Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Сегодня Госдума России приняла в первом чтении законопроект, наделяющий президента правом вводить экономические санкции против любых лиц и государств




Владимир Кара-Мурза: Сегодня Государственная дума России приняла в первом чтении законопроект, позволяющий президенту вводить экономическую блокаду в отношении нелояльных государств или физических лиц. Тему обсуждаем с депутатом думы от КПРФ Виктором Гришуковым, членом думского комитета по безопасности. Насколько хорошо, по-вашему, был проработан сегодняшний законопроект?



Виктор Гришуков: Вы знаете, это, наверное, основной вопрос. Потому что любой законопроект, который вносится в Государственную думу, должен проходить тщательную обработку. И мы предлагали неоднократно законопроекты, которые касаются многих отраслей хозяйства народного, людей конкретных, должны обсуждаться всенародно, то есть их нужно публиковать, собирать мнения специалистов и только после этого принимать закон. Сегодня как пример яркий того, как не надо действовать – это попытка принять федеральный закон, касающийся реструктуризации атомной энергетики. 13 числа, то есть совсем немного времени у нас осталось на правительственном часе, как раз идет доклад правительства по этому вопросу. Мы предлагали от имени фракции: сначала давайте заслушаем доклад правительства, детально зададим вопросы, посмотрим, что происходит в атомной энергетике, а потом будем принимать законопроект. Нет, сегодня взяли, внесли и провели в первом чтении. То же самое с тем законом, о котором мы говорим. Это первое.


И второй момент: мы должны учитывать особенности Российской Федерации. Наши традиции, которые были заложены и до Советского Союза, и в годы Советского Союза, советской власти. И вообще Россия - это не Америка по большому счету. Когда сегодня выступал представитель «Единой России» господин Резник и приводил примеры, как эмбарго накладывает Америка на Югославию, на Белоруссию и так далее, мы приводили другие примеры, что всегда Россия, Советский Союз делала все для того, чтобы помогать другим государствам. И в данном случае, наверное, нужно и этот момент учитывать. Поэтому закон, на мой взгляд, далеко не проработан, его название не соответствует содержанию. Если четко брать название закон «О специальных экономических мерах в условиях международной чрезвычайной ситуации» - так он называется, то здесь в самом названии не говорится, что это санкции экономические против кого-то. Мы должны понимать, что это и помощь, которую мы должны оказывать другим государствам. Наверное, и в этом плане нужно рассматривать закон.



Владимир Кара-Мурза: Депутат Алексей Митрофанов, зам главы думского комитета по законодательству, член фракции ЛДПР, считает свою партию одним из идеологов подобных законов.



Алексей Митрофанов: Закон, который предлагался нами десять лет назад, когда был разгон демонстрации пенсионеров в Риге в 96 году, мы тогда предлагали еще дать возможность вводить экономические санкции. Даже приняли в первом чтении закон об экономических санкциях против Латвии, который потом благополучно был уничтожен. Должен быть и, безусловно, блэк-лист стран, с которыми нежелательно сотрудничество, должна публиковаться «белая книга» по различным странам Министерства иностранных дел, где, скажем, не рекомендуется туризм, поездки для российских граждан в те или иные страны по тем или иным соображениям.



Владимир Кара-Мурза: Как вы считаете, какие государства в случае принятия этого закона могли бы стать первыми его объектами?



Виктор Гришуков: Давайте тоже посмотрим внимательно вокруг нас. Учитывая, что этот закон, на мой взгляд, больше политический, чем экономический, то в данном случае, наверное, нужно прежде всего рассматривать те государства, которые оказывают давление на государство наше, Российскую Федерацию в плане ущемления прав конкретных людей, бывших наших соотечественников. Скажем, возьмите пример последний – Эстония, где недавно принято решение о запрете советской символики. Представьте ситуацию: ветеран, участник Великой Отечественной войны, защитник той же Эстонии выходит сегодня на улицу с наградами советскими и может получить три года тюрьмы. Наверное, в этом плане мы тоже можем рассматривать эту страну, это государство. Не так давно это была братская страна.


Но я еще раз хочу вернуться к сути этого закона. На мой взгляд, этот закон в том виде, в котором он прописан, если туда не будут внесены серьезные поправки, он не будет действовать и не будет применяться в том виде, в котором говорит мой коллега Митрофанов. Это удар в том числе и по собственным товаропроизводителям. Ибо там прописано в этом законе право президента прекращать деятельность международных торговых отношений и действия любых организаций, структур, независимо от формы собственности и конкретных физических лиц на территории России. То есть мы заключили какие-то договоры с другими государствами, ведем работу - это будет ущемлено. Разработчики закона, признавая это, говорят: мы во втором чтении можем дать поправки по тому, чтобы компенсировать вред, который наносит этот конкретный закон нашим товаропроизводителям, но этого в законе пока нет. Мы этот аспект пока вообще не рассматриваем. С другой стороны, еще раз вернусь к началу нашего разговора в прямом эфире, что Россия всегда выступала за добрые отношения с другими государствами. И понятно, этот закон мы можем применить, если брать хорошую составляющую его, к тем государствам, которые пытаются ущемить права граждан России не только на территории нашей страны, но и на территории других государств. В этом плане, конечно, закон нужен, но его нужно четко прописать.



Владимир Кара-Мурза: Константин Затулин, депутат Государственной думы, директор Института стран СНГ, бывший глава думского комитета по делам СНГ, не отрицает таких мер, как экономические санкции.



Константин Затулин: Я не сторонник санкций по любому поводу, без всяких оснований. Просто жизнь сложна, и она может, к сожалению, не оставить другого выбора. И мы были свидетелями того, как она не оставляла другого выбора. Сколько раз за последние десяток-полтора лет демократическая Европа и не менее демократические Соединенные Штаты употребляли режим санкций. И по отношению к Югославии, и по отношению к странам, которые именовались в Америке частью оси зла. Практика санкций присутствует как односторонних, так и многосторонних. Хотя радости по этому поводу вряд ли кто испытывает. Тем не менее, Соединенные Штаты состоят в режиме санкций против ряда государств, против отдельных предприятий в Российской Федерации, тех, которые, по их мнению, поддерживают нежелательные для интересов США военно-технические контакты. Каким бы неэффективным инструмент ни был, тем не менее, он должен занимать свое место в общем арсенале средств, которым располагает государство.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос из Тульской области от Евгения Александровича.



Слушатель: Добрый вечер. Недавно мы были свидетелями запрета на ввоз в Россию молдавских вин. При этом главный санитарный врач России Онищенко объяснил, что молдавские вина отравлены пестицидами. А затем оказалось, что для того, чтобы ввозить, достаточно было встретиться двум президентам, и они быстренько договорились. У меня в связи с этим такой вопрос: каков механизм введения экономических санкций в предполагаемом законе и не будет ли решение о введении санкций зависеть от одного человека или от группы лиц?



Виктор Гришуков: Вопрос очень правильный вы задаете. Прежде, чем дать ответ на него, прокомментирую ситуацию с Молдовой. Я недавно встречался как с раз с представителями руководства этой страны, буквально в субботу, в том числе и с мэром города Кишинева, и скажу прямо, что блокаду, которую мы объявили по ввозу винно-водочных изделий, вина, прежде всего с Молдовы, не отразилась на Молдове в той степени, на которую рассчитывали те, кто объявлял блокаду. Они нашли партнеров, куда повезли свое качественное вино. Я, допустим, свое личное мнение высказываю, думаю, что больше политики, чем экономики. Молдавия всегда славилась своим вином. И уверен, что здесь другая причина кроется, видимо, в конкурентоспособности этого продукта. Теперь отвечаю на ваш вопрос. Вы знаете, правильно вы ставите, почему вопрос, потому что если брать чисто сам закон, здесь всего 7 статей, здесь сказано, что в случае возникновения международной чрезвычайной ситуации специальные экономические меры могут быть применены в отношении любых государств и лиц. Это статья 4 так гласит. Вдумайтесь в эту строчку. Не говорится, что санкции должны быть применены в отношении конкретного государства, которое наносит ущерб нашей стране, говорится, что к любым государствам. То есть где-то в каком-то локальном районе или в конкретном государстве возникает ситуация, связанная с теми вопросами, о которых мы говорим, а президенту дается право ввести санкции против практически всех государств. Кто определит опять же характер этих санкций? Это отдается на откуп президенту.


На мой взгляд, мы должны вернуться к международной практике. Если оттолкнуться от этого понятие «международной чрезвычайной ситуации» имеет правовую основу, заложенную в международном праве. Сказано следующее: международные разногласия, характеризуемые состоянием напряженности между двумя или несколькими государствами, что касается международной чрезвычайной ситуации, и есть правовой механизм признания тех или иных разногласий международной чрезвычайной ситуации. Причем этот правовой механизм определяется Советом безопасности Организации Объединенных Наций. То есть я хочу подчеркнуть еще одну мысль: если этот закон будет принят в том виде, в котором сегодня он обсуждается в Госдуме без серьезных поправок, мы можем вступить в противоречие с международным законодательством, касающимся этой нормы. И безусловно, это принесет в большой мере вред нашему государству. Потому что, действительно, если вернуться к началу нашего разговора, Российская Федерация и Советский Союз до этого представлял все-таки оплот мира и мирного сотрудничества. А сегодня, принимая этот закон, мы можем вызвать реакцию ответную от государств, входящих в Организацию Объединенных Наций.



Владимир Кара-Мурза: Депутат от КПРФ Владимир Кашин, зам главы думского комитета по природным ресурсам и природопользованию, не видит больших издержек в экономических санкциях.



Владимир Кашин: Ну что, мы не можем прожить без вина из Молдавии или Грузии? Скорее они не могут прожить без нашего рынка. Без сала украинского мы тоже в состоянии прожить, тем более зерна там вдруг тоже не стало. Раньше говорили, что житница у нас Украина. Нет, Россия сама всегда была житницей и сегодня в состоянии все производить в своей стране, наш народ в состоянии, селяне все готовы сделать. Только надо ликвидировать плохое отношение к крестьянству, ликвидировать те диспропорции, которые сегодня испытывают, гнетут в целом крестьян, этот экономический механизм, который задавил их сегодня. Не стимулируется производство сегодня, и зарплаты, и социальные составляющие очень бедные. И у нас все будет нормально. Практика показала, что мы обошлись без сельхозпродукции, которая из этих стран, бывших республик наших могла поступать.



Виктор Гришуков: Я бы здесь дополнил Владимира Ивановича тем, что Россия представляет огромный интерес для сбыта своей продукции сопредельных государств. Это огромных рынок прежде всего, это огромная территория. И мы сегодня видим, скажем, я представитель Дальневосточного федерального округа, как идет экспансия прямая сопредельных государств, я прежде всего имею в виду Китайскую народную республику. В чем она проявляется? В заполнении товарами своими, причем не только дальневосточных рубежей. Посмотрите внимательно, я был на Украине, там тоже рынки есть китайские, буквально пронизывает все. В чем здесь как раз тот вопрос, о котором говорит Кашин Владимир Иванович, мой товарищ по фракции КПРФ. Мы должны прежде всего, на мой взгляд, уделить внимание развитию своего экономического сектора. Мы должны сегодня посмотреть, как относиться к сельскому хозяйству. Если та же братская Белоруссия пять миллиардов долларов вкладывает в село сегодня, в свои пятилетние планы, то посмотрите, сколько мы даем сельскому хозяйству. Ведь практически ни в одном послании, которое мы сегодня выслушиваем, нет ключевой вещи. Давайте сегодня скажем в своем послании, я имею в виду президентском, что в следующем году 2007 мы 30% для начала гарантируем, будем брать у своего сельхозпроизводителя, следующий год пройдет 40%, 50% и так далее. То есть когда будет не просто декларация, а будет механизм, который позволит развивать промышленность и сельское хозяйство, когда мы получим товар, имеющий конкурентоспособность на мировом рынке, вот тогда можно вступать в ВТО - это тоже одна из тем.


Мы же сегодня пытаемся применять санкции к государствам, которые хотят быть на нашем рынке. Давайте опять вернемся к международному законодательству и посмотрим, что там говорится об этом. Если, скажем, в части первой статьи 4 законопроекта говорится, что специальные экономические меры могут быть применены в отношении любых государств и лиц, то, на мой взгляд, эта норма нуждается в уточнении. Ибо в международном праве сказано: применение специальных экономических мер возможно в отношении лишь тех государств, международные разногласия во взаимоотношениях с которыми создают угрозу здоровью, правам и свободам человека и гражданина и безопасности государств. Вот если эту норму внести в этот законопроект, тогда можно поддержать, но этого тоже у нас нет.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Вячеслава Федоровича из Тихорецка.



Слушатель: Добрый вечер. Скажите, пожалуйста, могу я задать вопрос вашему гостю? Пожалуйста, ответьте мне: будучи у власти более 70 лет, так и не вы привели страну к процветанию. Но ряд таких стран как Америка, Германия, которая после войны оправилась и процветает и радует свой народ. А к чему ведет этот режим, который дублирует вашу же?



Владимир Кара-Мурза: Сейчас уже не у власти - это оппозиционная партия.



Виктор Гришуков: Я понял вопрос о том, что было в советском периоде. Я думаю, что гражданин, который задавал вопрос, либо лукавит, либо забыл историю свою. Потому что именно в годы советской власти, хочу напомнить, возьмем даже пример: 29 год, наша страна, Российская Федерация, советская тогда, не производила ни одного трактора, ни одного автомобиля, ни одного самолета. За 9 с половиной лет десять тысяч заводов построено, запустили с колес, и мы вышли на передовые рубежи к началу Великой Отечественной войны. Наш танк Т-34 лучшим признавался в мире, значит могли это делать. Приведите пример последних 15 лет, какие фабрики и заводы были построены на территории России, крупные объекты. Наверное, сложно такие примеры привести. Возьмите другой аспект – это гарантия учиться. Ведь сегодня наша молодежь – это главный ресурс. Вообще по отношению к детям нашим мы можем проверять дееспособность любой власти. И когда у ребенка в любой семье, независимо от достатка, есть гарантия, что он может получить образование, как это делается во многих государствах сегодня, которые взяли опыт советской страны, возьмите ту же Японию, соседи на Дальнем Востоке. Я там бывал и встречался с представителями власти Японии. Они приняли решение: на трех ребятишек одного воспитателя в садике, в школе одного преподавателя, понимая, что чем меньше детей в группе и классе, тем качественнее образование. Мы же укрупняем классы, сокращаем школы. Что мы, не понимаем этого? Мы понимаем.


Итак, вспомните, что было в советское время - гарантия спокойно учиться, получать бесплатное образование - этого сегодня нет. Можно и дальше приводить примеры. Я бы хотел обратить внимание – давайте все в сравнении познавать. Если мы возьмем сегодняшнее время, сегодня действительно коммунисты не у власти больше 15 лет, одна партия фактически у власти, она только меняет название. Приведите конкретные примеры, что сделано, что построено. Кроме того, что мы ввозим на территорию нашей страны - это как раз касается того же закона по экономическим санкциям, мы ничего не производим. Давайте сегодня запретим и не будем ввозить китайские товары, вот сегодня примем закон резкий и так далее. К чему это может привести, если сегодня многие как раз за счет этих товаров выживают. Нельзя же этого тоже делать. Давайте создадим рабочие места, зарплату поднимем до уровня, который позволит жить, пенсии поднимем, наладим производство, сельское хозяйство сделаем так, что мы будем собирать наш рис, а не будем заводить иностранный, не будет тогда проблем, вот тогда можно санкции вводить. Вот в чем наша позиция.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем Николая, радиослушателя из Подмосковья.



Слушатель: Добрый вечер. У меня такой вопрос: ведь ту же реформу Грефа компартия поддержала и даже голосовала за это. А сейчас вы полностью отрицаете то, за что когда-то сами некогда проголосовали. И второй вопрос: откровенно говоря, власть нынешняя, они же преемники ваши, те же партийные из КГБ сидят у власти - это же преемники ваши, ваши прямые некогда начальники или подчиненные.



Виктор Гришуков: Спасибо за вопрос ваш. Сразу скажу, что мы никогда не поддерживали программу Грефа, не знаю, откуда вы такое взяли. Мы всегда критиковали, что проводит министр Греф. Потому что то, что они предлагают, возьмите приватизацию – коммунисты были против. Мы сегодня имеем проверку того, что произошло в ходе приватизации, когда огромные предприятия за бесценок сдавались. Возьмите «Норильский никель», который за 170 миллионов долларов купил господин Потанин, а он приносил дохода в год полтора миллиарда долларов. Все эти материалы направлены в Генеральную прокуратуру, мы направили и президенту эти материалы и потребовали пересмотра итогов приватизации, не поддерживали это. Возьмите 122 федеральный закон, который опять же по инициативе того же Грефа и правительства внесен в Госдуму. Кто голосовал против? Коммунисты. Мы предупреждали, что закон не продуман и не просчитан, и он ударит больно по многим категориям граждан, и ветеранов, и тех же наших детей. И опять не услышали. Сейчас Лесной кодекс принят, и Путин подписал его. Уверяю вас, что мы предупреждали и сейчас, пользуясь возможностью прямого эфира, мы говорим, что этот закон может быть больнее ударит, чем 122, мы еще не осознаем, что произойдет. Ведь лес это не только богатство, но и легкие, нужно следить за этими вещами.


Но что касается преемников власти, друзья мои. Я лично скажу откровенно, никогда не считал и не считаю Горбачева коммунистом. Да, он был генеральным секретарем, но ведь неслучайно он заявил, правда, не у нас в стране родной, а за рубежом, что он пришел, чтобы развалить изнутри партию. Он прямо это сказал. И народный суд его осудил. Возьмите Ельцина, какой же он коммунист, если сегодня он один билет имеет в кармане, завтра другой, послезавтра третий лишь бы удержаться у власти. Поэтому никакие это не преемники. Предатели были и есть, к сожалению.



Владимир Кара-Мурза: Независимый депутат Государственной думы Сергей Попов усматривает прямую связь политики с экономикой.



Сергей Попов: Как только ухудшаются политические отношения с тем или иным государством, то сразу тут же выясняется, что продукты, поступающие из этой страны, низкого качества. Здесь кроме молдавской продукции, кроме грузинской продукции можно вспомнить о куриных окорочках. Безусловно, Россия может обойтись без экспортных товаров. Только нужно ли это делать, зачем устанавливать себе проблему?



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Сергея из Армавира.



Слушатель: Добрый вечер. Вот интересный вопрос то, что экономическая блокада. Это понятно - Америка богатая страна, там перепроизводство мяса, куриного мяса, молока и прочего. Они могут запросто, судя по их экономике, ввести экономическую блокаду. Но мы, конечно, можно прожить, правильно говорили, и без молдавского вина, и без грузинского вина. Но грузинское вино хорошее вино, не порошковое, как сейчас делается в России. И я так думаю, что в Кремле от грузинского вина по-настоящему никто не откажется.



Владимир Кара-Мурза: Тем не менее, блокаду никто не отменяет этого вина.



Виктор Гришуков: Поэтому Сергей из Армавира не вопрос задал, а прокомментировал, как он видит ситуацию. Еще раз повторюсь, друзья, у нас огромные ресурсы в нашем российском государстве, у нас замечательные люди. Не хватает, на мой взгляд, политической воли, чтобы соединить те ресурсы, которые мы имеем, включая каждого человека в отдельности, и те потенциалы, связанные с людскими ресурсами, и тогда порядок будет, уверяю вас. Сегодня, на мой взгляд, многие федеральные законы, включая наш, о котором мы сегодня говорим, «О специальных экономических мерах в условиях чрезвычайной международной ситуации», больше все-таки политического плана. Даже его название, собственно говоря, не отражает сути закона. И поэтому я соглашаюсь со многими радиослушателями, которые сейчас вопросы задают, законные вопросы и ставят проблемы, что да, действительно, рынок у нас большой и мы можем обойтись без тех товаров, которые производят. Но давайте вместе рассуждать: если Япония сегодня производит автомобили, которые сегодня лучше по качеству, чем мы производим на сегодняшний день, давайте будем автомобили брать там. Если мы создаем технопарки и собираем автомобили, используя технологию той же Южной Кореи, давайте это делать.


Но если сегодня ученые те же дальневосточники создали уникальный, это я действительно знаю, поскольку там живу и неоднократно встречался с учеными, биотехнологии. Этого нет ни в Японии, ни в США, этого нет ни в Германии - безотходные технологии по биоресурсам. Что это значит? Даже если взять три вида - культивирование гребешка, выращивание трепанга и морской водоросли. Локально даже если взять Приморский край, без особых капиталовложений - это 30 тысяч рабочих мест для жителей Приморского края и можно Дальний Восток рассматривать, это пища 21 века, это лекарственные препараты. Меня поражает, когда я пишу правительству депутатский запрос и мне вроде бы отвечают: да, это правильно, но не находим средств. И сегодня ученые дальневосточники арендуют цех у Брынцалова, сто тысяч долларов в месяц платят и там производят качественные пять лекарственных препаратов для сердца, для легких, для желудка и так далее. А могли бы и 25 лекарств производить. Это пища для скота, это корм для птиц. То есть сегодня, что нужно делать – нужно создавать те технологии, которые мы произвели на свет, которые перспективны и которые опережают в чем-то развитие мирового сообщества. И пользоваться, наверное, теми технологиями, которые отработаны в других государствах. Это нормальная практика. Не надо отгораживаться нам железным занавесом или чем-то от тех товаров, которые придут на пользу нашим гражданам. Но с другой стороны, развивать те технологии, которые отработаны у себя на практике и которые созданы нашей наукой. А для этого нужно поддерживать еев том числе.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос москвича Николая.



Слушатель: Доброй ночи. Я хотел бы напомнить дорогому вашему гостю, что СССР вводил такие значимые блокады, как блокада западного Берлина, вплоть до воды и всего остального. Бойкот Олимпиады 84 года и многое другое. Все это малодейственные вещи, и Берлин не погиб, и Кубу американцы сколько блокируют, а она все живет.



Владимир Кара-Мурза: Изменились условия, поэтому закон об экономической блокаде обсуждается.



Виктор Гришуков: Я скажу так, друзья, во-первых, по закону, возвращаясь, ведь позиция компартии Российской Федерации как раз и состоит в том, чтобы не вводить какие-то блокады, которые нанесут вред или ущерб нашему положению на международном арене. Это во-первых. Во-вторых, не совсем прав тот товарищ, который задает вопрос, что СССР вводило блокады, бойкоты олимпиаде и так далее. Друзья мои, мы должны сделать выводы из того, что было, мы должны взять все лучшее оттуда, мы как раз приверженцы этого пути. Если мы будем смотреть только туда и замечать только плохое, наверное, это неправильно. Во-вторых, Советский Союз помогал Кубе той же, в отличие от американцев, помогали Югославии, помогали Ираку, помогали братским нашим республикам. Это было, неужели это с вами забыли? И за счет Советского Союза та же Прибалтика встала на ноги. И сегодня вместо того, чтобы четко и жестко сказать: друзья, вы что, забыли то, что было? Тем господам напомнить, которые вводят санкции против нашей страны, против наших граждан. В данном случае я за эти санкции. Мы начинаем что-то юлить, что-то говорить совершенно не те вещи, которые должны сказать. В данном случае, еще раз подчеркиваю, опираясь на международное право, опираясь на то, что прописано сегодня в уставе Организации Объединенных Наций, Совета безопасности ООН, мы должны вводить эти санкции, но подчеркиваю, только против тех государств, в которых международные разногласия наносят прямую угрозу здоровью, правам и свободам человека и гражданина и безопасности государства, учитывая, что я представляю этот комитет. Вот это нужно прописать в этом законе, о котором мы сегодня говорим.



Владимир Кара-Мурза: Независимый депутат думы Виктор Похмелкин, член думского комитета по конституционному законодательству, призывает к осторожности.



Виктор Похмелкин: Это довольно серьезные вещи, существенно расширяющие полномочия президента. На мой взгляд, противоречит конституции Российской Федерации, потому что ничего подобного конституция не предусматривает. И с моей точки зрения, подобного рода действия не должны совершаться единолично президентом. Они могут вводиться по аналогии с чрезвычайным положением только после согласования с парламентом. Поэтому эти решения очень серьезные. И с моей точки зрения, они не должны приниматься так легко, как это предусмотрено законопроектом в первом чтении.



Виктор Гришуков: Прокомментирую в чем, что депутат Похмелкин, говоря правильные вещи, видимо, не очень внимательно читал проект закона. Вот в статье 5, в данном случае немножко возражу ему, сказано, что в случае возникновения международной чрезвычайной ситуации президент Российской Федерации принимает решение о применении спецмер, сообщает об этом Совету федерации и Государственной думе. И предложения о применении специальных экономических мер могут так же президенту внесены со стороны федерального собрания Российской Федерации, так же правительством. И правительство потом в соответствии с настоящим федеральным законом устанавливает перечень специальных экономических мер и период, на который они вводятся. Прав Похмелкин в чем, что эта формула прописывает не полностью то, о чем он говорил. То есть в принципе все равно отдается на откуп президенту, он вправе принять эти меры, даже не согласовывая, просто проинформируя. Кстати, об этом мы сегодня вели спор на заседании Государственной думы, в каждом конкретном случае принимать решения на уровне парламента Российской Федерации, не давать это на откуп конкретному человеку одному. Хорошо, если человек адекватно понимает ситуацию и будет принимать правильное решение. Все-таки коллективный орган, на мой взгляд, более объективно может подходить к решению конкретных вопросов. Возникла ситуация по той же Эстонии, давайте внесем, мы сегодня предлагали от нашей фракции, рассмотрим перечень мер, которые мы могли бы применить в отношении Эстонии, примем и отправим на подпись президенту. Инициатива должна быть от нас. Вот в этом плане я согласен с Похмелкиным. Но то, что в законе вообще ничего нет, наверное, неправильно.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от москвича Михаила.



Слушатель: Господа и товарищи, доброй ночи. Хочется что заметить: неизбежно сравнение двух властей – та, которая была у нас КПСС и та, которая сейчас. Я лично не сомневаюсь, КПСС по-своему преступная организация. Но давайте признаем: во-первых, те преступления и ошибки, которые она совершала, - это было в первый раз в истории. И второе: в этой организации были несомненно выдающиеся люди, которых нет сейчас. И наконец, третье: КПСС как бы ни называли, но никогда не называли властью шпаны.



Владимир Кара-Мурза: Да, но мы говорим про экономическую блокаду.



Виктор Гришуков: Но, тем не менее, два слова хочу сказать. Говорить о всей партии Советского Союза, наверное, нельзя называть преступной организацией. Вот отдельные представители, я согласен с вами, - это предатели, перевертыши, те, которые исказили суть того, что было. Главное, на что мы должны опираться, есть принцип международный, он не принадлежит только советской России и Советскому Союзу – принцип социальной справедливости. Если исходить из этого принципа и взять материалы 1992 года, конференция ООН в Рио-де-Жанейро и потом 94 год конференция в Копенгагене, в Дании, причем и та, и другая конференция была по одной и той же теме была – «Устойчивый путь развития и экология», и взять 22 критериальных показателя, которые там были определены, так вот я вас уверяю, что и в Советском Союзе, и сегодня, если взять компартию Российской Федерации, мы придерживаемся одних принципов. Какие критериальные показатели? Почему сегодня мы критикуем нынешнюю власть? Не потому что нам не нравится конкретный персонаж в этой власти, а за проведение экономического курса. Вот в Советском Союзе курс проводился в интересах безопасности государства, большинства граждан, сегодня в интересах конкретной кучки олигархов. И все законы, которые принимаются, тоже в интересах конкретных лиц, как нам сегодня прямо даже представители правительства говорят.


Возьмем критерий рост или спад промышленного производства. Больше 30% превышает спад промышленного производства, наступает стагнация экономики. У нас в отдельных отраслях до 80% спад доходит. Значит проехали на красный свет? Да. Возьмите демографию, с 92 года спад населения идет. Войны нет вроде бы полномасштабной, если Чечню не брать во внимание, идет спад населения. Значит это минус показателю власти нынешней, при Советском Союзе этого не было, вы, наверное, помните. Можно продовольственную взять программу. Если ввоз импорта превышает 30%, мы попадаем в зависимость. Мы всегда при советской власти развивали сельское хозяйство и на Дальнем Востоке мы рис выращивали в Приморском крае и кормили не только край, но и соседние субъекты. А сегодня 82% риса мы завозим из Китайской народной республики или из Социалистической республики Вьетнам. Мы помогаем кому в этом плане? Понятно, кому. Или возьмите «ножки Буша», я извиняюсь, последний пример. Мы в год потребляем два с половиной миллиона тонн мяса птицы, при этом 800 тысяч тонн, официальная статистика – это мясо, которое завозится из Соединенных Штатов Америки. Кому легче от этого? Конечно, мы создаем дополнительные рабочие места в Америке вместо того, чтобы вкладывать инвестиции в развитие нашего животноводства и птицеводства. Неужели эта аксиома непонятна?


Поэтому, друзья мои, нельзя все черной краской мазать. Хотя в вопросе была и доля истины, потому что, как вы правильно сказали, были выдающиеся люди и сама экономическая политика соответствовала интересам. Почему, вы тоже правильно сказали, потому что не было той шпаны. По большому счету компетентные люди должны быть в правительстве, те, которые проводят экономическую политику, адекватно отвечающую интересам нашего государства.



Владимир Кара-Мурза: Депутат от фракции «Родина» Андрей Савельев, зам главы думского комитета по конституционному законодательству, сомневается в справедливости и обоснованности санкций.



Андрей Савельев: Если продукция, скажем, винодельческой отрасли Грузии и Молдовы не удовлетворяет Российскую Федерацию, то почему этот вопрос был поднят именно в период ухудшения отношений, а не в порядке обычной внешнеполитической внешнеэкономической деятельности. Если большинство так называемых грузинских вин изготовляется на территории Российской Федерации, то причем здесь вообще экспорт из Грузии, если вина из Грузии ближе к тем стандартам, которые в советский период все жители Советского Союза знали и любили. Поэтому абсурдность этой ситуации вылились в эти решения, которые, безусловно, в другой ситуации, в условиях сильной независимой внешней политики были бы другими.



Виктор Гришуков: Я бы здесь очень коротко сказал, что я согласен с Савельевым, он совершенно прав. И он повторил ту мысль, которую я уже говорил. Если сегодня выгодно государству российскому, населению ввоз каких-то товаров, если они более качественные и мы не достигли этого уровня, то, конечно, нужно их ввозить. Если у нас сегодня сельское хозяйство не финансируется, не поддерживается нашим государством, то это вина нашего государства - это не вина сопредельных государств. Мы должны прежде всего обратить внимание. И когда втягивают нас в ВТО, говорят - сегодня и сейчас, при этом прямо говорят: вы не должны ни цента вкладывать в сельское хозяйство, мы будем вас кормить. Вы не должны вкладывать ни цента в образование, мы будем вас учить. Друзья, но разве можно на таких условиях вступать в ВТО? Китайская народная республика, возвращаясь к нашему соседу с восточной стороны, 15 лет готовилась к вступлению в ВТО. Они вышли на уровень, который позволяет спокойно сегодня открывать границы, ибо их насыщенность товарами производства местного превышает необходимый порог и у них проблем не возникнет с приостановкой предприятий, что может у нас возникнуть, если сегодня пойдут более качественные товары на наш рынок. Понятно, что здесь тоже должны быть экономические меры. Итак, я не против экономических санкций, то, что сегодня закон прописывает, но эти санкции должны отвечать интересам национальной безопасности государства и четко соприкасаться с международным правом. Мы не можем сегодня в отрыве от этого права жить. Итак, два момента ключевых: интересы национальной безопасности и отношение с другими сопредельными государствами и в целом с мировым сообществом, вот что должно быть в первую очередь и учитываться в этом законопроекте.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем вопрос от Валерия из Санкт-Петербурга.



Слушатель: Добрый вечер. Ваша радиостанция дает возможность слушать приглашенных вами людей. Я вас умоляю, пригласите, пожалуйста, не такого товарища, который сегодня присутствует.



Владимир Кара-Мурза: Во-первых, вы видите, что мы слушаем и противоположные мнения, в частности, ваше выслушали. Слушаем Розу, радиослушательницу из Калининградской области.



Слушательница: Добрый вечер. У меня вопрос к ведущему Владимиру Кара-Мурзе: кто финансирует вашу радиостанцию?



Владимир Кара-Мурза: Это вопрос в целом философский. Как известно, радиостанция Свобода одно из независимых средств массовой информации, которая имеет возможность действовать на территории России. Слушаем Николая, радиослушателя из Тулы.



Слушатель: Добрый вечер, Владимир. У меня вопрос к вашему гостю: реальной угрозой для России является коррупция, которая как раковая опухоль уже сожрала всю страну. Депутаты никак не могут принять антикоррупционный закон. Они принимаю закон о блокаде. О какой блокаде можно говорить, когда Россия всего полтора процента дает мирового продукта, а Соединенные Штаты 30 и Европа 30?



Виктор Гришуков: В данном случае можно согласиться с мнением радиослушателя, правда, он на высоких тонах говорил. Но как раз я об этом говорю в пределах часа в прямом эфире, о том, что блокаду нужно вводить, если это выгодно экономически, если хотите, политически для безопасности государства и проживающих на территории Российской Федерации. Если мы говорим о коррупции, то в 92 году, хочу вам сказать, от имени фракции нашей был внесен проект федерального закона и с 92 года до последнего времени мы так и не смогли приблизиться к той концепции федерального закона, которую мы вносили. Одним из разработчиков был представитель нашей фракции Илюхин Виктор Иванович, я думаю, эта фамилия достаточно известна. Мы там как раз прописали такие нормы, которые бы не позволили коррупции процветать, как это происходит сегодня. А это, к сожалению, есть, причем не только на уровне федеральной власти, но даже на уровне субъекта и муниципальных образований. Поэтому мы, коммунисты, наша фракция, которая сегодня имеет всего 47 человек - 10% от численности в Государственной думе, готовы принять необходимые законы и выступаем против тех, которые вредят нашему государству или пытаемся поправить наших коллег от «Единой России», но сил недостаточно. Так что делайте выводы, друзья. В конкретном итоге все зависит от конкретного человека, от тех, кто сегодня нас слушают, от избирателей в конечном счете, вы определяете политику государства, когда приходите к урне и голосуете.



Владимир Кара-Мурза: Независимый депутат думы Владимир Рыжков, член думского комитета по делам федерации, категорически против сегодняшнего законопроекта.



Владимир Рыжков: Я выступал сегодня против этого закона и большинство независимых депутатов голосовало против него по трем основным причинам. Первая причина – этот закон явно несвоевременный, потому что усугубляет реноме России как страны, которая конфликтует и даже наращивает конфликтность со своими соседями. Во-вторых, нас не устраивает механизм, предусмотренный законом, когда решение о санкциях принимает президент, а конкретные формы и сроки определяет правительство, парламент практически исключен из этого процесса, обе палаты. Третий резон: в принципе, мы считаем, что механизм санкций экономических далеко не самый эффективный в наше время. Например, чего мы добились запретом на грузинское и молдавское вино? Только того, что люди начали травиться паленкой, болеть жутким спиртным гепатитом, а грузинские и молдавские производители вина съездили в Европу и нашли новые рынки. Пострадали наши компании, которые занимались импортом этого вина, потеряли большие деньги.



Виктор Гришуков: С Рыжковым я согласен полностью. Мне кажется, он сказал то, что я говорю. Я еще раз хочу подчеркнуть, дорогие друзья, кто нас слушает сегодня, я понимаю, что это и все страны бывшего Советского Союза, которые свободно развиваются: мы должны четко понимать – в отрыве от других государств Российская Федерация не может развиваться. Есть рынок международный, есть Азиатско-Тихоокеанский регион, сегодня там закладывается будущее нашего государства и всей планеты. Посмотрите на Японию, на Китай, на Южную Корею. Американцы, кстати, очень большое внимание уделяют этому. И мы должны этому внимание уделять и не словах. Я рад, если это произойдет, в 2012 году саммит во Владивостоке. По последней информации такое решение принято. Это даст толчок развитию Дальнего Востока, ибо надо создать определенную инфраструктуру, чтобы принять президентов 21 государства и соответствующих лиц, которые с ними прибудут. Это позволит развить и транспортные системы, и жилье на соответствующий поднять уровень, и систему водоснабжения, энергетики и так далее. То есть, на мой взгляд, в большей мере, возвращаясь к проблемам нашего государства, мы должны сегодня принимать такие федеральные законы, которые бы позволили работать и функционировать нашей экономике, нашей промышленности, нашему сельскому хозяйству, создавать дополнительные рабочие места. Уверяю, что пакет таких законопроектов в нашей фракции есть. Если бы нас подержали наши коллеги и занялись бы этими вопросами, наверное, это было бы более полезно, чем некоторые проблемы, которые мы с вами рассматриваем, хотя это тоже надо. И наша сегодняшняя дискуссия, я считаю, полезна.



Владимир Кара-Мурза: Слушаем москвичку Галину Сергеевну.



Слушательница: Добрый вечер, Владимир Алексеевич, и добрый вечер, гость. Мы все время говорим о вине, я смотрю, как будто мы самая пьющая страна в мире. А мы должны вернуться к другим рубежам, когда мы были самая читающая страна в мире. Кстати, хлеб всему голова. Если взять этот хлеб, который на прилавках, я даже покупала по дорогой цене хлеб, его есть невозможно. Раньше в советское время не витаминизированный хлеб с завода не выпускался.



Владимир Кара-Мурза: Подводя итог нашей дискуссии, как вы считаете, каковы перспективы сегодняшнего законопроекта и когда он вступит в силу?



Виктор Гришуков: Учитывая заверения, которые нам сегодня давали и учитывая ситуацию внутри Государственной думы, мне кажется, что это закон будет принят. Я бы очень хотел, чтобы этот закон впитал те предложения, которые мы сегодня даем и которые прозвучали в нашем эфире и с моей стороны, и со стороны коллег-депутатов. Если это произойдет, он будет качественно поправлен, то, наверное, какую-то пользу принесет. Но опять же, подчеркиваю, мы должны быть адекватны и мировой ситуации сегодня, и интересам прежде всего национальной безопасности нашего государства. Но не могу не отреагировать на замечание нашей радиослушательницы. Мы действительно пьем и не мало. Один из критериев устойчивого развития государства – это потребление алкоголя. Мы сегодня 18 литров потребляем, 7-8 литров – это предел. Если свыше потребляет нация – это деградация. Давайте мы уйдем от этой деградации и будем поменьше принимать алкоголя, побольше думать о перспективах, о будущем.


Материалы по теме

XS
SM
MD
LG