Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Я знаю, как разрешать любые конфликты, связанные с детьми. Этим методом я всегда пользуюсь, чтобы уяснить для себя, которая из конфликтующих сторон больше заботится о благополучии ребенка. Метод описан в Библии и в пьесе Бертольта Брехта "Кавказский меловой круг". Две женщины в суде. Каждая заявляет, что она мать ребенка. Судья велит нарисовать на земле круг, ставит в круг малыша и велит женщинам тянуть мальчика на себя, что есть силы, дескать, которая перетянет, та и мать. Настоящая мать, разумеется, сдается: Со словами "не разорвать же мне его" она отпускает детскую руку.

Невролог Святослав Довбня, психологи Татьяна Морозова и Мария Островская написал открытое письмо Константину Эрнсту. Они пишут: "мы в качестве экспертов приняли участие в съемках программы "Пусть говорят", посвященной конфликту между администрацией детского дома-интерната для детей-инвалидов Астраханской области и волонтерами. Мы надеялись, что передача даст возможность поднять вопрос о том, какие изменения необходимы в системе жизнеустройства детей… Однако на деле мы вынуждены стыдиться того, что приняли участие в программе. Ведущий Андрей Малахов настойчиво игнорировал любые попытки говорить о положении детей, живущих в интернатах… При этом он активно поддерживал стычки со взаимными оскорблениями и переходом на личности между представителями интерната и волонтерами. Вместо того чтобы с помощью экспертов попробовать разобраться в серьезной проблеме – ведь детям плохо каждый день, многие действительно умирают и не только в этом интернате, а по всей стране – в студии сознательно создавался хаос и балаган. Нам стыдно, что видимо именно такие передачи создают рейтинги – по меньшей мере, другого объяснения произошедшему мы не находим..."

И вот что я думаю по этому поводу. Всякая администрация детского дома, отстаивающая свое безусловное право распоряжаться детьми, подобна той ложной матери, которая что есть силы тянула на себя ребенка из мелового круга. И органы опеки, не позволяющие общественным организациям заботиться о детях – тоже подобны этой лже-матери. И департаменты здравоохранения, которые не позволяют лечить детей-сирот тем, кто имеет на это средства… И департаменты образования, которые не позволяют учить детей тем, кто не подчиняется департаменту… Все они подобны лже-матери из пьесы Брехта "Кавказский меловой круг".

И федеральные политики, кричащие что нельзя, дескать, разбазаривать наш генофонд и позволять международное усыновление детей – тоже подобны этой лже-матери.

И федеральные телеканалы, использующие детей для создания скандальных телепередач, тоже этой лже-матери подобны.

Я часто сталкиваюсь со всем этим и всегда сдаюсь. Потому что не разорвать же мне ребенка на части, затеяв вокруг него конфликт.
Но более того скажу вам. Я не знаю в подробностях, что там произошло в Астраханской области, однако же волонтеры, публично участвующие в конфликте вокруг детей, не вызывают у меня доверия.

Я часто сталкиваюсь и с этим тоже. И в интернетных комментариях, и лично я неоднократно читал или выслушивал оскорбления в свой адрес: дескать, я не так помогаю детям, не правильно про них пишу, не посоветовался с благотворительным фондом N или благотворительной организацией М, тогда как это ведь "их дети".
И всякий раз, когда подобные конфликты возникают, я сдаюсь. Потому что не разорвать же мне этих детей на части в пылу конфликта. Не размахивать же мне детьми, как флагом в пламенной борьбе за счастье всех детей на земле.

Я сдаюсь. Я сдаюсь всегда.

И в шумных историях последнего времени, когда разводятся и делят детей богатые и знаменитые, я всегда знаю, кто прав, и кто по-настоящему детей любит. Это всегда тот, кто проиграл суд.

Единственное, чего не достает нашим судам и нашему общественному мнению, так это мудрости, с которой судья в "Кавказском меловом круге" взял мальчика из рук той женщины, что безусловно выиграла состязание по перетягиванию ребенка, и отдал той, что состязание безусловно проиграла.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG