Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Празднование юбилея Михаила Горбачева в Лондоне и мечты о новой перестройке



Дмитрий Волчек: Главным светским событием этой недели стало торжественное празднование 80-летия Михаила Горбачева в крупнейшем лондонском концертном зале Королевский Альберт-холл. 30 марта поздравить бывшего президента СССР собрался мировой политический и артистический бомонд. Юбилейные празднования сопровождались грандиозным гала-концертом с участием звезд шоу-бизнеса и академической музыки. В Лондоне Михаила Горбачева не только поздравляли, но и призывали арестовать. Рассказывает Наталья Голицына

Наталья Голицына: Размах и гламурный пафос организованного в Альберт-холле зрелища не перестает удивлять англичан. Около четырех миллионов фунтов было потрачено на организацию гала-концерта, приём и ужин для высокопоставленных гостей и друзей юбиляра. Да и билеты на концерт по английским меркам впечатляют: места в партере стоили от четырехсот до двух тысяч фунтов, а двенадцатиместные ложи (их в Альберт-холле 33) продавались по сто тысяч фунтов. Лондонская «Таймс» писала по этому поводу:

«Это так по-русски: весь этот блеск, расточительность и крайности... Мумифицированные останки Ленина должны перевернуться в мавзолее. Через двадцать лет после окончания холодной войны как подлинного героя ХХ века за рубежом чествуют человека, разрушившего советскую империю, уничтожившего монополию компартии, открывшего двери частному предпринимательству и отвернувшегося от большевистского наследия. Что за ирония: его игнорируют в Москве и чествуют в Лондоне, причем неподалеку от библиотеки, где Ленин разрабатывал планы революции».

Наталья Голицына: Судя по всему, устроители празднования в Альберт-холле вдохновлялись голливудской церемонией присуждения премии «Оскар». Концерт вели голливудские звезды Шарон Стоун и Кевин Спейси. По красной ковровой дорожке в зал прошествовали Катрин Денёв (по слухам, приглашенная лично Горбачевым), Мила Йовович, Арнольд Шварценеггер, брат покойной принцессы Дианы граф Спенсер, бывшие премьер-министры Великобритании и Франции Джон Мейджор и Мишель Рокар, президент Израиля Шимон Перес, японский писатель Харуки Мураками (как говорят, литературный гуру Горбачева), основатель телекорпорации CNN Тед Тёрнер, которому в Альберт-холле была вручена учрежденная Горбачевым премия под названием «Человек, который изменил мир». Никаких российских официальных лиц, кроме посла РФ в Великобритании Александра Яковенко, замечено не было. Прибывающие в Альберт-холл гости с удивлением взирали на активистов движения «Говори громче!», которые, развернув плакат с надписью «Горби, помоги перезагрузить перестройку!», раздавали листовки с открытым письмом Горбачеву с просьбой помочь освободить российских политзаключенных, в том числе Михаила Ходорковского.
Трудно поверить, что Горбачев участвовал в составлении программы юбилейного концерта. Как намекают его организаторы, этим занимались его внучки Ксения и Анастасия. Невозможно представить, что 80-летний бывший генсек ЦК КПСС любит или слушает выступавших в Альберт-холле немецкую рок-группу Scorрions, рок-певца Брайана Ферри, бывшую солистку группы “Spice Girls” Мелани С или «Машину времени» Андрея Макаревича. Пожалуй, лишь престарелый Пол Анка (любимый певец Слободана Милошевича) и баритон Дмитрий Хворостовский должны были отвечать его музыкальным вкусам. Майкл Биньон, автор статьи о юбилейных торжествах в газете «Таймс», побывал в Альберт-холле и даже пообщался с Горбачевым. В интервью РС он делится своими впечатлениями:

Майкл Биньон: Это было забавное празднование, увлекательное, динамичное и невероятно вульгарное. Удивляло, что общего у Горбачева со всем этим? 80-летний человек, слушающий современную рок-музыку, молодых исполнителей, не имеющих ничего общего с его жизнью, которые родились, когда он уже был президентом. Наверняка он думал, как всё это соотносится с ним. Многие окружавшие его сверхбогатые русские фотографировались с ним – с человеком, которого чествуют как историческую фигуру. Это походило на удивительно несообразное событие.

Наталья Голицына: В тот же день, когда в Альберт-холле чествовали Михаила Горбачева, живущий в Англии известный правозащитник Владимир Буковский попытался «взорвать» юбилейное торжество с помощью судебного иска. Он обратился в суд с просьбой выдать ордер на арест Горбачева, обосновывая это преступлениями, которые он совершил в бытность главой государства. Судья после консультации с Форин-офисом отказался принять иск, заявив, что у Горбачева есть государственный иммунитет против уголовного преследования. Буковский обжаловал это решение в суде высшей инстанции. Вот как сам Владимир Буковский объясняет в интервью РС, что побудило его попытаться привлечь к суду Михаила Горбачева.

Владимир Буковский: По английским законам, если у любого гражданина Англии есть сведения о преступлении, совершенном неким лицом, находящимся в Англии, даже если это лицо не является гражданином Англии и преступление совершено было не в Англии, тем не менее, у нас есть право или даже обязанность обратиться в суд с просьбой выдать ордер на арест или доставить этого человека в суд для рассмотрения заявления о его преступлении.

Наталья Голицына: Владимир Константинович, а что вас побудило подать суд в иск?

Владимир Буковский: Три эпизода: Тбилиси 9 мая 89-го года, Баку 90-го года и Вильнюс 91-го года. То есть три массовых убийства, которые по его приказу совершили части советского спецназа в этих трех республиках. Тот факт, что советская система рухнула, никак нельзя записывать в заслугу Горбачева, он сделал все, чтобы она не рухнула, он сделал все, чтобы ее спасти. И более того, добился определенных успехов. Вместо того чтобы рухнуть всерьез и предстать перед мировым судом как преступная система, как было с нацизмом, например, ему удалось свести на нет и вывести из-под удара всю номенклатуру, которая, как мы с вами понимаем, заслуживает Нюрнберга. У меня тысячи бумаг с его подписями, где принимаются решения о подготовке, снабжении, покрытии международных террористических организаций, так называемых освободительных движений, фронтов и так далее, которые Москва создала, снабжала, руководила ими десятилетиями. Мне главное, чтобы были общественные дебаты на эту тему, переосмысление. Вот этот бездумный глянцевый миф о реформаторе Горбачеве, который кончил "холодную войну" – вот это меня бесит. Это тупое непонимание того, что происходило и что в результате – вот это меня бесит. Если в результате того, что мы сделали, начнется общественный дебат на эту тему, то я буду вполне доволен. Мне совершенно необязательно видеть Горбачева в тюрьме, как вы понимаете, я вовсе не рвусь никого сажать. Как говорит мой приятель: если его посадят, я ему апельсинов принесу. Дело не в этом. Дело в том, чтобы была какая-то ответственность перед обществом, перед историей за то, что произошло, и понимание этого. И тем не менее, мы участвуем в праздновании 80-летия Михаила Сергеевича Горбачева. Вам не кажется это странным и даже неприличным?

Дмитрий Волчек: Перед Альберт-холлом группа молодых россиян призывала Михаила Горбачева вдохновить новую перестройку. Это уже не первая акция созданной в январе в Великобритании группы "Говори громче". Говорит один из ее создателей Дмитрий Шмелев.

Дмитрий Шмелев: Первая акция – мы передали господину Лаврову, когда он выступал в лондонской школе экономики, подарки Луговому – чай "Луговой", Путину – конституцию и лупу, и господину Медведеву мы просили передать просьбу освободить Ходорковского. Наша вторая акция "Не все коту масленица" прошла примерно две недели назад. Там мы провели параллели между современными режимами в Ливии, в Египте и тем, что происходит сейчас в России. Цель этой акции – обратить внимание общественности на то, что происходит там, и то, что происходит сейчас в России, обратить внимание для того, чтобы подобные вещи не могли произойти в России.

Дмитрий Волчек: Вы считаете, что много общего между тем, что происходит в странах Магриба и в России?

Дмитрий Шмелев:
Есть определенные параллели. Режимы, которые стояли в странах Магриба довольно долго, как и в России сейчас является безальтернативными. Экономика основана на экспорте, такие же отношения между властями и общественностью, политика цензуры, отсутствие альтернативных мнений. Но результат, далекую перспективу мы как раз и смогли увидеть в том, что произошло в странах Магриба, в том же Египте. Конечно, наиболее радикальный результат, но именно этого результата мы хотели бы избежать.

Дмитрий Волчек: И поэтому вы считаете, что нужна новая перестройка, и именно эту новую перестройку вы предложили в своих листовках провести Горбачеву?

Дмитрий Шмелев: Если мы смотрим на конец 80-х и на то, что происходит сейчас, опять же есть некоторые параллели. Потому что сейчас та же самая однопартийная система. Стало намного более жестче, чем было в начале или середине 90-х. И даже Михаил Сергеевич, если вы помните, публично обращал внимание на то, что в России существуют проблемы с избирательным правом, в России существуют проблемы с коррупцией. И именно поэтому мы хотели попросить Михаила Сергеевича использовать свое влияние на то, чтобы поднять эти проблемы более публично.

Дмитрий Волчек: Вы помните, что горбачевская перестройка началась с десталинизации. На этой неделе Совет по правам человека при президенте Медведеве обнародовал проект программы по десталинизации. Интересно, как ваше поколение, выросшее уже после краха СССР, смотрит на этот вопрос: следует ли вторую перестройку начинать с новой десталинизации или это уже неважно, а нужно думать о чем-то другом?

Дмитрий Шмелев:
С нашей точки зрения, убрав все символы Сталина, мы не решим никаких проблем – это всего лишь символы. Поэтому, я считаю, любую перестройку, любые изменения в стране необходимо начинать с какого-то плана. А избавившись от бюстов Сталина в каких-то небольших городках, мы не сможем ничего изменить - это всего лишь игра на публику.

Дмитрий Волчек: Вы знаете, что во времена первой перестройки многие думали, что вот пройдет 20 лет, вырастет новое свободное поколение, получит образование в западных университетах, и вот это поколение уже создаст новую несоветскую Россию. Вы учитесь в Лондоне?

Дмитрий Шмелев:
Я работаю в Лондоне.

Дмитрий Волчек: Вы знаете, конечно, много русских молодых людей в Лондоне, много учится студентов из России из состоятельных семей, кто-то наверняка войдет в будущую элиту страны. Много ли людей, которые к вашему движению относится сочувственно, вообще думает о политике, о перестройке-2, или, в основном, всех занимают исключительно консьюмеристские заботы, а на вас смотрят как на маргиналов?

Дмитрий Шмелев: Я надеюсь на то, что на нас как на маргиналов смотрит небольшое количество людей. Русская молодежь, которая живет и учится в Лондоне, в большинстве своем достаточно активно интересуется политикой. На самом деле именно с молодежи, которая здесь учится, это все и начиналось. В нашем движении мы устраиваем регулярно дебаты о том, какие проблемы мы должны поднять. Все больше людей присоединяется к нам в группе, так и на наших мероприятиях большое количество молодежи нас активно поддерживают, спрашивают, каким образом мы могли бы к вам присоединиться, что-то сделать. Когда "Масленица" была на Трафальгарской площади, очень многие люди помогали нам развернуть плакаты, они чуть ли не дрались с охранкой, которая нас пыталась оттуда удалить. Я думаю, что молодые люди, которые учились здесь, которые повидали мир, которые имеют возможность сравнить то, что происходит здесь, и то, что происходит в России, и считают своим долгом оказывать влияние на то, что происходит в России если не станут ядром перестройки-2, то окажут на нее определенное влияние.

Дмитрий Волчек: Я думаю, что привлекает в ваших акциях еще и то, что они носят абсурдистский, игровой, не очень серьезный, неофициальный характер.

Дмитрий Шмелев: В некотором роде да, но за всеми играми стоит очень серьезная тематика. Вспомним опять же акцию "Не все коту масленица". Тема параллелей происходящего в России и Магрибе достаточно актуальна. И наша цель – создать платформу для обсуждения различных проблем.

Дмитрий Волчек: Вы сказали, что у вас на Трафальгарской площади были проблемы с полицией, и перед Альберт-холлом тоже полиция заинтересовалась вашим пикетом?

Дмитрий Шмелев: На Трафальгарской площади у нас не было проблем с полицией, у нас были проблемы с местной службой охраны. Она очень жестко отреагировала. Более того, нас пытались преследовать, когда мы ушли непосредственно с Трафальгарской площади, и только когда местные журналисты вступились за нас и сказали, что вызовут полицию, охранная служба от нас отстала.

Дмитрий Волчек: А что было перед Альберт-холлом?

Дмитрий Шмелев:
Перед Альберт-холлом опять же была местная служба охраны. Она обратила внимание на то, что происходит несанкционированная акция. И поскольку официально разрешены одиночные пикеты, то обратила внимание полиция на эту акцию. Полиция вежливо попросила свернуть плакаты, что мы и сделали.

Дмитрий Волчек: Вы доброжелательно относитесь к Горбачеву, а Владимир Буковский считает, что его стоило в Англии арестовать. Что вы думаете о его требованиях?

Дмитрий Шмелев: С нашей точки зрения, Горбачев, несмотря на свою неоднозначность в рамках истории, является символом перестройки, символом того, что государство за очень короткий период времени может измениться в лучшую сторону. Буковский его хочет арестовать за те вещи, которые, к сожалению, произошли во времена перестройки. Но с нашей точки зрения, и я думаю, с точки зрения большинства людей те плюсы, которые он принес в наш мир, они намного более серьезнее, намного более весомее, чем те же силовые подавления акций в Грузии.

Дмитрий Волчек: Вы знаете, Дмитрий, что одним из идеологов или прорабов, как тогда говорили, перестройки был экономист и публицист Николай Шмелев, и я даже решил, что вы его родственник, но узнал, что только однофамилец. Видите ли вы таких идеологов перемен, будущих вождей сейчас на политической сцене?

Дмитрий Шмелев:
Достаточно сложный вопрос. С нашей точки зрения, современная российская оппозиция достаточно сильно завязана на "Единой России", на правящей партии. И большинство российских оппозиционных партий действуют в противовес, немногие из них представляют какую-то альтернативу. Мне сложно говорить за все движение, но с моей лично точки зрения я не вижу пока тех людей, которые смогли бы создать альтернативу. Да, молодежь, которая подрастает здесь, которая что-то начинает делать, она, возможно, и станет этой новой силой. Но из тех, кто сейчас работает в России (я надеюсь, что я ошибаюсь), но я пока такой силы не вижу.

Дмитрий Волчек: Фотографии пикета движения «Говори громче» выложил в своем блоге живущий в Лондоне бизнесмен Евгений Чичваркин – бывший владелец компании «Евросеть», которую он вынужден был продать перед отъездом в Великобританию, где он попросил политическое убежище. Евгений Чичваркин сказал мне, что он решил не ходить на концерт в Альберт-холл, слишком уж дорого стоили билеты.

Евгений Чичваркин: Любая работа сколько-то стоит. Мне не показалось, что она столько стоит: какие-то странные тысячи хотели за билеты.

Дмитрий Волчек:
То есть вы пришли только на пикет?

Евгений Чичваркин: Я пришел только сфотографировать пикет, запечатлеть его для своего блога. Я знаю, что это движение очень молодое, небольшое и почему-то не выкладывает фотографии своих акций. Мне захотелось быть таким Ильей Варламовым ультра-лайт, который все фотографирует. Я, честно говоря, думал, что там будет более серьезное выступление.

Дмитрий Волчек: Уже были сообщения, что вы вступили в это движение. Это неправда?

Евгений Чичваркин: Нет. Я вступать ни во что не собираюсь. Какие-то акции мне нравятся, какие-то не нравятся. Мне почему-то казалось, что будет более жесткая политическая критика, но не получилось.

Дмитрий Волчек: Вы поддерживаете их идею, нужна новая перестройка?

Евгений Чичваркин: Это надо называть другим словом. Нужна кардинальная смена правящих элит в России.

Дмитрий Волчек: А кто ее может осуществить?

Евгений Чичваркин: Если бы кто-то мог, уже бы осуществили. Это должно быть движение единомышленников. А пока разброд и шатания. Настроение русского народа – «пусть будет этот Путин, дайте нам дожить спокойно» – не способствует никаким переменам.

Дмитрий Волчек: Сейчас многие думают, что Алексей Навальный – новый лидер, сравнивают его с Ельциным. Вы следите за его деятельностью, сочувствуете ему?

Евгений Чичваркин:
Я считаю, что публиковать документы, иметь возможность критиковать то, что в них видишь – это право каждого российского гражданина. То, что делает Навальный, то, что делает Ассанж – это все абсолютно правильно. Все документы могут быть напечатанными и обсужденными. Все, что где-то кто-то потратил, украл, спилил, подкупил – это все должно быть достоянием гласности. Так что я его действия поддерживаю.

Дмитрий Волчек: Навальному нужны помощники. Вы готовы ему помогать?

Евгений Чичваркин: Как я могу быть ему помощником здесь, откуда я тут достану эти документы? У меня в ЖЖ в 25 раз меньше читателей, чем у него. Как я могу ему помочь?

Дмитрий Волчек: 1 апреля появилось сообщение РБК http://www.rbcdaily.ru/2011/04/01/focus/562949979976705 о том, что Собянин хочет вас пригласить в качестве консультанта московского правительства по вопросам развития малого бизнеса. Это первоапрельская шутка. А если бы это было всерьез, вы бы согласились?

Евгений Чичваркин: Я бы не пошел. Я в шутку согласился, а по-серьезному – нет.

Дмитрий Волчек: Вам уже пять миллионов раз задавали этот вопрос и даже неловко спрашивать: в Москву совсем не собираетесь?

Евгений Чичваркин: Нет, не собираюсь.

Дмитрий Волчек: А что бы вас могло привлечь в Москву?

Евгений Чичваркин: Смена режима на демократический.

Дмитрий Волчек:
Те гарантии, которые дали вам закрытием уголовного дела, вы считаете недостаточными?

Евгений Чичваркин:
Никто не давал никаких гарантий. Более того, меня ждет второе уголовное дело – они ждут, когда я поверю в гарантии и приеду.

Дмитрий Волчек: То есть вы думаете, что вас там ожидает…

Евгений Чичваркин: …долгое преследование, вымогательство и отъем остатков моих денег.

Дмитрий Волчек: Что вам дает такую убежденность?

Евгений Чичваркин: То, что в августе прошлого года в Монако арестовали человека, которого я давно знаю и который был ассоциирован с работой на Шереметьевской таможне. Ему уже подготовили показания, которые он должен дать против меня. Он был арестован без запроса на экстрадицию, просто по звонку.

Дмитрий Волчек: Вы сейчас празднуете день рождения компании "Евросеть".

Евгений Чичваркин: Это 14-й и последний день рождения. В следующем году уже праздновать не будем. Все наши дела, связанные со сделкой по продаже "Евросети", не так давно завершились и какое-то очень косвенное отношение мы в этом году к компании еще имели. А в следующем году уже не будем иметь никакого отношения.

Дмитрий Волчек:
То есть праздник не веселый?

Евгений Чичваркин:
Почему? Очень веселый. Сейчас едем на пароход и будем там квасить, из шампанского стреляться. Очень веселый праздник. Мы дали людям раскрыть себя, раскрыть свои таланты и возможности, заработать денег. Мы прекрасно провели с кем-то 5-6, с кем-то 8, с кем-то 10 лет. Почему же не веселый? Это такая хорошая часть жизни, когда все были молоды и здоровы. Есть, что вспомнить и над чем посмеяться. Мы вчера уже встретились, ржали так, что у меня лицо болит.
XS
SM
MD
LG