Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Тяжба бизнесмена-бонвивана Ильи Голубовича и его прелестной жены Елены завершилась в лондонском Высоком суде к вящему удовлетворению истицы – ей причитается теперь около трех миллионов фунтов. Добрым молодцам урок, а для нас – повод вспомнить, откуда взялось столь щедрое к бывшим женам законодательство.

Было время – европейцы дружно изумлялись российскому закону об имущественных правах супругов. Еще в 1731 году указом императрицы Анны Иоанновны за женой было признано право самостоятельного собственника. Жена имела право совершать любые сделки без согласия или даже уведомления мужа. Она не несла ответственности по его долговым обязательствам, как и он по ее. При описи имущества за долги мужа жене оставлялось все женское платье и белье, половина мебели, посуды, столового серебра, экипажей, лошадей и упряжи. По нынешним временам куда как щедро!

Развестись в империи было очень сложно, но в том случае, если супруги все же смогли этого добиться, бывший муж не нес никаких финансовых обязательств перед бывшей женой.

Иное дело Англия. В романах Диккенса и Джейн Остин можно найти немало иллюстраций совершенно бесправного положения жен. Замужняя женщина не владела никаким имуществом. Ее приданое и любые другие ценности поступали в полную собственность мужа. Развод был такой же редкостью, как и в России – его при наличии веских оснований можно было получить только по решению парламента.

Положение изменилось благодаря Каролине Нортон, известной светской львице и внучке знаменитого драматурга Ричарда Шеридана. Лишенная по смерти отца каких бы то ни было средств к существованию, она вышла замуж в возрасте 19 лет, но брак оказался крайне неудачным. Муж пьянствовал, дрался и к тому же чудовищно ревновал ее. Каролина терпела девять лет, а потом ушла от него и стала писать романы, чтобы прокормиться. Муж запретил ей видеться с детьми и по закону получал львиную долю ее литературных гонораров. Будь его воля, он мог бы силой водворить ее в свой дом безо всякого судебного ордера.

Каролина подала на развод, но жестокое обращение тогда не считалось законной причиной для развода. Тогда популярная беллетристка и хозяйка светского салона стала писать памфлеты, добиваясь реформы брачного законодательства. Ей было уже 50 лет, когда в 1857 в Англии был принят закон о разводе. Законной причиной для развода теперь признавалась супружеская измена, однако супруги находились в неравном положении: женщина обязана была доказать не только факт супружеской измены, но и вкупе с нею другого неадекватного поведения мужа – грубого насилия, кровосмесительства и т. п.

Каролину Нортон наконец-то развели, но выйти замуж повторно она смогла лишь по смерти бывшего супруга, когда ей исполнилось 69 лет. Брак продолжался всего три месяца – новобрачная скончалась.

В 1882 году кабинет Гладстона провел в парламенте Закон об имуществе замужних женщин - они получили право самостоятельно владеть и распоряжаться собственностью. И только в 1969 году в Великобритании стал возможен развод по взаимному согласию или по желанию одного из супругов по причине, которая в русском языке называется " не сошлись характерами" . Тем не менее неравенство полов сохранилось: если размер совместного имущества значительно превышал разумные человеческие потребности каждого из супругов, жена получала существенно меньшую часть.

Наконец, в 2000 году на Британских островах завершился брагоразводный процесс " Уайт против Уайта" , создавший новый прецедент. Судились фермеры Мартин и Памела Уайты, прожившие вместе 33 года и вырастившие троих детей. Вступив в брак, они внесли в семейный бизнес одинаковую сумму – по 2000 фунтов. К моменту развода их состояние оценивалось в 4,5 миллиона, однако Памеле Уайт суд низшей инстанции присудил всего 800 тысяч. Она дошла до Палаты лордов и добилась справедливого раздела.

С тех пор британские дамы не знают границ в своих претензиях к бывшим супругам. Абсолютный рекорд поставила бывшая модель Сьюзен Сангстер, которую британские таблоиды называют " серийной разведенкой" . Она четырежды выходила замуж и получила от трех бывших мужей в общей сложности 18 миллионов фунтов. Однако в четвертый раз судья сказал " хватит" . Между прочим, это был тот самый лорд-судья Мэтью Торп, который в составе синклита из трех человек разводил Голубовичей.

Голубовичи разводились параллельно в Москве и Лондоне: он хотел, чтобы их развели по российскому закону, она – по более щедрому британскому. В итоге британский суд единогласно признал действительным московский развод, но отступное присудил по своему разумению. При этом судебные издержки составили 2,25 миллиона.

Адвокат Ильи Голубовича убеждал суд, что своим решением в пользу истицы он " откроет шлюзы" и превратит Лондон в " международную столицу развода" . Лорд-судья Торп тоже ворчал на эту тему – мол, иностранные " золотоискательницы" наводнили английские суды своими исками.

Но суду не должно быть дела до этих соображений. Ничего дурного в репутации " столицы развода" нет. Наоборот: честный развод – одно из величайших завоеваний человечества, за которое заплачено бесчисленным множеством сломанных женских судеб.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG