Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Президент России поручил правительству в двухмесячный срок подготовить предложения о снижении ставок социальных платежей бизнеса в России.

Страховые взносы российских компаний и предприятий сменили бывший единый социальный налог с января 2010 года. В течение всего прошлого года их единая ставка сохранялась на уровне прежнего ЕСН – 26%, а с 1 января 2011 года она была повышена сразу почти на треть – до 34%.
Но уже в 2010 году собираемость этих взносов, по расчетам Центра стратегических разработок, сократилась на сумму, равную 1% общего объема экономики России, к уровню прежней собираемости ЕСН. Для сравнения: на пенсии и другие социальные выплаты в прошлом году в России потратили сумму, равную примерно 10% объема ВВП.

Худшего времени для повышения налога трудно было придумать, считает руководитель департамента стратегического анализа консалтинговой компании "ФБК" Игорь Николаев. Экономика едва показала "восстановительный” после кризиса рост - 4% в 2010 году. “И в этот самый момент она получает повышение весьма "чувствительного" налога. В итоге – не только сбор платежей падает, но и деловая активность не растет. Как же тогда выходить из кризиса?"

Единый социальный налог собирала и единая структура – Федеральная налоговая служба, ФНС. Причем создание структуры администрирования ЕСН потребовало немалых средств и усилий, подготовки квалифицированных кадров, отмечает эксперт Высшей школы экономики Михаил Горст. Эти кадры не перешли во внебюджетные фонды, которые были вынуждены набирать новые штаты. "Cоответственно, уровень администрирования этих налогов упал, по крайней мере, сейчас. Но все же гораздо большую роль, чем даже новое администрирование, сыграло резкое повышение совокупной ставки платежей. Именно это стало главным фактором сокращения сборов".

Правительству фактически поручено теперь обеспечить снижение общей ставки социальных платежей бизнеса с нынешних 34%. Да, заметное ее снижение способно отчасти восстановить прежние объемы собираемости, отмечает Игорь Николаев, но одновременно это станет мощным
демотивирующим фактором для инвесторов – налоговая система становится для них еще менее предсказуемой. "Бизнес понимает: пока нефть дорогая, мы, наверное, можем себе позволить снижение этих платежей. Но если завтра цены на нефть упадут с нынешних 100 с лишним долларов за баррель, что, снова будем повышать этот налог?"

Налоговое законодательство любой страны с рыночной экономикой в принципе ориентировано на решение двух основных задач: сбора денег в казну при сохранении экономического роста. В этом смысле правительству предстоит и такой выбор: либо, ради снижения общей ставки социальных платежей, изыскивать иные источники выпадающих доходов, либо предположить небольшое повышение ставок сразу нескольких других налогов и сборов.

Проще всего, конечно, обратиться к нефтяным доходам – в краткосрочном плане это, наверное, самое простое решение, полагает Михаил Горст. Но для более долгосрочной сбалансированности, стратегически вернее искать резервы сокращения расходов - как в федеральном бюджете, так и в бюджетах самих внебюджетных фондов. Три четверти нынешних социальных платежей бизнеса направляется в Пенсионный фонд. "Выбор путей, как сбалансировать его бюджет, напрямую зависит от модели грядущей пенсионной реформы в стране. Это – самый главный вопрос".
Варианты повышения ставок других налогов, для компенсации снижения общей ставки социальных платежей, вряд ли могут рассматриваться, считает Михаил Горст: "Сократили в одном - прибавили в другом?.. Такое перераспределение не даст существенного улучшения".

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG