Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Ирина Лагунина: Ровно неделю назад премьер-министр России Владимир Путин нанёс однодневный визит в Белград. Российская пресса обширно писала о том, что Сербия охвачена "путиноманией", что сербы его просто обожают. Так ли это? Кто и почему любит Путина в Сербии? Рассказывает Айя Куге.

Айя Куге: В течение одного дня на минувшей неделе Белград действительно жил под знаком России, провозглашая Владимира Путина "отцом русской нации". Сербские средства информации следили за каждым его шагом, считали, сколько раз он выжал скромную улыбку, удивлялись его решимости и физической закалке, когда, оказавшись перед тяжёлой дверью, которую хозяева замешкались открыть, он открыл ее сам, собственными силами. Даже серьёзные журналисты строили свои репортажи в такой вот эстрадной манере, а статьи с анализом реальных результатов встреч премьер-министра "братской" России с руководством Сербии стали редким исключением. Кстати, на самом деле довольно мало известно конкретного после этого визита. Известно, что Владимир Путин заверял сербов, что газопровод "Южный поток" пройдёт через Сербию, и газ по нему обязательно начнет поступать до конца 2015 года. Достигнута была договорённость, что Россия, наконец, предоставит Сербии обещанный полтора года назад кредит в размере восьмисот миллионов долларов – условия и цена кредита не разглашены. На следующий день многие газеты вышли под заголовком: "Путин привёз в Белград пакет на 10 миллиардов долларов". Сербская пресса сообщала, что две трети из этих средств будут инвестированы в сербскую промышленность, а одна треть – пойдет на закупки современного российского вооружения. Через несколько дней эту информацию опроверг посол России в Белграде Александр Конузин. И воодушевление в народе чуть увяло. Вот комментарий ведущего популярной передачи независимого белградского радио Б-92 "Пешчаник" (Песочные часы) Светланы Лукич.

Светлана Лукич: Рассказали нам всё: что он ел и что пил, что на десерт ему подавали фаршированную грушу в креме, что прилетел Илюшиным, стоящим 300 миллионов долларов, что его встретили и приветствовали 152 гвардейцев. Сообщили нам, у кого какой значок был на отвороте пиджака: красный значок у членов делегации, ведущих переговоры, синие – у тех, кто рангом ниже, зелёные – у лиц, которым позволено иметь с собой оружие - пистолеты марки "Глок". Единственные, кому не нужны были ни значки, ни пистолеты (хотя они неплохо бы с ними выглядели), это Путин и Тадич... Сказано нам было также, что Путин привёз пакет в размере 10 миллиардов долларов, и что на 800 миллионов мы можем рассчитывать чуть ли уже не завтра...Узнали мы, что русские журналисты, с полным на то основанием, удивлены той любовью, которой в сербской столице ежеминутно осыпали их премьер-министра. До этого они не знали, насколько мы его любим. А любим его не потому, что он каратист, альпинист, мотоциклист, укротитель диких лошадей и рыб, а потому, что Путин олицетворяет в себе всё то, чем мы всегда восхищались – опасный ка-ге-бе-шник, который перенес многое из мастерства того периода своей жизни в Кремль. Мы восхищаемся им по тем же причинам, по которым мы когда-то восхищались брутальностью и наглостью наших коммунистических глав службы безопасности.
А Путин выглядел так, как будто ему в Белграде чуть скучно. Посреди признаний в любви между двумя народами он говорил, что его интересует только бизнес, что он ничего не имеет против вступления Сербии в Европейский союз, если это не испортит отношения с Москвой. А в НАТО – никак нельзя, если мы хотим пользоваться его благосклонностью.

Айя Куге: А действительно, почему Владимир Путин популярен в Сербии? Вопрос белградскому историку Ольге Манойлович-Пинтар.

Ольга Манойлович-Пинтар: В нём сербы видят патриархальную фигуру, которая для нашего общества, даже в начале 21 века, всё ещё является ясным и относительно положительным символом. На примере Путина очень чётко можно проследить потребность людей с патриархальным складом ума в вожде – с целью перенести ответственность с себя на "мудрого" лидера. Если проанализировать наше прежнее отношение к Иосипу Броз Тито и Слободану Милошевичу и, соответственно, в том же фокусе к Сталину и сегодня к Путину – ясно проявляется потребность персонализировать определённый тип политической культуры. Кстати, нынешние сербские политики слишком популистски следят за общественным мнением, не пытаясь даже создавать его. Им самим не ясны собственные политические цели, и поэтому никто из них не может назвать себя подлинным лидером.

Айя Куге: А как насчет того расхожего мнения, что Владимир Путин – спаситель тонущей сербской экономики? Вот мнение экономического эксперта Елицы Путникович.

Елица Путникович: Нет, сказать, что русские готовы спасти сербскую экономику, нельзя! Даже самые рьяные сторонники прихода в Сербию российского капитала не будут утверждать подобное – наивных уже нет. По-моему, уже всем ясно: нет в этих отношениях с Россией никакой любви – речь идёт о том, что русским выгодно, а что нет. Однако для Сербии неплохо было бы получить Российский кредит – обещанные инвестиции в 800 миллионов долларов. Если бы этот кредит хоть немного активизировал сербскую промышленность, тогда бы мы на самом деле могли быть благодарны Путину. Однако нужно отметить и то, что даже в самом правительстве Сербии не все с восхищением встретили премьер-министра России как политика, который искренне желает в этом помочь. А тем более в парламенте – где гостю и вовсе были заданы вопросы, показывающие отнюдь не доброжелательное отношение к приходу российского капитала в Сербию.

Айя Куге: Премьер-министр России в Белграде обсуждал не только экономические вопросы. Он посвятил часть своей очень насыщенной программы вопросам политическим – в том числе не только проблеме Сербии с Косово, но и войне в Ливии. Владимир Путин заявил, что Россия ничего не имеет против желания сербов вступить в ЕС, если только это не нарушит двусторонние отношения, но вход Сербии в НАТО повлёк бы за собой ответную реакцию Москвы. После визита главы российского правительства в Белград некоторые сербские аналитики даже задали вопрос: так куда же движется страна – в направлении Запада или на Восток?
Вот мнение Николы Самарджича - профессора Белградского университета, историка и жёсткого критика политики нынешних властей Сербии.

Никола Самарджич: Вокруг приезда Путина была создана атмосфера эйфории, чтобы можно было преподнести политическую необходимость (впрочем, больше экономическую, чем политическую) вступить в Евросоюз как определённую политическую договорённость с Москвой. Цель: успокоить местных русофилов и сталинистов, у которых есть немалое влияние на избирателей и на саму политическую элиту. На президента Бориса Тадича наверняка влияет и та среда, в которой он рос и жил – просоветская и русофильская среда его отца. Поэтому верить провозглашённой внешней политике Сербии, которая, якобы, опирается на четыре столпа – на Европу, Россию, Китай и Америку – просто нельзя. На самом деле это каша, сваренная с Москвой и Пекином, которая по потребности то разбавляется, то заправляется Брюсселем или Вашингтоном – чтобы наши граждане не боялись, что умрут с голода.

Айя Куге: Во время визита Владимира Путина было сообщено, что Сербия и Россия готовят документ о стратегическом партнёрстве, который будет подписан через несколько месяцев.
Но российский премьер, так показалось многим наблюдателям, лучше всего себя в Белграде почувствовал после официальной программы, когда 20 тысяч футбольных болельщиков (в большинстве своем принадлежащих к ультранационалистическим кругам) встретили его овациями на матче молодёжных команд "Зенит" из Петербурга и "Црвена Звезда" из Белграда. Как только Путин под конец матча появился на трибуне, при результате 1:0 в пользу сербов, "Зенит" тут же забил мяч. Сербские болельщики в честь Путина развернули огромный плакат размером в полстадиона. На плакате было написано:
"Старший брат, поцелуй матушку нашу и скажи ей, что мы достойны ее, что мы боремся и будем бороться, скажи ей, что мы любим ее!"
В чем корни такой любви к Путину? Наш собеседник - сербский социолог религии и культуры Мирко Джорджевич.

Мирко Джорджевич: "Путиномания" ведь появилась не в ходе этого визита – она длится годами. По меньшей мере, 11 городов и деревень Сербии на сей день провозгласили Путина своим почётным гражданином. На самом деле у нас создан какой-то культ Путина. Мы на Балканах всегда были склонны к созданию культа личности, особенно, если эта личность – диктатор. Возвеличиванию Владимира Путина способствовали националистически ориентированные оппозиционные партии в Белграде – у них свои политические расчёты, - а также православная церковь. Правда, у широкой общественности Сербии такого культа всё-таки нет. Причем характерно то, что официальные власти, политическая элита из окружения президента Бориса Тадича вели себя крайне странно. Они и раньше всегда подлизывались к Путину, но одновременно говорили: наша стратегическая цель – Европа. Мне не ясно - если наша стратегическая цель евроинтеграция, тогда какую декларацию о стратегическом партнёрстве собирается подписать президент Тадич в июне с Москвой?

Айя Куге: Это факт, что многие сербы симпатизируют России и олицетворяющему её, по их мнению, Владимиру Путину. Однако также факт, что сербы на самом деле не знают ни русскую современную культуру, ни политику, и редко кто знает русский язык.

Мирко Джорджевич:
Это парадоксально, но люди в Сербии знают о современной России очень мало – несмотря на то, что мы близкие по языку народы. У нас крайне мало известно о внутренней политике российского правительства - настоящая ситуация в России нам не известна, но это не мешает скандировать вождю! Может быть, это любопытно: Сербия, возможно, единственная страна в Европе, где не купишь русские газеты и журналы – они просто недоступны. Когда что-то важное, связанное с Россией, происходит на Кавказе – никто у нас не задается вопросом, кто там прав. Даже журналисты ведущей прессы не готовы взглянуть на другую сторону медали. Вот пример: в Сербии широко сообщается о том, что Путин справляется с олигархами, что они отвечают перед справедливым судом. Однако в Сербии не известно, что у него одновременно под его защитой собственная олигархия.
В Сербии существует мифологическое представление о России – сербы выдумали Россию, которой в реальности не существует.

Айя Куге: Мы беседовали с социологом Мирко Джорджевичем.
Эйфория и всплеск путиномании среди сербов, точнее, в кругах националистически ориентированных сербов, во время визита российского премьер-министра в Белград завершились скандалом. Был уволен сотрудник государственного телевидения Сербии. Причина: под репортажем о встрече Путина с президентом Сербии на экране стояла сопроводительная надпись: "Подтверждение недружеских отношений". Редакционный совет телеканала назвал случай "попыткой поставить под угрозу исторически дружественные отношения между Сербией и Россией".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG