Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Активисты организации "Спасите детей" о ситуации в Японии


Ирина Лагунина: Во многих странах продолжается сбор средств для пострадавших от землетрясения и цунами в Японии. Практически везде можно отправить SMS на определенный номер организации и внести свою, пусть и небольшую, но лепту в восстановительные работы. Хотя работающих в Японии организаций, по моим наблюдениям, несравненно меньше, чем, например, год с небольшим назад в Гаити. Это детский фонд ООН ЮНИСЕФ, Международный красный крест, "Армия спасения", "Врачи без границ", "Спасите детей", Международный медицинский корпус. Масштаб международной помощи, несравненно, меньше, чем на Гаити или в Пакистане после наводнения, однако сама эта помощь все равно необходима, просто потому что масштаб трагедии беспрецедентный. Я обнаружила, что некоторые международные организации даже не рассматривают ситуацию в Японии как гуманитарный кризис. Например, глава организации "Врачи без границ" отмечает, что это не кризис, потому что с врачебной точки зрения медицинская помощь оказывается, лекарства есть, все первые насущные потребности людей, пострадавших от стихии, удовлетворены. Тем не менее, "Врачи без границ" направили в Японию группу психологов, чтобы помогать людям справляться с посттравматическим синдромом. Через три недели после такого разрушения у выживших начинает развиваться ощущение вины за то, что им удалось сохранить жизнь, а их родственникам, близким, друзьям – нет. Это психологическое состояние нормально для людей, прошедших через такую душевную травму, и его можно пережить с помощью специалистов. Группа организации "Спасите детей" работает в городе Сендай на северо-востоке Японии, принявшим на себя серьезный удар. В чем заключается международная помощь сейчас, мы беседуем с представителем этой организации в Сендае Эндрю Уокером.

Эндрю Уокер: Все, что мы делаем, мы делаем в дополнение к усилиям японского правительства. У руководства страны есть ресурсы справиться с бедой самостоятельно, оно смогло мобилизовать достаточное количество людей, в основном военных, чтобы оказать первую помощь после землетрясения и цунами. Они снабдили людей всем необходимым для выживания. Что делаем мы, наша организация "Спасите детей" - мы пытаемся со своей стороны дополнить эти усилия. Мы на основании нашего опыта и знаний в области охраны детей предоставляем детям специальную, специфическую для этих обстоятельств помощь. Мы пытаемся создать удобную для них среду, среду, которая была бы для них дружелюбной. Сейчас это небольшие пространства или комнаты в эвакуационных центрах, где родители могут оставить детей играть с их сверстниками. Это очень полезно для детей, учитывая то, что с ними произошло, иметь возможность играть, рисовать, да и просто поговорить, немного расслабиться. Ведь для детей самая большая проблема в том, что им приходится целые дни проводить с родителями в эвакуационных центрах. И это при том, что они потеряли все свои игрушки, все свои вещи, а часто и своих родных и любимых людей.

Ирина Лагунина:
Учитывая, сколько человек погибли и сколько пропали без вести, должно быть, довольно остро строит и проблема детей, оставшихся без родителей, проблема сирот?

Эндрю Уокер: Мы непосредственно над этой проблемой не работаем, хотя она, конечно же, есть. Но этим занимается японское правительство, и это лучшее, что можно себе представить. Несмотря на то, что эти дети потеряли родители, за ними, по нашим наблюдениям, очень хорошо ухаживают. Большинство сейчас живут с родственниками. Наша задача в том, чтобы помочь как можно большему количеству детей, сделать нашу помощь максимально широкой. А большинство детей не потеряли родственников или родителей, они потеряли дома и все свои вещи. И мы пытаемся создать для них удобную среду, в которой они могли бы получить хоть какое-то ощущение нормальности – вне зависимости от того, сироты они или нет.

Ирина Лагунина: Как дети справляются с этой катастрофой? Какие у них возникают проблемы? Что они говорят?

Эндрю Уокер: У детей обычно бывает очень хорошая сопротивляемость стрессу, несчастья от них, если можно так сказать, отскакивают. Или, точенее, дети сами отбрасывают их от себя. Но им нужна для этого помощь, им нужно пространство, где бы они могли проявить свою фантазию, свою изобретательность, где бы они могли выразить себя, например, в игре, в рисунке, в какой-то организованной детской активности. И именно этого им не хватает вот уже почти три недели – в тех пор, как эта природная катастрофа поразила Японию. Только представьте себе происходящее – сотни тысяч семей переселились и все еще переселяются в эти эвакуационные центры, которые в большинстве своем – общественные здания. Это школы, больницы, гимназии… Это не те заведения, где можно развлекать детей, и они не предоставляют детям никаких возможностей, кроме как сидеть с семьями, с родителями, с родственниками. Сидеть и ждать, что будет дальше. Именно поэтому мы сочли, что было бы чрезвычайно важно предоставить детям какую-то возможность принять то, что произошло с ними и их близкими. Еще одна проблема – как можно скорее вернуть детей в школы. Сейчас это очень сложно. Во-первых, очень много школ было уничтожено стихией. Во-вторых, опять-таки, много школ используется под эвакуационные центры и поэтому использование этих зданий под образовательные цели не представляется возможным. Так что мы сейчас планируем начать программу по восстановлению школьного образования. Но вот, например, еще одна проблема – многие школьники потеряли все свои учебники. Мы тоже сейчас составляем программу и думаем над тем, как возместить детям учебные пособия. Это крайне необходимо для того, чтобы вернуть детям нормальную жизнь или хотя бы ощущение нормальной жизни, причем как можно быстрее.

Ирина Лагунина: Напомню, на вопросы Радио Свобода отвечает сотрудник гуманитарной организации "Спасите детей" Эндрю Уокер. Его группа сейчас находится в городе Сендай на северо-востоке Японии. Что представляет собой снабжение эвакуационных центров? Периодически поступает информация о том, что есть перебои с питьевой водой, например. Что вы наблюдаете сейчас? - спросила я Эндрю Уокера.

Эндрю Уокер: Единственное, что мы можем сказать – японское правительство прекрасно поработало для того, чтобы предоставить этим людям все необходимое для выживания. А это сотни тысяч людей. Я не могу с полной уверенностью сказать, что помощь достигла на данных момент всех, кто в ней нуждается. Хотя и обратного утверждать не могу. Статистика все еще подводится, люди все еще продолжают эвакуироваться. Но – люди получают только базовую помощь. Повторю, это только то, что необходимо для сиюминутного выживания – это еда, вода и какая-то одежда. На этом можно только выжить, только пережить кризис. А сейчас мы переходим в следующую стадию восстановления. Ведь похоже, этим людям придется жить в этих эвакуационных центрах довольно длительное время – им просто некуда идти. Но они должны от этой стадии выживания переходить к стадии, когда обеспечены хоть какие-то минимальные стандарты жизни. Надо помочь им обеспечить эти стандарты. Мы встречали много людей, у которых за это время не было того, что мы называем "вторым слоем" необходимых вещей, которые мы обычно принимаем как должное. Это, например, душ, это возможность помыться, постирать одежду. И вот эта стадия повышения стандартов жизни исключительно важна для тех, кто пережил эту катастрофу.

Ирина Лагунина: Я понимаю, что на настоящий момент массовой гуманитарной международной помощи Японии не требуется, потому что правительство справилось, как вы говорите, с этапом экстренной помощи людям для выживания. Но дла второго этапа международная помощь потребуется?

Эндрю Уокер:
На первом этапе, как я уже сказал, правительство проделало потрясающую работу и сумело мобилизовать все свои ресурсы. А это было непросто. В дополнение к природным катаклизмам был недостаток топлива, продолжает разворачиваться ядерный кризис. Это очень и очень непростая ситуация. Но для международной помощи всегда есть место. Я приведу вам пример нашей организации "Спасите детей". Да, первые насущные потребности детей были удовлетворены, но всегда можно прийти и попытаться сделать что-то больше, заполнить некоторые пустоты, до которых даже у такого организованного правительства, как японское, просто не дошли руки. Можно помочь психологически преодолеть последствия, можно помочь социально преодолеть эту катастрофу. Еще раз повторю – это трагедия огромного масштаба. Целые города были смыты с лица земли, разрушены. Все, что было у этих детей, все, что мы принимаем как должное, все исчезло. Дети остались жить в залах эвакуационных центров и ждать, пока правительство предоставит им еду. Так надо попытаться дать им ощущение нормальности. Всегда есть возможность помочь. Может быть, не в первых рядах и не ради спасения непосредственно жизни людей, а во вторую очередь, ради восстановления этой жизни. Это огромная работа – ведь цунами поразило 500 километров береговой линии, плюс ядерный кризис. Мне кажется, все мы должны сейчас работать совместно, чтобы помочь этому обществу как можно скорее восстановиться.

Ирина Лагунина: Мы беседовали с представителем организации "Спасите детей" Эндрю Уокером. Его группа работает в городе Сендай на северо-востоке Японии.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG