Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело Маркелова – Бабуровой: прокуратура сказала свое слово


Суд над Евгенией Хасис и Никитой Тихоновым

Суд над Евгенией Хасис и Никитой Тихоновым

В процессе по делу об убийстве адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой пройден промежуточный этап. Прокуратура закончила представлять доказательства, призванные подтвердить обвинение, предъявленное подсудимым: Никите Тихонову и Евгении Хасис.

Уже 31 марта слово перейдет стороне защиты, которая утверждает: Тихонов и Хасис не виновны в убийстве.

На то, чтобы представить основные доказательства, свидетельствующие о причастности Никиты Тихонова и Евгении Хасис к убийству в декабре 2009 года адвоката Станислава Маркелова и журналистки Анастасии Бабуровой, государственным обвинителям хватило одного месяца. За это время число участников процесса несколько поредело: суд отстранил от участия в судебном разбирательстве адвоката Евгении Хасис Максима Короткова-Гуляева. Сократилось и количество присяжных: теперь в жюри помимо 12 основных осталось только семеро в запасе. Суд изучил множество протоколов и экспертиз, допросил свидетелей, ознакомился с аудио и видео материалами. Адвокат Роман Карпинский, представляющий интересы семьи Станислава Маркелова, считает:

– Несмотря на то, что обвинение заявило, что к настоящему моменту представление доказательств закончено, я не исключаю, что в дальнейшем судебное следствие будет дополнено именно доказательствами обвинения. Поэтому итог можно будет подводить только после окончания судебного следствия. На сегодняшний день была представлена часть основных доказательств обвинения. Были свидетели, которые опознали Тихонова на месте преступления, была свидетельница, которая опознала Хасис там же, на Пречистенке. Были представлены вещественные доказательства. В частности, орудие преступления – пистолет "браунинг". А также видеозаписи с камер наружного наблюдения метрополитена с улицы Пречистенка, которые прослеживают передвижения Хасис и Тихонова, аудиозаписи, которые были записаны в ходе прослушивания в доме обвиняемых за несколько дней до их задержания. В этих разговорах, я полагаю, также содержатся определенные сведения, указывающие на причастность к преступлению Тихонова и Хасис. Но некорректно сейчас, до окончания судебного следствия, до стадии прений, давать какие-то комментарии и придавать значение тому или иному доказательству.

С записями "прослушки" квартиры Тихонова и Хасис присяжных знакомили 30 марта, несмотря на возражения защиты подсудимых, которая просила, как и накануне, не слушать, а читать текстовый вариант разговоров. В итоге, помимо прочего, присяжные без купюр прослушали и запись постельной сцены между Тихоновым и Хасис. В целом же из содержания записи следует, что подсудимые обсуждали процесс расследования убийства Станислава Маркелова, а незадолго до задержания намеревались уехать в Санкт-Петербург и готовились к вооруженному сопротивлению в случае встречи с сотрудниками правоохранительных органов. Адвокат Никиты Тихонова Александр Васильев комментирует:

– Данные записи однозначно свидетельствуют лишь о том, что Тихонова и Хасис обсуждали дело по убийству Маркелова, но обсуждали его в том контексте, что в рамках этого дела будут разыскивать и их, как вероятных соучастников данного преступления. Но нигде не было сказано о том, что они сами принимали участие в убийстве. Это все-таки не разговор двух убийц.

Подводя промежуточные итоги судебного следствия, адвокат Александр Васильев отметил, что не сомневается в предвзятости председательствующего в процессе Александра Замашнюка. Защита неоднократно требовала его отвода, но безуспешно:

– Наиболее яркими событиями этого процесса и судебного следствия стали: первое – не основанное ни на одной норме права выведение из дела адвоката Короткова-Гуляева. Второе – допрос адвоката Васильева и адвоката Небритова о том, кто же собирает информацию в отношении судьи Замашнюка. И третье – совершенно искреннее заявление судьи Замашнюка о том, что задача этого процесса – доказать наличие у Тихонова и Хасис нацистских взглядов. Я изначально говорил о том, что суд занял крайне предвзятую позицию. Фактически у нас в деле не два прокурора, а три, один из которых не в мундире, а в мантии.

В ходе представления доказательств стороной обвинения в суде так и не были изучены показания свидетеля Ильи Горячева. Он рассказывал, что Тихонов и Хасис лично говорили ему, что убили Станислава Маркелова. В начале марта в суд пришло заявление Горячева, просившего включить его в программу защиты свидетелей. А чуть позже в средствах массовой информации появились сообщения о том, что Горячев якобы отказывается от своих показаний, поскольку давал их под давлением. И будто бы у адвокатов на руках есть нотариально заверенное заявление Горячева, излагающего обстоятельства дачи им показаний против Никиты Тихонова и Евгении Хасис. Адвокат Роман Карпинский, представляющий интересы семьи Станислава Маркелова, считает историю с показаниями Горячева не более чем пиар акцией:

– Видимо, есть люди, которые сочувствуют подсудимым. Они и проводят определенную пиар-кампанию, пытаются сформировать общественное мнение вне рамок уголовного процесса. Потому что в настоящем процессе сам Горячев не допрашивался, вопрос об оглашении его показаний не решался. Но для меня показания Горячева не являются ключевыми, как пытается представить это сторона защиты. Это лишь дополнение к той совокупности доказательств, которая была представлена. Вот когда Горячев появится, когда будет решен вопрос об оглашении его показаний, тогда можно будет оперировать какими-то конкретными данными, – считает Роман Карпинский.

31 марта к представлению доказательств приступит сторона защиты. Адвокаты уже заявили, что первым делом намерены вызвать в суд своего свидетеля. По решению председательствующего, каждого свидетеля защиты сначала будут допрашивать без присяжных, и лишь после решения вопроса о допустимости показаний, будет проводиться допрос свидетеля перед коллегией.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG