Ссылки для упрощенного доступа

logo-print
Именно это слово произнес мой друг Гайрбек, у которого мне недавно посчастливилось подлечиться и заодно взять интервью. Своим умом и авторитетом сохранивший мир в чеченском селении во время двух военных кампаний, он потерял в этих войнах сыновей, но не совесть. Помогал русским паренькам-солдатам остаться в живых, не потакал фундаменталистам. Был мужественен и честен, за что уважали не только друзья, но и враги.

Это слово пришло и мне на ум, когда я прочитал о поступке Уэйна Саппа. Этот пастор из Флориды публично сжег Коран.

– Что тут сказать, – голос Гайрбека в телефонной трубке звучал тревожно. – Отличный поступок для того, чтобы еще несколько тысяч ни в чем не повинных христиан (да, и не только) стали потенциальными жертвами бомб каких-нибудь безумных шахидов. А в том, что взрывы последуют, сомневаться не приходиться. Пастор, чьи помыслы должны быть направлены только на защиту человеческой жизни, спровоцировал войну, в которой эти жизни и будут уничтожены. При таких служителях церкви мира еще долго не будет. А может, и не будет вообще.

– Вы считаете, он сознательно пошел на это? Он намеренно желал крови между мусульманами и христианами? Ведь он божий человек.

– Да, это мое убеждение. Пастор это сделал намеренно. Посмотри, какое время он выбрал для своего демарша. Революции в арабском мире, окончание политкорректности и рост исламофобии в Европе. Его рукой управляли те, кому выгодна война между нашими мирами.

Я понимаю, что сейчас самым прибыльным бизнесом является война. Современные военные конфликты имеют затяжной, и, следовательно, в денежном эквиваленте более дорогой, характер. Сегодня войны ведутся много лет, то вспыхивая яростными стычками, то впадая в позиционные перестрелки. И главная опасность в том, что появляется общее правило причин, начала и ведения таких войн: "запад против арабского мира".

– Это и есть первая причина всех бед нашего мира, – согласился Гайрбек. – Добавлю лишь, что запад не позволит исламским странам стать промышленно развитыми. Уровня современной Европы им не дадут достигнуть ни при каких обстоятельствах. Не позволят развиваться и интеллектуально. Исламский мир выгоден Западу в образе дремучего дикого террориста. И, чтобы доказать миру это, и случаются такие вот провокации по примеру сожжения Корана.

– Гайрбек, а если считать книгу Коран просто книгой? Ведь ее ценность не в ней самой, а в тех истинах, что она дает. Ее святость в нашем сознании. Наши поступки делают Коран ценным. И если мы, опираясь на него, убиваем людей, то ее ценность становится ложной. Не так?

– Ты знаешь, что Коран священен не как печатное издание. Его сила в проповедях. Мусульмане живут в благоговении перед всевышним и с детства им внушается, что в этой книге и никакой другой собраны откровения Аллаха. Пусть это спорно на западе. Но не в арабском мире. И стоит ли переубеждать мусульман в этом? Почему бы им не оставить право самим решать, как и что ценить?

Коран написан много веков назад. В его сурах можно найти двусмысленность. К широкому обсуждению сур Корана не допускаются настоящие специалисты-теологи. Нет общих стандартов изучения ислама. Существуют 57 (!) трактовок ислама. И это используется нечистыми на руку политиками в оправдание своих экстремистских действий. Легкой манипуляции подвергается мусульманская молодежь из-за неграмотности, низкого уровня жизни и безработицы.

Люди политики лицемерят всегда и при каждом удобном случае применяют политику двойных стандартов. Если правитель неугоден, его объявляют диктатором и бомбят его страну. Если он в чем-то полезен или просто уступчив, дают политическое убежище и закрывают глаза на его проступки. Мне, признаться, безразличны все они. Но я не согласен, когда из-за них – и первых, и вторых, – гибнут мирные люди. На улицах от авианалетов, в метро от бомб шахидов. И все это – следствие не поддающихся логике поступков пасторов и политиков. А поводом для насилия становятся рисунки в датском журнале или пепел сожженной бумаги во Флориде.

– Не кипятись, – Гайрбек все же сумел успокоить меня. – Я тоже против насилия. Но пойми, что агрессия мусульман – это ответная реакция на действия таких неадекватных пасторов. В большинстве случаев люди поступают импульсивно, о последствиях своих поступков не задумываются. Вот поэтому они легко ведутся на провокации. Но первый шаг, все же, делают сами провокаторы.

Ни один неодушевленный предмет не стоит человеческой жизни. И его уничтожение не может быть поводом для убийства человека. В Коране сказано "Аллах не любит агрессивных". Но такого рода провокации напрямую толкают мусульманские народы на "джихад". И при такой войне фанатики игнорируют все законы морали, уничтожая всех "иноверных" без исключений. Их движущая сила - ненависть.

– "Джихад" можно остановить, – ответил мне Гайрбек. – Надо лишь дать образование нашим детям на родине, сделать Коран одинаково понимаемым всеми читателями и разрешить построить мечети…

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG