Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Александр Минкин: "Как хотите, а я на стороне Лимонова"


Александр Минкин

Александр Минкин

Елена Рыковцева: Вот он, главный итог Всероссийской переписи. Население страны составило 142 млн. 905,2 тыс. человек. Значит, по сравнению с переписью 2002 года оно сократилось на 2,2 млн. человек или 1,6%. Это результат того, что число умерших превысило число родившихся, подчеркивает Роcстат. Превышение численности женщин над численностью мужчин составило 10 млн. 515 тыс. человек против 9956 тыс. человек в 2002 году.

Но даже эти цифры могут оказаться завышенными. То есть на самом деле народу в России еще меньше. По крайней мере, так считает обозреватель газеты "Московский комсомолец" Александр Минкин. Однако для начала не могу не спросить вас об информационном событии сегодняшнего дня. Два митинга вечером - один разрешен на Пушкинской площади, один не разрешен на Триумфальной. Как вы расцениваете эту сложившуюся на 31 марта 2011 года ситуацию в оппозиции?

Александр Минкин: Как хотите, а я в этом смысле на стороне Лимонова. Я считаю, что это бойцовский такой человек. Мне кажется, он действует правильно. А Алексеева и иже с нею действуют как предатели, как соглашатели, как "Правое дело" или какое-то еще, которое говорит – мы оппозиционная партия, сейчас только списки согласуем в Кремле и пойдем на выборы как оппозиция. Откровенно говоря, я сам своими ушами слышал по радио, как Борис Надеждин говорит – да, мы бы хотели включить вот этого, вот этого (называет политиков), но нам их не разрешат. Это оппозиция, которая спрашивает учительницу – а можно выйти? Как первоклашка, который писать хочет, поднимает ручку – можно выйти? А что если она скажет – нет? Он в штаны нальет?

Елена Рыковцева: А как же без компромиссов-то в жизни?

Александр Минкин: Вы меня простите, компромиссы где? Вот когда вы выбираете себе еду – побольше и подешевле или поменьше и подороже? Вот это вы занимаетесь компромиссами. А есть вещи, где компромиссы не допускаются, а если они допускаются – это подлость. Вот вам хочется украсть, например. Вы знаете, что если вы это сделаете, вы допустили компромисс. С кем? С совестью. Нельзя. Видишь соблазн – отруби себе руку, но не воруй.

Елена Рыковцева: Тупик навсегда?

Александр Минкин: Почему?

Елена Рыковцева: Позиция Лимонова и позиция властей, которые уперлись как бараны лбами...

Александр Минкин: Жизнь меняют те, кто не идет на компромисс. Жизнь меняет академик Сахаров, который не идет на компромисс. Вся академия идет, а он – нет.

Елена Рыковцева: И побеждает.

Александр Минкин: И побеждает в результате. В результате ему звонит Генсек СССР. Конечно, времена изменились, но он приложил к этому руку, силы и большую часть жизни. Но зато люди, которые идут на компромиссы, они живут дольше и спокойно. И говорят – вот был дурак, хороший был парень, но дурак.

Елена Рыковцева: Но Людмилу-то Алексееву не упрекнешь в соглашательстве. Все эти годы она доказывала свою абсолютную принципиальность.

Александр Минкин: Какие все – все 80 или все 10 последние?

Елена Рыковцева: Все последние годы совместной борьбы. С Лимоновым они все-таки сражались вдвоем за эту площадь. В конце концов, она поняла, что против лома нет приема.

Александр Минкин: Она давно начала. Сейчас на меня дико обозлятся все ее сторонники и т.д. Но все-таки она давно начала ходить на эти кремлевские посиделки, она давно начала участвовать. Дай черту палец, он откусит тебе руку.

Елена Рыковцева: Тем не менее, существуют две позиции. Одна – все-таки с ними как-то разговаривать надо, а вторая – не разговаривать никак.

Александр Минкин: Елена, когда вы с ними разговариваете, у вас есть иллюзия, что вы их в чем-то убеждаете. Но на самом деле, они или вы с ними на их поле. Там они вас обыграют на 100%. Дадут ли вам грант они, и вам уже будет неловко.

Елена Рыковцева: Это уже все – повязаны.

Александр Минкин: Дадут ли они вам помещение какое-то для вашего компьютера и т. д. Потом они вам скажут, а не хотели бы вы съездить во Францию, потому что вы же представляете ту Россию, которую мы бы хотели… Едут и получают гигантские гранты, штаб-квартиры. Они уже в Нью-Йорке занимаются имиджем России. Давно ли вы, ребята, били себя в грудь? И вот вы себя добили в грудь и оказались в Нью-Йорке, во Франции с шикарными штаб-квартирами, немереными бюджетами и защищаете там имидж России.

Елена Рыковцева: По линии такой-то общественной организации, финансируемой теми-то. Переходим к переписи. Александр Минкин назвал эту перепись скандальной. Подчеркнул, что она стоила 17 миллиардов - в четыре раза больше, чем предыдущая.

Александр Минкин: Важно, не столько то, сколько она стоила, как важно то, что она стоила вчетверо дороже. У нас за эти годы, потому что предыдущая была в 2002, ничего вчетверо не подорожало, даже бензин не подорожал.

Елена Рыковцева: А население сократилось, то есть переписывать пришлось меньше.

Александр Минкин: Да, переписывать надо меньше.

Елена Рыковцева: А денег больше.

Александр Минкин: Почему в четыре раза? Это воровство. Наверное, кто-то объяснит, что подорожало. Наверное, подорожали тапочки для переписчиков или фонарики. Но как-то очень нагло, когда в четыре раза становится дороже. Даже метро не подорожало вчетверо за это время.

Елена Рыковцева: Правильно я понимаю, что вы подозреваете, что народу может оказаться еще меньше, чем указано, потому что власти выгодна высокая цифра. Высокую они дать не смогли, дали низкую. Но поскольку власть в принципе привыкла мухлевать с результатами, как вы пишете, то, скорее всего, это все-таки завышенная цифра.

Александр Минкин: Да. Миллион аргументов или чуть поменьше, чем миллион, за то, что цифры завышены. Почему? Всем начальникам на местах, начальникам управ, мэрам городов и губернаторам выгодно, чтобы населения было больше, потому что тогда больше дотаций, субсидий на здравоохранение, на то, на се и т. д. Властям выгодно, чтобы было побольше мертвых душ, потому что эти мертвые души страшно правильно голосуют на выборах. Вот если сейчас насчитать 150 млн., а на самом деле, предположим, нас 100, то вот эти 50 лишних миллионов так замечательно в декабре проголосуют за "Единую Россию", только счастье будет. Если мы сейчас прибережем себе в день переписи лишних не существующих 50 млн., все эти мертвые или воображаемые души проголосуют за "Единую Россию".

Елена Рыковцева: Наша слушательница Савельева пишет: "При всем уважении к Минкину, он все-таки не прав насчет Алексеевой. Основная задача была – привлечь 31-го как можно больше людей. И на первом этапе это было выполнено. Сейчас тактика изменена. Это не соглашательская политика".

Александр Минкин: Если задача – привлечь как можно больше людей, то лучше всего это получается у "Единой России".

Елена Рыковцева: Александр из Москвы, здравствуйте!

Слушатель: Вообще, самые страшные данные по поводу демографии в России не у наших статистиков, а на сайте Всемирной организации здравоохранения. Дело в том, что там периодически показывают показатели по количеству алкоголя на душу населения, выпитого в год. Если в стране выпивают 8 литров этилового спирта на человека в год, то страна вымирает. Показатель России – 18 литров на человека в год, включая детей и всех. Мы уже вымерли два раза, можно сказать даже три раза.

Еще один момент. Наши президенты и прошлые и настоящие иногда проговариваются страшными вещами. Дело в том, что последний раз, когда Медведев выступал перед прессой, он сказал, что школьников в России в возрасте 6-16,17 лет всего порядка 20 млн. Что можно сказать, что это уже факт того, что России по существу нет. Россия – это страна-покойник, потому что 20 млн. молодого населения на страну в 140 млн., эти 20 не вытащат.

Александр Минкин: Александр абсолютно прав и по поводу пьянки, и деградации нации. По поводу детей прав абсолютно, но только, мне кажется, он ошибается. Потому что я помню, как в этом послании Медведев сказал, что главная наша забота теперь – это детство. И все его послание было процентов на 70, что главное – это детство. И вот там он сказал, по-моему, 26 млн. детей, но всех - от 0 до 17.

Елена Рыковцева: А слушатель про школьников говорил – 20 млн.

Александр Минкин: Как ни крути – все равно.

Елена Рыковцева: Два отклика из Интернета. "Ну, хорошо, меня не посчитал, но ведь и моего соседа справа никто не посчитал, и соседку слева. Вопрос – не мог ли вместо меня оказаться посчитанным недавно померший мой давнишний приятель, числящийся, видимо, до сих пор во всякого рода домовых книгах?"

Александр Минкин: А, может быть, ее посчитали по домовой книге и также проголосовали за нее, как посчитали. Как вас считают без вас, так за вас и голосуют без вас.

Елена Рыковцева: Владимир из Новороссийска, здравствуйте!

Слушатель: Вот эти 20 лет, которые длится этот проклятый эксперимент, не только отбросили нашу страну, особенно, глубинку, наверное, на дореволюционный уровень. Не кажется ли вам, что это строй, который создали, именно строй губит Россию?

Елена Рыковцева: Прочитаю несколько откликов: "Неужели непонятно – почему сократилось население? Эта позорная власть сделала обеспеченной и достойной жизнь только 15-ти процентов, у кого есть загранпаспорт. А у остального электората жизнь – не позавидуешь. Недаром воронежская бабушка, украв два глазированных сырка, не успела ими полакомиться, умерла, задержанная охраной на выходе из супермаркета", - это пишет Дмитрий Леонидович.

"Насчет того, что у нас умерло по переписи большое число населения, вина лежит на власти, которая принимает законы против людей. Нет социальной программы, медицины. Все это приводит к вымиранию".

Александр Минкин: Я так думаю, что если бы власть поставила свой целью уничтожить народ, могла бы насыпать какого-то цианистого калия в водопровод и освободить территорию. Никто бы и ахнуть не успел. Но здесь, мне кажется, дело в другом. Они просто заняты не тем. Они заняты деньгами и своим благополучием, своими дворцами, своей властью, удержанием этой власти. Все остальное происходит, как следствие.

Елена Рыковцева: Наталья пишет: ""Единая Россия" действительно самая многочисленная партия. Именно в противовес ей была тактика 31-го числа на Триумфальной. Нужно было привлечь как можно больше людей хотя бы тем, что в одном месте нужно собираться. Но ведь есть и ответственность за людей, которых хватали и возбуждали разные дела против них. Поэтому сейчас нужно было изменить проведение митингов в защиту Конституции. Во всяком случае, много народу уже присоединилось к Алексеевой". Наталья подчеркивает, что все-таки сколько же можно обрекать людей на эти избиения.

Александр Минкин: Наталья, правильно сделаете, если вступите в "Правое дело", и если Сурков согласится с вашей кандидатурой, если он вас не вычеркнет. Это будет замечательная оппозиция.

Елена Рыковцева: Николай из Москвы, здравствуйте!

Слушатель: Здравствуйте! До чего дожили. Ну, с кем вы, мастера культуры? Если вы посмотрите, нашим мастерам культуры не дают ни копейки на развитие, а наши интернаты, посмотрите, умирают дети. Государство дает в год по миллиону рублей на содержание каждого ребенка. Если бы в семьи давали хотя бы по несколько тысяч… Материнский капитал! Этот материнский капитал не работает, это блеф абсолютный.

Александр Минкин: Вы правы. Выход есть. С этой властью он невозможен, но он возможен. Если бы пришел сейчас какой-то лидер и сказал: "Все, я затягиваю пояс. Мне не нужны дворцы, мне не нужны суперсамолеты личные. Я буду жить как все". И тогда за ним бы люди пошли.

Елена Рыковцева: Ждем такого лидера. Завершаем на этом программу "Час прессы" на волнах Радио Свобода.

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG