Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эксперт Андрей Солдатов – о битве силовиков


Андрей Солдатов

Андрей Солдатов

Скандал вокруг борьбы с нелегальным игорным бизнесом в Подмосковье, одним из фигурантов которого стал генпрокурор Юрий Чайка, как считают многие эксперты, связан с противостоянием различных силовых структур. По просьбе Радио Свобода ситуацию комментирует главный редактор сайта Агентура.ру Андрей Солдатов:

– Борьба идет не между двумя структурами – Генеральной прокуратурой и Следственным комитетом, – а между тремя, потому что на стороне Следственного комитета выступает Федеральная служба безопасности. Сотрудники ФСБ участвовали в проведении оперативных мероприятий по этому делу и центр общественных связей ФСБ делал даже специальное заявление. Как известно, потом один генерал ФСБ был уволен – возможно, в результате всей этой активности (хотя, возможно, просто так совпало).

Кроме того, Следственный комитет очень плотно работает с ФСБ и многие люди в руководстве Следственного комитета – это генералы ФСБ. В том числе, например, люди, отвечающие за кадры или за военное следственное управление…

Однако ситуация более сложная, чем просто борьба трех структур, потому что внутри этих ведомств существует несколько группировок. На кого они ориентированы, не очень понятно, ориентация может меняться. Но отнюдь не обязательно, например, все генералы ФСБ выступают на одной стороне, а все сотрудники Генеральной прокуратуры выступают на другой. Это, скорее, борьба групп генералов, которые защищают собственные интересы.

Следственный комитет РФ (СК РФ) раньше был Следственным комитетом при Генеральной прокуратуре (СКП). Может быть, происходящее сейчас результат того, что он отпочковался и стал независимым?

– Следственный комитет воюет с Генеральной прокуратурой достаточно давно – в принципе, с момента своего создания. И вообще мы не первый раз сталкиваемся со скандалом в лагере силовиков. Напомню, что было знаменитое письмо Виктора Черкесова (в бытность его директором Федеральной службы наркоконтроля РФ), в котором он обвинял сообщество чекистов в том, что оно распадается на кланы. Это письмо предварялось борьбой между ФСБ и Службой наркоконтроля: считалось, что людей из ведомства Черкесова попросили выяснить ситуацию внутри ФСБ.

Я думаю, что нынешнее противостояние, как и в случае с Черкесовым, скорее, связано с оживлением силовиков перед выборами. Повышается нервозность во всем государственном аппарате – и внутри спецслужб, в том числе – из-за не очень дальновидной кадровой политики Путина. Назначая людей на ведущие позиции в начале-середине 2000-х годов, он отдавал предпочтение своим ровесникам. Соответственно, сейчас всем этим людям по 60 лет, и они оказались в подвешенном состоянии, они все зависят от указа президента, в данном случае – Дмитрия Медведева: продлит он им их полномочия или не продлит, и насколько. Эта общая нервозность приводит к тому, что люди начинают совершать резкие, даже истеричные движения.

– Вы сказали, что группировки существуют как между, так и внутри спецслужб. Как образуются эти кланы? Людей сближают финансовые интересы, битва за власть, за контроль за какими-то кусками собственности или речь идет просто о чести мундира, как правило?

– Существуют конфликты двух видов. Во-первых, конфликт между разными группами генералов, которые могут поддерживать те или иные финансовые группы и могут быть лояльны одной корпорации или другой, одной группе компаний или другой. Второй вид конфликта, который сейчас нарастает, это конфликт между средним звеном, то есть людьми в звании майоров и полковников, и генералами. Этот конфликт становится все более ярким и следы его даже видны на поверхности. Например, сотрудники ФСБ все больше обращаются в суды с исками против своего руководства. Уже дошли до Страсбурга, уже есть первые решения. Это довольно парадоксальная картина – Страсбургский суд выносит решение выплатить какие-то средства сотрудникам ФСБ, обиженным руководством. Последний, уж совсем анекдотичный случай произошел прошлой осенью, когда один из офицеров ФСБ обратился с открытым письмом к грузинскому президенту примерно с такими словами: я до собственного руководства достучаться не могу, переправьте письмо своему коллеге Дмитрию Медведеву и пусть он уж там разберется...

– Сегодня, кажется, конфликт в Подмосковье перешел в другую плоскость, поскольку затронуто имя генерального прокурора России Юрия Чайки. Есть тут какая-то политическая подоплека?

– Честное имя генерального прокурора, его родственников затрагивается в СМИ уже не первый раз. А обвинения возникают обычно, когда все ждут больших политических перемен, потому что понятно, что будут меняться люди, будут меняться генералы. Полагаю, в данном случае вполне можно подозревать политическую подоплеку. Однако я совсем не уверен, что на основании публикаций в прессе, какие бы серьезные материалы они ни содержали, будут приниматься кадровые решения. Этого не было последние 10 лет – ни при Владимире Путине, ни при Дмитрии Медведеве.

– Будет ли упрощением попытаться рассматривать ситуацию в российских силовых структурах в контексте противостояния между "путинскими" и "медведевскими"?

– Я не думаю, что это будет чрезмерым упрощением, потому что сейчас чиновники (а в общем, силовики – такие же чиновники) очень сильно нервничают, не понимают, куда им бежать. Они бегают то в один кабинет, то в другой, но там им внятно ситуацию не объясняют. В общем-то, чиновники оказываются в тяжелейшей ситуации – непонятно, на кого делать ставку. Чем больше будет ситуация затягиваться (а есть ощущение, что и два наших лидера не совсем понимают, что они должны делать, и не совсем самостоятельны в принятии этих решений), тем больше скандалов такого рода мы будем видеть.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG