Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
В Чехии опубликован сборник "Коммунистическое право в Чехословакии. Главы истории бесправия". Его авторы утверждают, что похожие правовые нормы были приняты во всех странах, где ведущая роль была отведена коммунистической партии.

Сборник "Коммунистическое право в Чехословакии. Главы истории бесправия" создавался несколько лет. Более трех десятков ведущих юристов Чехии и Словакии пишут в нем о теории социалистического правового кодекса, анализируют действующие до начала 90-х годов нормы судебного рассмотрения дел, вспоминают практику. Основное внимание при этом уделяется стремлению тоталитарного режима контролировать юстицию и с ее помощью внедрять государственную идеологию - идеалы коммунизма.

Наряду с профессиональными темами, в книге можно, например, прочитать, что именно при социализме впервые узаконено равноправие полов. Это, кроме прочего, позволило женщине разводиться без согласия супруга, а также закрепило за ней право подачи голоса на выборах. Женщины от правовых социалистических основ выиграли, но были и проигравшие. Церкви и религиозные общины практически полностью утратили законные основания заниматься какой-либо деятельностью.

Стремление государства контролировать почти все сферы человеческой жизни проявилось и в судебной системе: состоялся ряд сталинских процессов. Самым громким таким делом в Чехословакии считается суд над политиком и общественным деятелем Миладой Гораковой, а также рядом других обвиняемых, приговоренных к смертной казни за буржуазный национализм и подготовку заговора. Политолог и юрист Станислав Балик, один из авторов сборника, считает, что состоявшиеся в странах соцлагеря сфабрикованные процессы полностью изменили роль адвоката в суде:


Критика защиты должна соответствовать идее социализма. Исключено принятие стороны и аргументов обвиняемого и его окружения, являющихся опасными и враждебными государству

– Адвокатов особым образом готовили к практике. В одном из юридических журналов писали, что социалистический адвокат не может основываться на иных идеологических постулатах, чем суд или прокурор. Выступление защиты не должно вызывать подозрение, что она принимает точку зрения, враждебную социализму и народной демократии, что адвокат меньше, чем прокурор, думает о безопасности государства, что он одобряет преступления, которые преследуются по закону. Критика защиты должна соответствовать идее социализма. Исключено принятие стороны и аргументов обвиняемого и его окружения, являющихся опасными и враждебными государству. Если показать действующий в то время закон "Об адвокатуре" любому западному специалисту, он вероятнее всего скажет, что все в порядке. Но он не видит между строк статью 4 принятой в 1960 году Конституции Чехословакии – о ведущей роли коммунистической партии. Без нее можно воспринимать текст закона как вполне демократический.

- Когда заходит речь о правовых нормах в социалистических странах, обычно вспоминают политические процессы, во время которых адвокаты, прокуроры и судьи создавали видимость соблюдения законов и права на честное рассмотрение дела. Но одновременно с этим судили и за преступления, которые считаются таковыми при любом режиме: убийства, кражи и т.д.

- Это скорее вопрос понимания обстановки того времени. Любой судебный процесс не может рассматриваться отдельно от политической ситуации. В то время в законодательстве проходили изменения, начавшиеся в 50-х годах в результате сталинских процессов. Но даже если взглянуть на другие судебные дела, в них было много общего.

Историкам пришлось нелегко, чтобы собрать данные для этой книги. Режим заметал следы. Достаточно такого факта: если изучить архивы, хранящиеся в палате адвокатов, то среди них нет материалов дел всех состоявшихся в то время судебных процессов. Вероятно, сами участники этих судебных заседаний не хотели, чтобы их решения кто-то впоследствии мог прочитать. В результате истории многих незаконно осужденных сегодня уже невозможно восстановить, – утверждает Станислав Балик.

Вступительное слово к сборнику, посвященному коммунистическому праву, написал бывший президент Чехословакии и Чехии Вацлав Гавел. В небольшом тексте в начале книги он отмечает, что право неразрывно связано с человеческой моралью:

"Существование коммунистических правовых норм [в Чехословакии] в период с 1948 по 1989 годы является лишь одним из нескольких инструментов влияния режима на общество. Конечно, можно демонстративно превратить тоталитарную систему в систему демократическую. Парламент может за полдня отменить действие вопиющих параграфов конституции или законов, ограничивающих свободу, но это вовсе не означает реальное изменение правопорядка и это не изменит правосознание."

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG