. Дизельная версия Chevrolet Lacetti оснащена 2-литровым дизелем от компании Bosch. Максимальная скорость автомобиля – 188 километров в час. 5-дверный хэтчбек расходует в среднем 4 л топлива на 100 километров, универсал - на пол-литра больше. Дизельный Lacetti отвечает стандартам "Eвро-4».


Чешская компания Skoda Auto, входящая в концерн Volkswagen, представила новую версию внедорожника Roomster Scout. Это второе поколение спортивного семейства – первой была Octavia Scout, дебютировавшая в Париже. Новая модель стала крупнее предшественницы и получила целую линейку бензиновых и дизельных двигателей. Все версии оборудованы 5-ступенчатой механической коробкой передач, а самый мощный из бензиновых моторов оснащен "автоматом" Tiptronic.


С конвейера английского завода Nissan Motor сошел последний Nissan Almera. С января 2000 года выпущено 639 тысяч автомобилей этой модели, 115 тысяч из них - в Англии. Almera экспортировалась в 45 стран мира и пользовалась большой популярностью в Европе и особенно в России. Сейчас Nissan приступает к запуску более оригинальных моделей.


Концерн Nissan Motor в течение ближайших трех лет собирается также запустить в серийное производство модели с электро- и гибридными газоэлектрическими двигателями. Электромобиль с ионно-литиевой аккумуляторной батареей сможет без подзарядки преодолеть 200 километров. Японский концерн также намерен разработать автомобили на биотопливе.


Компания Ford готовит к автосалону в Лос-Анджелесе новый внедорожник Escape с бензиновыми и гибридным двигателями. Двигатель 2,3 литра Duratec мощностью 153 лошадиные силы, является базовым и комплектуется 5-ти скоростной механической или 4-ступенчатой автоматической КПП. Для более мощного 3-литрового мотора мощностью 200 лошадиные силы предназначен только «автомат». Гибридный двигатель Ford Escape, совмещающий в себе электрический и бензиновый мотор, достигает мощности в 155 лошадиных сил. Изготовители обещают, что экономия топлива в городском режиме может составить 75 процентов.


В Кемерове пьяный водитель «Москвича» едва не откусил пальцы сотруднику Госавтоинспекции. Когда инспекторы попытались забрать машину на штрафстоянку, ее владелец решил проглотить ключи от замка зажигания. Сотрудник ДПС попытался вытащить ключи у него изо рта и чуть было не лишился пальцев. Ключи зажигания удалось отобрать лишь после того, как милиционер надел перчатку. Этот кемеровчанин будет привлечен к ответственности не только за нарушение Правил дорожного движения, но также и за неповиновение сотрудникам милиции.



Вероника Боде: Автоновости представил мой коллега Анатолий Горлов.


У нас есть звонок. Владимир из Московской области, здравствуйте.



Слушатель: Здравствуйте. У меня будет вопрос к депутату Виктору Похмелкину. В больших городах в Европе скорость, в основном, ограничена до 50 километров в час, а в районах, где школы и сады, - там до 30 километров. Второй момент. Там никто на месте штрафы не берет, а регистрируется нарушение, а потом приходит квитанция по почте, которую надо оплатить. Если она не оплачивается, то там сначала идет как бы увеличение стоимости, а потом к человеку применяют судебные санкции. Почему в нашем законодательстве нельзя сделать так, чтобы они, законодатели, сделали законы, а работники службы безопасности движения их исполняли? Сделать такой счет, чтобы он не соприкасался со счетом ГАИ.



Виктор Похмелкин: Я поражаюсь, насколько наши люди все-таки плохо знают законодательство! Уже сегодня, с момента принятия Кодекса об административных правонарушениях (действующего) запрещено сотрудникам ГИБДД брать деньги на месте. Не давайте деньги в руки! Не имеют они права их брать! Обязаны либо составить протокол, а затем на основании постановления выписать штраф, либо сразу квитанцию, если штраф до 100 рублей. Так что уже сегодня этот закон есть. Если штраф вовремя не уплачен, штраф идет в двойном размере и даже может быть назначен административный арест человеку, не уплатившему штраф, уклоняющемуся от этого наказания. Так что в этом смысле мы уже как в Европе!


А если на глобальный вопрос отвечать, то, с моей точки зрения, проблема в том, что система ГИБДД нуждается в кардинальной реформе. Я считаю, что ее надо выводить из системы Министерства внутренних дел, подчинять гражданскому ведомству, которое бы в комплексе отвечало за проблему безопасности дорожного движения. Кстати, только так и зарплату им можно поднять. Ведь проблема еще и в том, что маленькая зарплата у сотрудников ГИБДД, поэтому они и добирают за счет водителей. А попробуйте им поднять зарплату, когда они остаются в системе МВД? Мы пытались говорить на эту тему с министром. Он сразу отвечает – надо ведь тогда повышать зарплату и остальным: и участковым, и уголовному розыску, и так далее, и так далее. Понятно: а значит, никому. Или на небольшие суммы. Так что, если мы хотим видеть современную, эффективную, качественную дорожную полицию, ее надо обособлять, ее надо реформировать.



Андрей Карпов: Виктор Валерьевич, а вы верите, что так будет, если будет гражданская дорожная служба и зарплата у них будет повыше?



Виктор Похмелкин: Я думаю, что если мы всем миром на эту проблему навалимся…



Андрей Карпов: Вы лично верите в то, что так будет?



Виктор Похмелкин: Я верю. Потому что иначе порядка не будет. А я оптимист и надеюсь, что порядок удастся, в конце концов, навести, но только таким путем. Если ничего не менять, то будем барахтаться: подняли штраф немного, а видим, что нарушений стало еще больше.



Вероника Боде: Звонок из Санкт-Петербурга. Виктор Петрович, прошу вас. Здравствуйте.



Слушатель: Уважаемые господа, здравствуйте. Спасибо за тему. Я категорически за увеличение штрафов. Никаких размазываний слез и слюней о том, что кто-то мало зарабатывает! Пусть не нарушают! Закон должен быть законом. Дальше. Понимаете, подавляющее большинство водителей не нарушает – и паркуются правильно, и все делают правильно. Но есть негодяи, которые нарушают все это – ставят машины в зоне переходов и прочее. У меня вопрос такой. Почему бы нам не перейти на общемировую практику?



Юрий Гейко: Абсолютно с вами согласен, Виктор Петрович. Почему-то многие, как мы их называем, правозащитники, говорят – вот вы народ грабите и так далее. Почему весь народ считают не законопослушным? Ведь никто не будет возражать, если завтра будет штраф 10 тысяч рублей, извините, за ныряние в яму с дерьмом! Потому что никто туда нырять не собирается. Почему же всех водителей записывают сразу в нарушители? Подавляющая часть водителей соблюдает правила.



Виктор Похмелкин: Извините, но значительная часть сотрудников ГИБДД их не соблюдает.



Юрий Гейко: Это вторая часть проблемы.



Виктор Похмелкин: Но эту проблему тоже надо решать.



Юрий Гейко: Я согласен.



Виктор Похмелкин: Хочу привести опыт Южной Кореи, где за 10 лет навели порядок на дорогах двумя путями – ужесточая наказание и одновременно жестоко пресекая взятки и коррупцию.



Юрий Гейко: Виктор Петрович (я обращаюсь к слушателю), зачем далеко ходить: на Украине и в Грузии в этом смысле навели порядок. Я абсолютно согласен с Виктором Валерьевичем Похмелкиным, что в нынешних рамках в ГИБДД порядок не навести. Надо что-то резко, резко реформировать.



Вероника Боде: Сообщение от Радика из Москвы: «Я считаю, что нужно ужесточать наказания вплоть до лишения прав. Никто так, как в России, не ездит: ужасно и по-хамски. Хамски ведут себя чиновники с госномерами на дорогах. Глядя на это хамство, другие тоже начинают ездить так».


Еще с пейджера от Натальи: «Врача 32-й поликлиники сбила насмерть иномарка, нарушив правила. На суде свидетели стали забирать свои показания обратно, а нарушитель сказал: «Я спешил». Это был крупный чин в милиции или ГИБДД. Все упирается в вопрос власти, а не в вопрос штрафов», - пишет нам Наталья.



Виктор Похмелкин: Очень правильно.



Юрий Гейко: Да, очень правильно.



Андрей Карпов: И это не только автомобильная беда. Это общая гражданская, судебная система, правоохранительная и все остальное.



Юрий Гейко: Телефонное право.



Андрей Карпов: Да.



Вероника Боде: Господа, я думаю, пришло время поговорить о том, что реально ждет автомобилистов. Какие изменения ожидаются в российском законодательстве?


Виктор Валерьевич, прежде всего, как я понимаю, Правила дорожного движения должны теперь стать законом. В чем необходимость такой меры?



Виктор Похмелкин: Не знаю, будет ли так сделано. Я внес соответствующий законопроект еще в конце прошлого века. 14 декабря по этому поводу будут слушания парламентские в Государственной Думе. Однако правительство Российской Федерации возражает против этого.


А вопрос очень простой. Правила дорожного движения и все изменения к ним, и правила эксплуатации автотранспорта и все изменения к ним должны гласно обсуждаться, должны обсуждаться парламентом на виду у всей страны. Люди должны знать, кто и как голосует за эти вопросы. Или они должны принимать келейно, в закрытом режиме, как это сегодня делается, постановлениями правительства или даже актами Министерства внутренних дел. Так что мы вдруг просыпаемся 1 января и узнаем, что нам запрещают иметь машину с красным поворотником, что вдруг детские кресла – правильная норма, но неожиданно свалившаяся на нас, принята. И еще много чего другого. Вот о чем идет речь.


Я считаю, что Правила дорожного движения – важнейший документ в жизни миллионов людей. Все ведь мы - участники дорожного движения – либо водители, либо пешеходы, либо велосипедисты и так далее. Каждый гражданин должен иметь возможность принять участие в обсуждении, высказать мнение по этому поводу. А депутаты, принимающие этот закон, обязаны прислушиваться к народному мнению. Тогда документ будет стабильным, эффективным, учитывающим самые разнообразные интересы. Я поэтому выступаю за то, чтобы все эти важнейшие вопросы решались законодательно и проходили Государственную Думу, Совет Федерации и подписывались президентом.



Юрий Гейко: Виктор Валерьевич, но ведь мы не первые, кто идет по этому пути, и не единственные в мире утверждаем закон о дорожном движении. Ведь у нас и Правила, и Административный кодекс - во многом копия того, что есть уже в мире, на Западе уже давно апробировано. Поэтому представьте себе: мы выносим Правила дорожного движения на всенародное обсуждение. Мы их 20 лет обсуждать будем! Мы никогда не достигнем, как говорит Михаил Сергеевич Горбачев, консенсуса.



Вероника Боде: Давайте сейчас обратимся к зарубежному опыту. О том, какова система наказаний за самые распространенные нарушения в Великобритании, рассказывает корреспондент Радио Свобода в Лондоне Наталья Голицына.



Наталья Голицына : В Великобритании разработана четкая система наказаний за нарушение Правил дорожного движения, состоящая из штрафных очков и пяти степеней серьезности нарушений. Самые частые нарушения дорожных правил в Британии – это превышение скорости и неправильная парковка. Здесь нужно учесть, что нарушения дорожного движения более чем на 90 процентов фиксируются не дорожной полицией, а видеокамерами наружного наблюдения и радарами.


Максимальный штраф по первой, самой низкой, степени серьезности нарушения – до 200 фунтов (почти 400 долларов). Однако до такой суммы обычно дело не доходит. Под этот уровень подпадают незначительные нарушения скорости, парковки, отсутствие ремня безопасности. Скажем, радар зафиксировал, что, при ограничении скорости в 30 миль, вы ехали со скоростью в 35 миль. Вам придется заплатить штраф 60 фунтов, и одновременно вы заработаете три штрафных очка. Что же касается штрафных очков, которые фиксируются в Центральной полицейской компьютерной системе, куда заносятся все сведения об автомобилистах, то здесь действует такое правило. Если в течение трех лет вы набираете 12 очков, у вас отбирают права минимум на шесть месяцев, а могут и на год, а также и более.


Теперь о более серьезных нарушениях: от второго уровня (максимальный штраф в 500 фунтов – почти 1 тысяча долларов) до пятого (максимальный штраф в 5 тысяч фунтов). Во второй уровень входят серьезные нарушения скорости, когда вы превысили ее более чем на 30 миль. Причем здесь речь идет о городских улицах. Если аналогичное нарушение произошло на автостраде, где вы двигались со скоростью, превышающей 100 миль, ожидайте штрафа от 1 тысячи до 2,5 тысяч фунтов. Однако самые серьезные штрафы предусмотрены за управление автомобилем в нетрезвом состоянии, когда уровень алкоголя в крови превышает норму, и за не остановку при дорожно-транспортном происшествии. Здесь штраф может доходить до 5 тысяч фунтов (это пятый уровень нарушений), плюс у вас отбирают права, и вы получаете от 5 до 10 штрафных очков. Если вы отказываетесь платить штраф, вам грозит шесть месяцев тюремного заключения.


Чтобы понять, насколько больно штрафы бьют по карману англичан, нужно учесть, что средняя зарплата в Англии - 1900 фунтов в месяц (по нынешнему курсу - почти 3800 долларов) до уплаты всех налогов. При первом случае управления автомобилем в нетрезвом состоянии, помимо ощутимого штрафа, отбираются права минимум на один год. Если после этого в течение 10 лет подобное нарушение повторяется, водитель автоматически лишается прав минимум на три года. Кстати, отказ пройти на месте тест на наличие в крови алкоголя наказывается штрафом до 1 тысячи фунтов (2 тысячи долларов). При этом возможно, но не обязательно, лишение прав на срок до одного года.


Что крайне не характерно для британской дорожно-транспортной полиции, так это коррупция. Я опросила всех своих знакомых автомобилистов. Никто из них никогда не давал взяток полицейским, и никто об этом ничего не слышал. Возможно, это связано еще и с тем, что нарушения в подавляющем большинстве случаев фиксируют не люди, а приборы. Кроме того, даже если вас останавливает полицейский, его переносной радар, зафиксировав ваше нарушение, в тот же момент автоматически передает его на Центральный компьютер дорожной полиции, откуда этот сигнал уже невозможно извлечь.



Вероника Боде: Рассказывала Наталья Голицына, корреспондент Радио Свобода в Лондоне. Разумно все устроено в Великобритании, не правда ли?



Юрий Гейко: Разумно, да. В Великобритании одно из самых суровых законодательств в этом смысле. Одни из самых высоких штрафов. Кстати, у них самое меньшее количество смертей и увечий на дорогах.



Вероника Боде: Звонок из Петербурга. Василий Михайлович, здравствуйте.



Слушатель: Хочу вам сказать, что дело в плохой работе ГАИ за последние 10 лет.



Вероника Боде: Прошу комментарии.



Юрий Гейко: Тут комментировать нечего. Действительно, так. Но мы говорили о том, что нас ожидает, Вероника.



Вероника Боде: Да, действительно. Давайте поговорим о том, что ожидает автомобилистов.


Виктор Валерьевич, какие проекты изменений в дорожном законодательстве сейчас существуют, рассматриваются Госдумой?



Виктор Похмелкин: Их сейчас много. Но, пожалуй, основной, который поддерживается как раз руководством ГИБДД, - то, о чем я говорил – это существенное увеличение размеров штрафов за различные нарушения, ужесточение наказания за те нарушения, за которые сегодня предусмотрено лишение права управлять транспортным средством, вплоть до административного ареста. И в этой части, повторяю, если не считать отдельных нюансов, нет особых возражений. Вторая часть этого законопроекта состоит в расширении полномочий ГИБДД, о чем мы тоже уже говорили. Есть ряд других, альтернативных, законопроектов, в том числе, скажем, и мои, которые направлены на усиление гарантий защиты прав водителей, притом, повторяю, что я не возражаю против увеличения наказаний.


Но, к сожалению, дальше мысль законодательная не идет. Я имею в виду, конечно, прежде всего, исполнительную власть, правительство, несмотря на то, что эта проблема уже стала общегосударственной, президент как раз ее ставит. К сожалению, если мы уповаем только на наказания, надо иметь в виду, что ничего не получится. Не случайно в Великобритании, с одной стороны, да, серьезная система наказаний, но, с другой стороны, абсолютно стерильная чистота дорожной полиции, чего нет у нас.


И еще один аргумент, чтобы была понятна моя позиция. Ведь сегодня уже каждый из нас знает, что грубое нарушение Правил дорожного движения может повлечь самые тяжелые последствия – смерть человека или гибель нескольких людей. А за это наступает уголовная ответственность, вплоть до 7 лет лишения свободы. Серьезное наказание. Все это знают и, тем не менее, очень многие нарушают. То есть наказание, даже самое жестокое, не удерживает человека, если оно не подкреплено другими мерами. Я призываю не ограничиваться только наказанием, а заниматься всем комплексом проблем безопасности.



Андрей Карпов: Это целый комплекс.



Юрий Гейко: Да, Виктор Валерьевич, я бы добавил, что среди тех мер, которые предлагаются, кроме ужесточения штрафов, еще предлагается введение балльной системы, то есть рецидив, учет повторяющихся нарушений. И это правильно. Но вот, Виктор Валерьевич, дай Бог, чтобы одновременно с принятием этого «проекта Плигина», как его называют, началась настоящая реформа все-таки ГИБДД!



Виктор Похмелкин: Вот второго обещать никак не могу, к сожалению.



Вероника Боде: Насколько я понимаю, один из проектов предусматривает и уголовный срок за неоднократную езду в пьяном виде, не так ли?



Юрий Гейко: Это предложение. Предложений здесь много, но все они, вот эти ужесточения (конфискации автомобилей, Уголовный кодекс и так далее), касаются повторных пьянок.



Андрей Карпов: Рецидив.



Юрий Гейко: Рецидив, да.



Андрей Карпов: Мне бы хотелось, чтобы еще не забывали здравоохранение. Так как все факты, которые выявляются в состоянии алкогольного опьянения, они непосредственно связаны с работником…



Юрий Гейко: С экспертизой.



Андрей Карпов: С освидетельствованием. И вот как раз я думаю, как адвокат, что в данном вопросе очень много темных пятен. Очень хотелось бы, чтобы когда-то у нас был принят закон, вплоть до того, что если везут или ведут на освидетельствование, был либо представитель, либо адвокат обязательно представлен.



ДОСЮДА!!!



Вероника Боде: Кроме того, сейчас в России не существует даже минимально допустимой нормы содержания алкоголя в крови!



Юрий Гейко: Да, и это тоже.



Андрей Карпов: У нас не только не существует минимально допустимой нормы, но у нас есть такая норма, как невыполнение водителем требований о прохождении медицинского освидетельствования. Например, маленький пикничек (я говорю о трагическом случае) на обочине, на опушке, подъезжает сотрудник милиции или ГИБДД в форме, спрашивает, чей автомобиль, покажите СТС. После того, как у него в руках окажется документ, он уже может предложить вам пройти освидетельствование. Вы отказываетесь, и это уже будет трактоваться, как отказ.



Вероника Боде: Виктор Валерьевич, я прошу вас прокомментировать эти предложения, как вы к ним относитесь – уголовный срок за неоднократную езду в пьяном состоянии, и конфискация автомобиля за то же нарушение?



Виктор Похмелкин: Есть общее правило - если не срабатывает более мягкое наказание, надо применять более жесткое. Сегодня у нас за пьянку за рулем сразу лишают прав, никаких альтернатив, никаких штрафов. Как видите здесь у нас наказание более жесткое, чем в Англии. Поэтому, ясное дело, что если оно не срабатывает, человек повторно после этого садится за руль, надо применять более жесткое наказание. Это может быть либо административный арест, либо уголовная ответственность. Я вполне это допускаю, никаких возражений нет.



Вероника Боде: А конфискация автомобиля?



Виктор Похмелкин: Конфискация автомобиля – это мера антиконституционная. Здесь согласиться с ней нельзя. Тем более, что пострадать ведь может не только водитель, а и другие члены семьи, например, которые имеют право управлять этим автомобилем. Здесь масса правовых вопросов.



Андрей Карпов: Виктор Валерьевич, у меня к вам вопрос как к законодателю: как у адвоката к законодателю. Такое наказание, как лишение права управления транспортным средством на срок от 1,5 до 2 лет за не прохождение освидетельствования либо за управление в нетрезвом виде. Как вы отнесетесь к тому, чтобы ввести такую норму в Административный кодекс, как условно-досрочное освобождение?



Виктор Похмелкин: Это надо рассматривать. Здесь есть нюансы.



Андрей Карпов: Почему я задал этот вопрос. Понимаете, вы сказали – безальтернативно, штраф. Я лично за то, чтобы в Уголовном кодексе был ряд наказаний за какие-то мелкие преступления, именно материальные, а не заполнять наши тюрьмы и изоляторы. То же самое и Административный кодекс. На два года человека лишили водительского удостоверения. Но через год человек, может быть, в космос слетал, а альтернативы нет.



Виктор Похмелкин: Здесь есть вопрос. А кто будет представлять, а кто будет доказывать?



Андрей Карпов: Тот же орган, который представлял материалы в суд.



Виктор Похмелкин: Еще одна возможность для взяток.



Андрей Карпов: Зачем так трагично? Я как адвокат сейчас говорю.



Виктор Похмелкин: Я понимаю, но адвокат не всегда говорит правильно. Надо учитывать позицию адвокатов, безусловно, но нельзя руководствоваться только ею.



Андрей Карпов: Он справедливо всегда говорит.



Вероника Боде: Давайте дадим слово слушателям. Иван из Москвы, прошу вас.



Слушатель: Добрый день. Я могу только еще раз сказать, что нужно упорядочить работу ГАИ. Потому что, как они работают, как они сами нарушают, - так, братцы, нельзя.



Вероника Боде: Иван, мы об этом сегодня уже много говорили. Владимир Александрович из Кемеровской области, здравствуйте.



Слушатель: В каждом городе есть блатные люди. Номера их автомобилей все гаишники знают. Они как раз и допускают создание аварийных ситуаций, но их никто не штрафует, никто у них права не забирает. Поэтому от повышения штрафов не изменится ничего.



Андрей Карпов: Надо ротацию номеров проводить.



Вероника Боде: Юрий, будут ли у вас еще какие-то дополнения по тому, что ждет конкретно автомобилистов?



Юрий Гейко: Я думаю, что правильно сказал Виктор Валерьевич. Еще раз повторю, что ужесточение, увеличение наказаний необходимо. У нас ведь за повторную пьянку наказание меньше, чем за первую. Если за первую у нас лишение прав 1,5-2 года, то за вторую – штраф, потому что лишать-то уже нечего. Но, вместе с этим, надо начинать серьезную работу с нашим ГИБДД. Сумели же в Грузии и на Украине навести порядок! Почему невозможно это сделать у нас? Да, возможно.



Вероника Боде: А в самом деле, почему это невозможно сделать в России?



Андрей Карпов: Я за расширение Кодекса об административных правонарушениях вплоть до той же ответственности, но с другой стороны - со стороны сотрудников ГИБДД.



Вероника Боде: Вот еще один момент. Известно, что введение в действие постановления правительства о запрете на красные сигналы поворота и об обязательном применении детских сидений было отложено на год. Оно должно вступить в силу с 1 января 2007 года, то есть совсем скоро. Чего ждать автомобилистам?



Виктор Похмелкин: Нет, нет, с красными поворотниками – это отменили навсегда.



Юрий Гейко: Да, отменили навсегда. Виктор Валерьевич прав.



Виктор Похмелкин: Вступить должны только детские кресла.



Юрий Гейко: Слова «сигналы поворота» изъяты из постановления правительства были еще год назад в феврале, да, Виктор Валерьевич?



Виктор Похмелкин: Да, да, совершенно верно.



Юрий Гейко: А детские сиденья остались. Причем, применение детских сидений только на переднем правом сиденьи. На задних сиденьях, если есть ремни безопасности, предусмотренные конструкцией автомобиля, то просто удерживающее устройство, которым может быть подушечка под попку. Необязательно детские сиденья. Кстати, за этот год многое сдвинулось с места. Сейчас есть выбор – есть отечественные сиденья.



Вероника Боде: Спасибо.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG