Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Президент Ахмадинежад как друг турецкого народа


Махмуд Ахмадинежад

Махмуд Ахмадинежад

Ирина Лагунина: Иран, как и Турция, пытается играть роль лидера региона. И интересно, что в Турции возник своего рода культ иранского президента Махмуда Ахмадинежада. Может быть, потому что турецкое руководство попыталось занять лидирующую роль именно на том, что предложило Ирану вывезти обогащенный уран и хранить его на своей территории взамен на поставки безопасного атомного топлива для учебного реактора в Тегеране из Франции. Сделка не состоялась, но добрый имидж иранского президента в Турции сохранился. Рассказывает наш корреспондент в Стамбуле Елена Солнцева.

Елена Солнцева: У киоска печати на углу оживленной стамбульской улицы длинная очередь. Журналы комиксов и карикатур пользуются даже большим спросом, чем свежая пресса. "Население Турции крайне политизировано, - говорит продавец киоска Ахмет, - этим объясняется высокий уровень интереса к политическим карикатуре". Рекордсмен по продажам, стамбульский юмористический журнал "Пингвин", который по степени популярности можно сравнить с "Крокодилом" советской эпохи. Мягкая обложка, красочные рисунки, высокие тиражи, на которые не влияет даже довольно низкого качества печать. Журнал продается в Америке и Европе. В Германии, например, где живет самая многочисленная в Европе турецкая община, журнал можно приобрести по подписке за восемьдесят евро в год. На первой странице обычно политические шаржи на злобу дня, реакция художников на те или иные заявления международных политиков. Говорит автор карикатур, редактор журнала "Пингвин" Муса Карт

Муса Карт: Карикатура остается одним из самых острых оружий в политической борьбе. Вспомните карикатурный скандал, который разразился несколько лет назад в мире из-за публикаций одной из датских газет карикатур на пророка Мухаммеда. Турецкие суды завалены исками на художников-карикатуристов. Наш журнал не раз закрывали из-за политической сатиры, в последний раз в марте прошлого года. На обложке журнала мы изобразили действующий кабинет – всех министров в образе зверей, а в центре премьера Реджепа Эрдогана с головой кошки. Эрдоган подал в суд, грозил разогнать карикатуристов, однако они выиграли процесс.

Елена Солнцева: Поясню гнев Эрдогана – кошку в Турции считают самым лживым животным. В Музее карикатур, который открыли в конце семидесятых по инициативе стамбульского муниципалитета, собраны шаржи на самых известных политиков мира. Первые работы, сороковых годов, посвящены неувядающей теме взаимоотношений Востока и Запада. Затем пародии на слишком чопорную Маргарет Тетчер, французского Шарля Де Голля, слишком любвеобильного президента Италии Сильвио Берлускони. Отдельная выставка шаржей под названием "Полковник Ахмадинежад" посвящена президенту Ирана. Вот, например, Ахмадинежад в длинном восточном халате, с веником в руках принимает посетителей во дворе своего дома, а не в шахских дворцах, откуда он передал в тегеранский музей ковров старинные персидские ковры, украшавшие кабинет президента. Здесь же перепечатка из французской газеты "Ле монд", которая опубликовала карикатуру с изображением президента Ирана Махмуда Ахмадинежада, премьер-министра Турции Реджепа Эрдогана и бывшего президента Бразилии Лулу да Силва в образе трех обезьян, которые пытаются решить ядерную проблему Ирана. Художник-карикатурист Муса Карт:

Муса Карт: Искусство карикатуры построено на парадоксах. В политике, например, существует разница между личностью самого человека и человека- политика. Ахмадинежад человек и политик - это совершенно разные люди. Его называют жестоким политиком, но я знаю, что в жизни он очень мягкий человек: читает стихи, любит кошек, помогает жене убирать дом. Как настоящий философ, он предпочитает иронию. Когда он говорит о политике, о какой- то стране, он никогда не говорит напрямую. Мы называем это "имаа", то есть идея, высказанная образно, в переносном смысле.

Елена Солнцева: Одна популярная иранская газета тоже рискнула опубликовать карикатуру на президента Махмуда Ахмадинежада. На ней Ахмадинежад изображен в окружении птиц, но с боксерскими перчатками на руках. Он бьет по груше с эмблемой ядерной энергии. Тюрколог Селим Джихан:

Селим Джихан: Сегодня в мусульманском мире есть два реальных персонажа, два реальных лидера - это наш премьер Эрдоган и иранский президент Ахмадинежад. В ближайшие двадцать лет ситуация в арабском мире поменяется колоссально. Там начался настоящий пожар. Революции неизбежны, не исключено, что изменится карта мира, не исключено, что возникнут новые государства. Переместится центр тяжести. Нефть, кто будет контролировать эту огромную территорию, где самые колоссальные запасы нефти. На эту позицию претендует Иран.

Елена Солнцева: Автобиография Ахмадинежада в Турции - одна из самых продаваемых на местном книжном рынке. "Я родился в бедной семье в отдаленной деревне, к востоку от Тегерана,- пишет Ахмадинежад. - Мой отец окончил шесть классов начальной школы. Он упорно трудился, занимаясь кузнечным делом, был набожным мусульманином, принимал участие в различных религиозных мероприятиях". Стамбульский студент Эркан неплохо зарабатывает на популярности иранского лидера. После занятий Эркан отправляется в туристический район Султанахмет, раскладывает на лотках значки, бейсболки, футболки с изображением иранского президента. Подобные товары стоимостью всего пять долларов пользуются большим спросом среди падких на экзотику иностранных туристов и в среде консервативной молодежи. "Многие считают его последним героем мусульманского мира, который противостоит тлетворному влиянию Запада",- поясняет Эркан.

Эркан: Ахмадинежад в детстве выучил наизусть Коран, в школе за ним быстро закрепилась репутация трудолюбивого и способного ученика. Многие в Турции называют его гордым словом "джесур", герой. А в прессе обсуждают его родственные связи с нашей страной.

Елена Солнцева: Минувшим летом племянник президента Ирана, сын его сестры, Али Рза Джалали женился на турчанке по имени Масуме Онуршан. Свадебная церемония состоялась в Стамбуле при большом скоплении журналистов. Отец супруги - генеральный директор известного стамбульского издательства. Ряд турецких экспертов уверяют, что Ахмадинежад является этническим турком.
"Мы не можем возить такие большие деньги в чемоданах" - с таким восклицанием обратился к иранским властям госминистр Куршат Тузмен. Еще недавно турецкие бизнесмены для успешного ведения бизнеса были вынуждены везти с собой миллионы в Иран. Скоростной экспресс в Тегеран отправлялся ровно в десять вечера, по четвергам, от старинного стамбульского вокзала Хейдарпаша. Старинные вагоны первого класса из красного дерева достались в наследство от знаменитого Восточного Экспресса, который колесил по Европе в конце прошлого века и был расформирован не так давно по причине отсутствия пассажиров. В каждом вагоне два туалета: европейский и мусульманский. До иранской столицы около трех суток пути, за это время состав успевал пересечь всю Турцию, минуя неспокойные юго-восточные провинции Ван и Тебриз, где вот уже который год продолжаются столкновения между военными и курдскими повстанцами. Стамбульский бизнесмен Джем Турна.

Джем Турна: Еще недавно турецкие бизнесмены ехали в поезде в Иран, набитые деньгами. Везли без преувеличения чемоданы валюты. На иранской границе встречал полицейский контроль. Остановка довольно длительная, за это время мусульманки успевали сменить светское одеяние на традиционную исламскую одежду.

Елена Солнцева: До недавнего времени в Иране имелось представительство одного турецкого банка. По просьбе турецких властей в Тегеране были открыты несколько филиалов крупных турецких банков. Однако международные санкции против Ирана ввели в замешательство турецкий банковский сектор. Ограничительные меры, инициированные США и Евросоюзом, были призваны изолировать Иран от мирового финансового сектора. Такое положение дел поставило перед турецкой экономикой вопрос - продолжать ли вести свой бизнес в Исламской Республике? Власти предоставили банкам право выбора. Чтобы не портить отношения с европейскими коллегами, многие банки прекратили осуществлять денежные переводы в Иран. Стамбульский бизнесмен Джем Турна был вынужден свернуть свой строительный бизнес.

Джем Турна: Некоторые банки до сих пор продолжают свою деятельность в Иране, другие приостановили свою работу в стране. Однако Иран важен для Турции. Несмотря на глобальный экономический кризис, объем торговли между двумя странами вырос с пяти до одиннадцати миллиардов долларов. В ближайшие три года этот показатель увеличится до тридцати миллиардов долларов. Объем турецкого экспорта в Иран вполне сравним с объемом экспорта в США. Турция выступает против санкций, которые могут навредить не только иранской, но и турецкой экономике. Думаю, что наложив ограничения, мировое сообщество вряд ли добьется от Тегерана сворачивания его ядерной программы.

Елена Солнцева: Ядерная боеголовка с лицом Ахмадинежада. Серию комиксов под названием "Ядерные страшилки Ахмадинежада" опубликовал недавно карикатурный журнал "Лимон". На рисунках таинственные катакомбы, в которых некие иранские ученые в белых халатах разрабатывают новейшее атомное оружие. Все происходит по законам приключенческого жанра. Есть здесь и американские шпионы, и представители турецкой разведки и даже агенты КГБ. Угрожает ли миру ядерная программа Ирана или это очередная выдумка Запада, чтобы напугать мирного обывателя? Таким вопросом задаются многие в Турции. "Иран доверяет нам", - говорит политолог Джан Арман. В последнее время рассматривается инициатива передать низкообогащенный уран на хранение на турецкую территорию взамен на поставки уранового топлива из Европы в Иран. Однако эксперты считают, что Турция не обладает необходимыми техническими возможностями. "У Турции нет опыта ведения такой деятельности, отсутствует практика, - говорит политолог Джан Арман.

Джан Арман: Турция только недавно начала разрабатывать программу по развитию атомной энергетики. В стране нет даже атомной станции, нет специалистов. Потребуется лет двадцать, чтобы Турция развила у себя это направление. В технологическом плане подобные предложения не состоятельны. США и ряд других стран Запада обвиняют Иран в разработке ядерного оружия под прикрытием программы мирного атома. Тегеран все обвинения отвергает, заявляя, что его ядерная программа направлена исключительно на удовлетворение потребностей в электроэнергии.

Елена Солнцева: Премьер-министр Турции Реджеб Эрдоган не так давно назвал президента Исламской Республики своим лучшим другом. В среде журналистов такой альянс шутя назвали "Эрдоганиджад". Но кто же главный? Два политика со стаканами исламской колы в руках обсуждают будущее арабского мира. Такой рисунок появился недавно на страницах оппозиционного издания. Не исключено, что турецкий премьер может подать иск за оскорбление личности, как это случалось раньше. Не секрет, что Эрдоган, так же как и его друг Ахмадинежад довольно болезненно относится к шаржам.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG