Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Чавес как ближайший друг лидера Ливийской джамахирии


Уго Чавес

Уго Чавес

Ирина Лагунина: Венесуэльский президент Уго Чавес вновь удивил мир своими высказываниями, в которых международные наблюдатели усмотрели явную нервозность. Беспокойство лидера боливарианского социализма, по их мнению, объясняется и событиями в мире, и в самой Венесуэле. В первую очередь на венесуэльского лидера подействовала военная операция в Ливии. Рассказывает Виктор Черецкий.

Виктор Черецкий: Как человек военный Чавес прекрасно знает, что лучшая защита – это нападение. Главный объект его ненависти – Соединенные Штаты и Израиль. Это «враги», так сказать, внешние, но есть еще и внутренние - демократическая оппозиция его режиму. И теми и другими Чавес уже многие годы постоянно запугивает свой народ. Вот-вот несметные полчища израильтян при помощи местных «безродных космополитов» в лице демократов нападут на Венесуэлу, чтобы покончить с величайшим достижением человечества – боливарианской революцией, «социализмом 21 века». Весь прошлый год Чавес обвинял в агрессивности и США, в частности, заявлял о якобы готовящемся нападении на него с территории Колумбии. Цель та же – покончить с боливариантством и заодно завладеть венесуэльской нефтью. Однако нападения так и не состоялось. И вот, у венесуэльского диктатора созрело такое обвинение против главных «врагов». Оказывается, именно «империализм», под которым Чавес подразумевает, в первую очередь, США, уничтожил… марсиан, то есть жителей планеты Марс, чем нанес непоправимый урон и Венесуэле и всему мирозданию. Это не шутка. Вот слова самого Чавеса.

Уго Чавес: На Марсе, как я всегда говорил, существовала цивилизация. Но туда прибыл капитализм, прибыл империализм и покончил с этой планетой. Это же империализм планирует совершить на земле.

Виктор Черецкий: Израиль Чавесом тоже не забыт. Против него выдвинуто новое обвинение – в терроризме и поддержке все тех же «безродных космополитов»-демократов, которые почему-то недовольны нынешними боливарианскими порядками в Венесуэле, требуют свободы и уважения элементарных прав человека. Уго Чавес.

Уго Чавес: Пользуюсь случаем, чтобы вновь решительно осудить государство Израиль! Будь проклят Израиль! Именно он финансирует венесуэльскую оппозицию, финансирует контрреволюцию. Террористы из Моссада идут по моим следам, пытаясь меня убить. Это угроза для нашей страны! Но мы их контролируем и знаем, где они прячутся.

Виктор Черецкий: По мнению деятелей венесуэльской оппозиции и независимых наблюдателей, эти и другие аналогичные заявления Чавеса, сделанные в последнее время, свидетельствуют, в первую очередь, о прогрессирующем душевном недуге венесуэльского руководителя, в частности, мании преследования. Кстати, многие венесуэльцы уже давно требуют, чтобы лидер страны был подвергнут серьезному медицинскому обследованию. Подобные требования звучали все чаще, так что диктатору пришлось выпустить специальный закон, запрещающий высказываться на данную тему под страхом тюремного заключения. Председатель оппозиционной партии «Демократическое действие» Хенри Рамос:

Хенри Рамос: Основываясь на анекдотичном и опасном поведении этого господина, мы считаем, что он должен пройти серьезное психиатрическое обследование на предмет выяснения степени вменяемости. Существует достаточно причин, чтобы подозревать, что президент находится не в себе, что он страдает серьезным умственным расстройством. Это, в частности, проявляется в крайне странном поведении, импульсивных действиях, которые наносят большой вред стране.

Виктор Черецкий: Впрочем, для нынешнего весеннего всплеска активности Чавеса, как считают наблюдатели, есть и другие веские причины. В частности, его крайняя озабоченность в связи с событиями вокруг Ливии и судьбы его союзника, друга и единомышленника Каддафи. Ливийского тирана он искренне любит. В свое время Чавес даже сравнил его с верховным божеством собственного режима – с Симоном Боливаром, деятелем первой половины 19 столетия, воевавшим за независимость Венесуэлы. Подобной «чести» со стороны Чавеса не удостаивался никто - даже его наставник по части тоталитаризма кубинский диктатор Фидель Кастро.

Уго Чавес: Я уже говорил, но хочу повторить. И я ничего не преувеличиваю. Для ливийцев имя Муаммара Каддафи означает то же, что для нас венесуэльцев имя великого Боливара.

Виктор Черецкий: Спрашивается, что может быть общего между Чавесом и Каддафи? Очень многое. Во-первых, их сближают идеи. И тот, и другой – теоретики и практики социализма. Каддафи выдвинул так называемую «третью всемирную теорию», переименовал Ливию в «джамахирию» и провел национализацию частной собственности. Чавес провозгласил «социализм XXI века», переименовал Венесуэлу в боливарианскую республику и также занимается конфискацией частного сектора экономики. Но самое главное, это страсть обоих лидеров к поддержке международного терроризма, хотя, справедливости ради, отметим, что в последние годы у Каддафи, видимо, с возрастом, эта страсть несколько поутихла. А до этого он поддерживал и террористов из колумбийских ФАРК, и баскскую ЭТА и палестинских экстремистов. Напомним, что мировое сообщество обвиняет Чавеса в связи с теми же группировками. Член комиссии по иностранным делам испанского парламента Густаво де Аристеги.

Густаво де Аристеги: Подобного скандала современная международная политика не знает. Оказывается, режим Чавеса является подельником двух группировок, которые фигурируют в списках террористических организаций Евросоюза – ЭТА и ФАРК. Чавес не желает дать вразумительные объяснения происходящего. На вопросы отвечает оскорблениями, которые, естественно, не могут удовлетворить ни общественное мнение Испании, ни Колумбии. Речь идет о прямом содействии террористической деятельности, об укрывательстве и обучении террористов. Подобные деяния не могут оставаться без ответа.

Виктор Черецкий: Однако Чавес отрицает не только, что сам поддерживает терроризм, но и пытается выгородить Каддафи. При том, что сам джамахирийский лидер давно признал причастность Ливии к террору и даже, в ряде случаев, выплатил компенсацию пострадавшим. К примеру, в случае со взрывом самолета компании Рan Am в 1988 году над шотландским поселком Локкерби, когда от бомбы, заложенной сотрудником ливийских спецслужб по личному приказу Каддафи, погибли 270 человек, включая авиапассажиров и жителей поселка. Но Чавес эти факты игнорирует, что и позволяет ему делать следующие заявления.

Уго Чавес: Все говорят, что Каддафи – убийца. Но мне он таковым не представляется. Поэтому я не намерен его осуждать. Я что, трус какой-нибудь, чтобы испугаться и начать ругать моего давнего друга, нашего общего друга?

Виктор Черецкий: Есть и другие параллели между режимами Каддафи и Чавеса. К примеру, склонность к приобретению в огромном количестве оружия, в основном, российского, а также стремление к международному лидерству, вернее, навязыванию своих взглядов другим странам. Каддафи не раз пытался возглавить некий региональный союз арабских государств, беззастенчиво вмешивался в дела африканских стран. Ну а Чавес сколотил альянс под названием «Альба» с участием маргинальных режимов нескольких латиноамериканских государств, типа кубинского. Любопытно, что и Каддафи, и Чавес во имя своей пресловутой международной популярности тратили огромные средства, получаемые от продажи нефти, обрекая собственные народы на нищету. Еще одна черта, свойственная двум режимам, - коррупция. Клан Каддафи считается одним из богатейших в мире. Сыновья тирана развлекаются на экзотических островах, приглашая на вечеринки за миллион долларов то одну, то другую звезду мировой эстрады. Ну а Венесуэла считается самой коррумпированной страной латиноамериканского континента. Венесуэльский независимый политолог Густаво Коронель.

Густаво Коронель: В Венесуэле нет никакого демократического контроля за расходом финансов. Там всегда была коррупция, но сейчас это явление приняло всеобщий характер и достигло невиданных масштабов. Страна получает гигантские доходы от продажи нефти, а ее правители озабочены не тем, как употребить эти средства на благо народа, а лишь собственным благополучием и тем, как подольше удержаться у власти. Так что в Венесуэле с каждым днем все больше коррупции, нищеты и социальной нестабильности.

Виктор Черецкий: Между тем, главное, что, по оценкам наблюдателей, беспокоит Чавеса в нынешней истории вокруг Ливии - это параллели, которые могут возникнуть у мирового сообщества. Уж больно схоже отношение двух режимов к оппозиционно настроенной части населения. А ведь мировые державы, действуя под эгидой ООН, уже взяли под защиту оппозиционеров Ливии, с которыми Каддафи пытался разделаться привычным для всех диктаторов способом – массовыми репрессиями и убийствами. Чавес в своих отношениях с оппозицией до сих пор придерживался аналогичных методов. И речь не идет только о разгонах мирных манифестаций, к примеру, требующей свободы молодежи, в результате чего всякий раз есть убитые и раненные. В Венесуэле действуют тайные вооруженные группы, которые расправляются с недовольными. Рассказывает жительница Каракаса активистка правозащитного движения Мари Понте:

Мари Понте:
Что происходит? Нас попросту убивают! Здесь нарушается первейшее право человека – на жизнь. Каждый год число убийств в Каракасе растет примерно на 30%. Это во многом объясняется отсутствием в стране независимой юридической системы, которая могла бы дать бой беззаконию. Правоохранительные органы являются составной частью преступного режима. На оппозиционеров нападают полицейские в штатском. Со всей строгостью закон действует только против политических противников режима, которых приговаривают к 30 годам тюрьмы. Беда в том, что у нас в Венесуэле нет демократии.

Виктор Черецкий: Между тем, протесты в Венесуэле не прекращаются. Недавно провела голодовку большая группа университетских студентов и преподавателей. Двое студентов зашили себе рты в знак протеста против отсутствия свободы слова. О деяниях режима Чавеса говорится в документе, представленном на днях венесуэльскими правозащитниками в ООН. В нем отмечается, что нарушение прав человека стало в Венесуэле делом обыденным с 1999 года, с тех пор, как к власти пришел Чавес. Для расправы с инакомыслием используется, в частности, судебная системы страны, формально независимая, а на деле полностью подвластная правительству. Среди политзаключенных – студенты, журналисты, деятели профсоюзов и оппозиционных партий, - отмечается в документе. По мнению его авторов, борьба за освобождение политзаключенных в рамках режима бесполезна, поэтому венесуэльские правозащитники прибегают к мировому общественному мнению. Они направили также послание в Межамериканский суд по правам человека, в котором требуют разобраться с решением Чавеса запретить оппозиционерам работать в государственных учреждениях.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG