Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Владимир Кара-Мурза - о Северном Кавказе и терроризме


29 марта Москва поминала жертв террористических взрывов на станции метро "Парк культуры" и "Лубянка"

29 марта Москва поминала жертв террористических взрывов на станции метро "Парк культуры" и "Лубянка"

В "Гранях времени": ингушский оппозиционер Магомед Хазбиев и российский правозащитник Григорий Шведов.

В Ингушетии в результате последних спецопераций боевикам нанесён ощутимый урон, - заявил во вторник, 29 марта, президент России Дмитрий Медведев на встрече с заместителем директора ФСБ Сергеем Смирновым. По данным властей, в результате действий правоохранительных органов убиты 17 боевиков. Источник в спецслужбах Северного Кавказа сообщил, что, возможно, среди погибших - лидер боевиков на Северном Кавказе Доку Умаров. Так же во вторник правоохранительные органы Дагестана опровергли информацию о розыске двух жительниц Кизлярского района, подозреваемых в подготовке терактов. А в Москве 29 марта в годовщину двойного теракта в метро вспоминали жертв взрывов на станциях "Лубянка" и "Парк культуры".

Владимир Кара-Мурза: Президент Дмитрий Медведев "высоко оценил действия сотрудников правоохранительных органов" в Ингушетии, где накануне были нанесены удары по лесному массиву, а утром обнаружены тела боевиков. С докладом у Медведева побывал заместитель директора ФСБ Сергей Смирнов. Еще накануне источники в правоохранительных органах выражали надежду на то, что среди убитых окажется лидер кавказского подполья Доку Умаров. Ранее сообщалось, что во время операции были убиты 17 боевиков. Среди убитых боевиков оказался Супьян Абдулаев. Источники в правоохранительных структурах указывали на то, что он всегда "неразлучно находился рядом с Умаровым". После боев в Ингушетии поступило официальное сообщение о том, что двух боевиков взяли живыми и что они причастны к отправке смертника в Москву для теракта в Домодедово.
В субботу из-под стражи по личному указанию главы Ингушетии Юнус-Бека Евкурова был освобожден лидер ингушской оппозиции Магомед Хазбиев, который накануне получил десять суток ареста за организацию несанкционированного митинга в центре Назрани. Сам же оппозиционер утверждает, что принял участие в митинге по просьбе его устроителей — родственников Илеза Горчаханова, в связи с исчезновением которого и проводилась уличная акция. Внимание прокуратуры привлекла статья "Обстановка продолжает оставаться напряженной", размещенная 17 марта на сайте его информагентства. Речь в публикации идет о похищении Мовсара Цурова и расстреле силовиками при попытке задержания его брата Магомеда. Комментируя ситуацию с Цуровыми, Ваха Чапанов обращает внимание на то, что на территории Ингушетии нередко молодые люди, убитые в ходе проведения сотрудниками силовых структур спецоперации, объявляются "главарями или, в крайнем случае, активными участниками бандформирований". О том, остаётся ли Северный Кавказ источником террористической угрозы, мы сегодня беседуем с Григорием Шведовым, членом правления правозащитного общества "Мемориал", главным редактором издания "Кавказский узел" и Магомедом Хазбиевым, одним из лидеров ингушской оппозиции. Можно ли считать Ингушетию одним из самых взрывоопасных регионов Северного Кавказа?

Григорий Шведов: Ингушетия, безусловно, регион, в котором права человека нарушаются многие годы, в котором терроризм имеет свое особое измерение, в котором большое количество людей участвует в боевых действиях. Но вместе с тем мы должны сказать, что сравнивая ситуацию в Ингушетии в 2010 году с 2009 годом, видно, что уменьшилось количество взрывов и терактов, уменьшилось количество людей, которые были убиты. Я имею в виду не только мирных жителей, но и сотрудников правоохранительных органов. Мы смотрели такую статистику. Уменьшилось не на 10-15%, а уменьшилось вдвое. Даже количество похищенных людей в 2010 году по сравнению с 2009 уменьшилось. В этом случае, конечно, Ингушетия взрывоопасна. Там происходят массовые грубые нарушения прав человека. Но надо понимать, что сравнивая с прошлым годом, мы видим, что ситуация не ухудшается, как во многих других республиках Северного Кавказа.

Владимир Кара-Мурза: Что побудило вас участвовать в митинге? И правда ли, что существует практика, когда похищенные люди впоследствии объявляются главарями или активными участниками бандформирований?

Магомед Хазбиев: За последнюю неделю в республике было похищено очень много молодых ребят. Родственники Горчаханова мне позвонили, по их просьбе я приехал на митинг. Я приехал, принял участие, никаких лозунгов, никаких выкриков не было с моей стороны. Я постоял, послушал людей. Я поговорил, узнал, в чем дело, и дальше стал разговаривать с людьми. После чего я попытался уехать домой и впоследствии мне преградили дорогу. Потом меня отпустили, через полчаса ворвались в мой дом и меня похитили.

Владимир Кара-Мурза: Александр Черкасов, член правления правозащитного общества "Мемориал", учитывает специфику каждого региона Северного Кавказа.

Александр Черкасов:
В каждом регионе Северного Кавказа существует
В каждом регионе Северного Кавказа существует свое, отнюдь не привезенное извне, а выросшее из местных жителей террористическое подполье
свое, отнюдь не привезенное извне, а выросшее из местных жителей террористическое подполье. Но все они связаны в единую сетевую структуру, структуру достаточно устойчивую, потому что еще и глубоко законспирированную и жестокую, то есть ориентированную на террор против гражданского населения. Откуда у нас террористы? Террористы из Дагестана отметились год назад в московском метро. Террористы из Ингушетии совсем недавно отметились взрывом в аэропорту "Домодедово". И за тех, и за других взял на себя ответственность Доку Умаров, о гибели которого до сих пор не доложило российское контртеррористическое ведомство. Мы имеем уже сколько лет общекавказское террористическое подполье, эффективно взаимодействующее и нельзя говорить, что они подразделяются по территориальному этническому или какому-то еще признаку.


Полный текст программы "Грани времени" появится на сайте в ближайшее время.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG