Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Генералов МВД хотят сделать прозрачными


Дмитрий Медведев на встрече с сотрудниками Министерства внутренних дел РФ, февраль 2011 г

Дмитрий Медведев на встрече с сотрудниками Министерства внутренних дел РФ, февраль 2011 г

1 апреля в России завершится первый этап переаттестации сотрудников МВД и станет ясно, кто из высокопоставленных милиционеров получит право работать в полиции. Российские правозащитники возмущены тем, что переаттестация высших милицейских чинов осуществляется без участия представителей общественности.

Правозащитная ассоциация "Агора" оспорила в Верховном суде России указ президента Дмитрия Медведева "О внеочередной аттестации сотрудников органов внутренних дел Российской Федерации". Юристы ассоциации считают, что он нарушает как Конституцию, так и сам закон "О полиции". Конституция гласит, что граждане имеют право участвовать в управлении делами государства как непосредственно, так и через своих представителей. Закон "О полиции", в свою очередь, предусматривает открытость, публичность и общественный контроль за ее деятельностью.

В нарушение этих принципов, говорится в заявлении "Агоры", никто из представителей общественности в президентскую комиссию по переаттестации милицейских генералов не входит. Этими представителями, говорят правозащитники, могли бы быть члены Общественной палаты, Общественного совета при ГУВД Москвы или президентского Совета по правам человека. Более того, в законе "О полиции" сказано, что переаттестация – внутреннее дело МВД, а в работе комиссии вопреки этому принципу участвуют представители ФСБ, налоговой службы и Генеральной прокуратуры. Вот что рассказал в интервью Радио Свобода председатель правозащитной ассоциации "Агора" Павел Чиков:
То, что переаттестация проходит не публично, уже привело к расплодившимся слухам о коррумпированности этой процедуры, по крайней мере, на местном уровне

– Возглавляет комиссию руководитель администрации президента Нарышкин. В нее входит министр внутренних дел Нургалиев, заместитель Генерального прокурора, заместитель главы Следственного комитета, заместитель директора ФСБ, глава "Росмониторинга" и т. д. При этом нас смутило, если не сказать, возмутило, что в комиссию не входит ни один представитель общественности. Даже трижды лояльные власти Общественная палата и Общественный совет при МВД почему-то там не представлены. Там мог бы быть представлен и Совет по правам человека при президенте, я уж не говорю о правозащитной организации, которая специализируется на противодействии милицейскому произволу. Я не говорю также и об известных профсоюзах работников милиции, которые могут иметь свое мнение по поводу соответствия должностям тех или иных милицейских генералов. Комиссия решает вопрос о переаттестации только милицейского генералитета, а не каких-то сверхсекретных оперативников, внедряемых в банды и т. д...

Еще одна проблема, которую отмечают юристы "Агоры", – это отсутствие информации о принципах работы аттестационной комиссии. Продолжает Павел Чиков:

– То, что переаттестация проходит не публично, уже привело к расплодившимся слухам о коррумпированности этой процедуры, по крайней мере, на местном уровне. Профсоюз работников милиции Москвы, например, уже распространил информацию о проект-листе должностей в новом составе полиции в Москве и Московской области. Пресс-служба МВД вынуждена была это опровергать. А не пришлось бы опровергать, если бы процесс был публичным. При этом выяснилось, что сами генералы на заседаниях комиссии не присутствуют, вопросы им никто не задает. Общественность получает только информацию на выходе, – сказал Павел Чиков.

Юристы "Агоры" считают, что переаттестация высших милицейских чинов осуществляется в нарушение Конституции и закона "О полиции". А есть и те, кто хочет изменить сам закон, спустя меньше месяца после его вступления в силу. Это депутаты парламента Чечни, только сейчас заметившие один из ключевых пунктов документа. Он гласит, что гражданин Российской Федерации не может быть принят на службу в полицию, если в отношении него было прекращено уголовное дело из-за истечения срока давности или вследствие акта об амнистии. Это означает, что возможности пройти переаттестацию лишается значительная часть сотрудников МВД Чечни, в свое время воевавших с федеральными силами на стороне боевиков.

Насколько критичным является такое ограничение для Чеченской республики? Об этом говорит политолог, эксперт по ситуации в Чечне Тимур Музаев.

– Много ли в нынешней чеченской милиции бывших боевиков, которые были амнистированы? Это в основном рядовые сотрудники или есть такие и среди руководящего состава?
Среди тех, кто занимается борьбой с настоящими боевиками, кто участвует в боевых операциях, подавляющее большинство – это сами участники бывших вооруженных формирований

– Среди чеченских милиционеров и сотрудников правоохранительных органов в Чечне, по различным оценкам, до 4-5 тысяч бывших боевиков. В основном они составляют так называемые специальные подразделения, которые входят в состав МВД на территории Чеченской республике. Руководители многих подразделений сами являются бывшими участниками незаконных вооруженных формирований. Командиры подразделений, заместители командиров, многие офицеры, руководители бывшего антитеррористического центра также являются в прошлом амнистированными боевиками.

– То есть можно говорить о подавляющем большинстве таких сотрудников в правоохранительных органах Чечни?

– Я бы сказал, подавляющее большинство таких сотрудников служит в спецподразделениях на территории Чеченской республики. Что касается рядового состава и сотрудников обычных подразделений – таких, как ГАИ, отделы по борьбе с экономическими преступлениями, – это, по всей видимости, люди, не участвовавшие в вооруженных формированиях. А вот среди тех, кто занимается борьбой с настоящими боевиками, кто участвует в боевых операциях, подавляющее большинство – сами участники бывших вооруженных формирований, – подчеркнул Тимур Музаев.

Вторым этапом аттестации полицейских станет проверка всего личного состава милиции. Общие принципы аттестации включают в себя изучение послужного списка, рекомендаций психолога, морально-деловых качеств, наличия жалоб на того или иного сотрудника. Возможна даже проверка на детекторе лжи. Как заявили журналистам в пресс-службе ГУВД Москвы, на этой стадии в работе аттестационных комиссии будут участвовать члены Общественного совета при ГУВД.

Должны ли представители общественности участвовать в процессе переаттестации милиционеров? Должен ли он быть более прозрачным? Говорит Алексей Симонов, президент Фонда защиты гласности и член Совета при президенте по развитию институтов гражданского общества и правам человека:

– Я считаю, что это вполне разумно. Только надо, чтобы те, кто будет в этом участвовать, что-нибудь понимали в происходящем. Все сотрудники "Агоры", например, могли бы выступить хотя бы экспертами, потому что они в состоянии оценить ситуацию, во всяком случае, сориентироваться в проблемах профессионального и непрофессионального.

– Должны ли аттестационные комиссии и принципы их работы быть более открытыми для публики?

– Безусловно, должны, потому что если мы собираемся не просто переменить вывеску, а хоть в какой-то степени изменить суть деятельности этой организации, безусловно, главным на этом пути будет контроль со стороны общественности. Так лучше с него и начинать, – уверен Алексей Симонов.

Первыми генералами полиции уже стали глава министерства Рашид Нургалиев, руководитель столичного ГУВД Владимир Колокольцев и глава МВД Чечни Руслан Алханов. Несколько генералов, напротив, лишились своих должностей и ушли в отставку, либо согласились продолжить службу в полиции в другом ранге. Что именно не устроило в их работе президентскую аттестационную комиссию, не сообщается.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG