Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

О Разночиновском ДДИ я узнала в начале 2009 года. Один из моих ЖЖ-френдов написал пост о девочке Кристине. Ее судьба, хотя ей всего 8 лет, достойна, пожалуй, целой, книги.

От Кристины и ее сестры-близнеца Насти мать отказалась сразу. Девочки почти не видели. Когда им было 3 года, им, казалось, улыбнулась удача - их обеих решили усыновить иностранцы. Но тут вдруг у девочек объявилась родная тетка, которая возжелала оформить над племянницами опеку - иностранцам, конечно же, отказали, так как по закону россияне, а тем более родственники, имеют приоритетные права в вопросах семейного устройства сирот. Вообще в этой истории, хочу сразу сказать, все было "по закону".

Итак, девочек передали тете, но через 3 года забрали за ненадлежащие исполнение обязанностей - она детей не лечила, не занималась ими. Так девочки в возрасте уже 6 лет снова попали под гос. опеку. И "по закону" их разлучили - распределили в разные интернаты: Настю в интернат для слабовидящих, а Кристину - в Разночиновский интернат для умственно отсталых, потому что она к тому моменту полностью ослепла, а значит - не могла самообслуживаться, это главный критерий "по закону". Через какое-то время Насте все же повезло - ее забрали в семью. А вот Кристина...

Слепая шестилетняя девочка, которую разлучили с единственным родным человеком и связью с внешним миром - сестрой, впала в отчаяние. Ей было страшно. Кругом было все чужое, незнакомое. Кристина из-за страха перестала ходить - она просто терялась в неизвестном ей пространстве из-за слепоты. Так ей поставили диагноз ДЦП. Из-за стресса она отказывалась от еды, замкнулась в себе, перестала говорить - ей поставили диагноз умственная отсталость.

Впервые волонтеры познакомились с Кристиной в больнице перед распределением в ДДИ. Тогда еще Кристина ходила, держась за чью-нибудь руку, говорила, даже пела песни. Но после 4-х месяцев в ДДИ девочку было не узнать - она не говорила, была истощена, не ходила и находилась 24 часа в сутки в своей кровати, закрыв уши руками в палате для глубоко умственно отсталых детей.

Путем невероятных усилий, просьб, уговоров волонтерам удалось вывезти Кристину на лечение в Москву, а потом, буквально подняв на уши общественность, сделать так, чтобы Кристина не вернулась в Разночиновку. Волонтерам удалось добиться перевода Кристины в подмосковный интернат для слабовидящих детей.

Сейчас Кристина снова ходит, говорит, поет, учится (у нее сильная педагогическая запущенность), у нее есть новые друзья. Учитывая, что ей пришлось пережить за свою маленькую жизнь - можно сказать, что сейчас жизнь Кристины налаживается.

В 2009 году история Кристины всколыхнула общество, но потом все улеглось, новые проблемы затмили эту историю. Но если проблема есть - она никуда не денется. А она есть. И это не только Разночиновка - это в принципе система ДДИ в нашей стране.

В начале этого года Разночиновский ДДИ снова стал "героем дня". Теперь "благодаря" своему кладбищу. Один из волонтеров, Вера Дробинская, забравшая из Разночиновки, кстати, 8-х детей под опеку, сделала фотографии заброшенных могил, на которых не было никаких опознавательных знаков. Вера написала письмо в прокуратуру, начались проверки. И что же сделали руководители интерната? - Они в срочном порядке разровняли старые холмики, сформировали новые и установили кресты. Более глумливого поступка я лично не могу себе представить.

Однако, в этот раз "осиное гнездо" было задето и в интернете, и в реале не на шутку. Ведь речь шла уже не о здоровье сироты-инвалида - медицина наука не точная и на нее всегда все можно списать (как сейчас, кстати, и делает директор ДД, говоря в своих заявлениях прессе, что Кристина уже поступила к ним в ДДИ в истощенном и невменяемом состоянии). В этот раз речь зашла о деньгах и о нарушениях должностных инструкций, дела подсудные, уголовные. И если прокуратура что-то действительно найдет, то полетят головы, и не только в ДДИ, но и в опеке, и в администрации Астраханской области. Именно это объясняет то, что в этот раз в интернете появились "защитники ДДИ". Лучшая защита - это нападение. "Защитники", во главе с Александром Алымовым (пиарщиком, бывавшим на Селигере), обвинили волонтеров во вранье и корыстных намерениях, мол, они на ДДИ нападают, потому как хотят на этом месте построить пансионат. Никаких доказательств они не предоставляют, зато выдают в эфир море эмоций, оскорблений, и конечно же свежие интернет-технологии - сопровождение "ботов".

"Перцу" в историю добавила программа "Пусть говорят", которая всегда тут как тут, если пахнет скандалом. Съемки прошли на той неделе. Как результат - открытое письмо руководителю первого канала от экспертов МОО "Перспективы" с требованием снять программу с эфира, как оскорбительную и недопустимую в цивилизованном обществе. Впрочем, такое отношение авторов скандальной программы на Первом и общества вообще - не удивительно.

Ситуация не только не угасает в этот раз вот уже несколько недель, наоборот, пожар только разрастается - свои заявления сделали и директор ДДИ, написав открытое письмо президенту Д.Медведеву и обвинив в нем волонтеров в травле коллектива интерната, так много делающего для больных детей; и депутат Думы Астраханской Области, заявившая, что "некто" хочет "развалить выстроенную и проверенную годами систему воспитания детей такой категории".

Система презрения. Разночиновка - яркий представитель этой системы. Те, кто ее защищают, - тоже яркие ее представители. Они все говорят одно и тоже и А.Алымов, и представитель от Лукойла (спонсор ДДИ), и чиновники всех уровней, даже главный защитник детей П.Астахов: дети одеты, накормлены, у них есть кровати и игрушки - что еще надо? Это и есть система - отношение к больным детям как к животным, которым нужна "луна, конура и в желудке сосиска". Семья? - Зачем вам этот урод, сдайте его, родите себе нового. Обучение? - Они не обучаемы. Лечение и реабилитация? Они неизлечимы, да и зачем, кому это надо? Общение? - Зачем, они же ничего не понимают. Отдых? - Они будут пугать здоровых. Все, что есть в итоге у этих детей - белый потолок и решетка кровати. Попробуйте так провести неделю, и вы будете делать тоже, что и они - грызть эту решетку, раскачиваться из стороны в сторону и подвывать. Система медленно и мучительно убивает этих детей. За последние 10 лет в Разночиновке умерло 34 ребенка (кстати, директор ДДИ считает, что такие дети "должны уходить из жизни" - о чем тут еще говорить?). Официально чиновники все списывают на тяжесть диагнозов, официальная медицина не признает заключения - умер от тоски. А именно от нее, от безысходности, от одиночества и ненужности умирают эти дети, потому что они, может и не все понимают, но все чувствуют. Их сверстники в цивилизованном мире, в семье, в обществе живут долго и счастливо, не смотря на все диагнозы. Дети же Разночиновки умирают в мирное время, никому не нужные, всеми брошенные, словно даже и не люди - не заслужив даже надгробной плиты.

фото В.Дробинской, февраль 2011

Если мы хотим действительно стать цивилизованной страной - мы должны ликвидировать "разночиновки" и работать над тем, чтобы в первую очередь уменьшать число отказов и увеличивать число приемов детей в семьи, мы должны поддерживать и всячески поощрять такие семьи, мы должны развивать социальную систему на местах, внутри общества, а не плодить гетто. Мы должны - потому что все, что делает общество для инвалидов, оно делает в первую очередь для себя, чтобы каждый человек был уверен в своем завтрашнем дне, чтобы ни случилось, он должен знать - его не бросят, не предадут, не оставят в беде, он сохранит свои человеческие права и достоинства до конца.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG