Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Это большая редкость, чтобы в течение одной недели одно слово так актуализировалось, как случилось сейчас с "президентом". Информационных поводов поговорить о нем – хоть отбавляй. Вот одно из сообщений нашей радиостанции:

"Суд в Тель-Авиве приговорил экс-президента Моше Кацава к 7 годам лишения свободы по обвинению в изнасилованиях и сексуальных домогательствах".

Под следствием, в связи с делом Гонгадзе, находится теперь Леонид Кучма, прежний украинский президент.

Татарстан взбунтовался. Президент республики Рустам Минниханов отказался следовать примеру Кадырова, который предложил (и Дума это поддержала) наименование "президент" оставить только для главы государства. Вот цитата:

"Мне очень нравится название моей должности. Я же давал клятву на Конституции Татарстана, в том числе давал клятву и на это название".

Далее совсем уж немыслимое: президент России публично одернул самого Путина, заявив, что негоже действия Западной коалиции в Ливии называть "крестовым походом". Это может привести к конфликту цивилизаций.

Латинское по происхождению слово "президент" давно и прочно вошло в русский язык. Об этом пласте лексики рассуждает Виталий Костомаров, по совпадению тоже президент – Института русского языка имени Пушкина:

– Русский язык, как и английский, принадлежит к "всеядным" языкам. Он очень легко заимствует иноязычную лексику и моментально приспосабливает заимствования к своей системе. Даже иногда система у него подвигается, хотя трудно это сделать. Между прочим, русский язык очень легко все это осваивает, с удовольствием. Пушкин совершенно точно сказал: "Русский язык – общежителен и переимчив". Блестяще! Это действительно лингвистическое качество русского языка. Не у всех такое есть. В английском – есть. А, скажем, в финском – нет, в китайском – нет. Наоборот, там языки-недотроги. Они не хотят иностранного. А русский – легко. Именно поэтому у нас всегда очень боятся иностранных слов. Раз они легко входят, значит надо им как-то противостоять.

– Сейчас и новые заимствования появляются все интенсивнее, и старые обрастают новыми оттенками значений. Вот слову "президент" все пытаются придать какой-то дополнительный вес. Чем вы это объясняете?

– С Натальей Дмитриевной Бурвиковой, моей ученицей и другом, мы давно ввели термин "логоэпистема". "Лого" – это, понятно, слово, причем необязательно в значении немецкого word, то есть просто лексическая единица. Тут шире, ближе к знаменитому "В начале было слово". А "эпистема" – это знание. Бывает, что к слову привязывается какое-то знание. Это целый механизм – достаточно сложный. И очевидно, в эпоху перестройки (а сейчас перестраивается все – идеология, страна, хозяйство) в языке людям хочется какого-то обновления. Это отражается на фразеологии, лозунгах, призывах – на том, что теперь у нас чаще называется английским же словом "слоган". Можете искать разницу между "слоган" и "лозунг" – не найдете, думаю. Впрочем, если захотите, найдете – всегда можно найти чего-то. Все, все пересматривается, опробывается. Переломное время, знаете ли.

Выслушав академика Костомарова и предположив, что слово "президент" в наши дни стало логоэпистэмой, заглянем в словари. Буквальный перевод слова "президент" – "сидящий во главе стола", то есть "председательствующий". Стало быть, ничего сакрального. Президенты – люди как люди, просто наделенные властными полномочиями.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG