Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Прежде всего, замечу: мои друзья, товарищи, приятели и большинство знакомых – люди образованные, читающие, политически не ангажированные и социально активные. Что почему-то не мешает им периодически заставать меня врасплох такими вот, как было недавно, фразами: «Представляешь, мы отстали от Польши, но зато опередили Японию». В первое мгновение немею, во второе – догадываюсь: речь о групповом турнире чемпионата мира по волейболу, а «мы» – это волейболисты сборной России во главе с тренером-сербом.

Когда российский баскетбольный клуб становится лучшим в Европе, «мы» – это три американца (одному из них, правда, выправили российский паспорт), австралиец, грек и словенец во главе с тренером-итальянцем. А когда футбольный клуб выигрывает Кубок УЕФА, «мы» – это четыре бразильца, хорват, литовец, босниец... Иногда «мы» быстро бегаем и плаваем, иногда не очень быстро, иногда «мы» высоко прыгаем и хорошо стреляем, а иногда все это делаем не слишком-то хорошо. А то «мы» вдруг позорно проигрываем в Лиссабоне. И тогда я, наконец, своему другу, товарищу или приятелю робко возражаю: « Ну, при чем тут мы? Разве мы с тобой определяли состав сборной и тактику на игру?».

Удивительное это все-таки подсознательное стремление отождествлять себя с теми, за кого ты переживаешь, радуешься или огорчаешься, но, по сути, никакого отношения к ним не имеешь и, главное, никак на них повлиять не можешь. На этих трудолюбивых или с ленцой, смелых или не очень, мастеровитых или покамест не слишком-то умелых парней и девчонок из российских сборных. От клубных команд, где россиян все меньше, а иностранцев с каждым днем все больше, «мы», кажется, вообще далеки, хотя переживать за них никто нам помешать не может.

Но что еще удивительнее: ни разу ни от одного из своих друзей или товарищей не слышал такого, например: «Представляешь, разве можно жить на пенсии, которые мы установили старикам? А мы к тому же сначала отменили выборы губернаторов, а теперь, по сути, вообще любые выборы? И грузин мы всех затравили без разбора, о чем мы только думаем?». Нет, к этому, конечно, мои товарищи и приятели не относятся с безразличием, но всегда пользуются местоимением «они». Это «они» платят такие пенсии и отменили выборы, «они» лишили нас молдавских и грузинских вин, «они» неизвестно почему мстят всем грузинам подряд.

Кто же эти «они»? Это ведь те, кого выбрали «мы». Составы команд определяют тренеры, но разве состав Думы определили не мы? Разве не мы доверили им, думцам, право решать от нашего имени, сколько платить нашим старикам и что нам есть и пить? И разве не мы молчаливо соглашаемся с тем, что теперь они сами себя будут избирать? Ни в коем случае не призываю своих друзей, товарищей, приятелей и знакомых что-то такое плохое против нами же избранных людей затевать. Я лишь за то, чтобы правильно пользоваться местоимениями «мы» и «они».

Когда Каспаров, например, или Крамник обыгрывают всех в шахматы, не следует утверждать, что это «мы» самые умные в мире. Когда же Каспаров со товарищи утверждают, что демократия у нас сменилась автократией и движется к тоталитаризму, то это не только «они» так считают, не правда ли? А когда Крамника на наших глазах оскорбляли, то это не «они», Илюмжинов и Жуков, его не защищали, а «мы», потому что обоих упомянутых мы же, и не раз, избирали.

От Польши «мы» отстали, наверное, не только в волейболе. А вот чтобы обогнать Японию, надо ее сначала догнать. Волейболистам удалось: они на чемпионате мира заняли 7-е место, а японцы – 8-е.
XS
SM
MD
LG