Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Дело Маркелова – Бабуровой: у обвиняемой появилось алиби?


Подсудимые по делу об убийстве Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой

Подсудимые по делу об убийстве Станислава Маркелова и Анастасии Бабуровой

Защита подсудимых по делу об убийстве адвоката Станислава Маркелова и корреспондента "Новой газеты" Анастасии Бабуровой завершает представление доказательств.

Свидетели заявляют о наличии алиби у обвиняемой Евгении Хасис. Потерпевшие сомневаются в достоверности этих сведений и не исключают возможности привлечения некоторых свидетелей к уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний.

Представление доказательств защиты Никиты Тихонова и Евгении Хасис, обвиняемых в убийстве адвоката Станислава Маркелова и корреспондента "Новой газеты" Анастасии Бабуровой займет, вероятно, в разы меньше времени, чем на это потребовалось обвинению. Во всяком случае, адвокаты подсудимых уже заявили о том, что для завершения данной стадии процесса им с лихвой хватит двух судебных заседаний. Заседания этой недели, защита, в целом оценивает, как удачные: двое из допрошенных свидетелей заявили о наличии алиби у Евгении Хасис, которую прокуратура считает соучастницей убийства. Так на заседании 5 апреля об этом заявил координатор центра "Русский вердикт" Алексей Барановский. Его слова косвенно подтвердила и свидетельница Ольга Мухачева.

Барановский рассказал, что 19 декабря 2009 года, в день убийства Маркелова и Бабуровой, Хасис вместе с ним ходила по магазинам, а вовсе не следила за адвокатом, как говорится в версии обвинения. Свидетель Ольга Мухачева, допрошенная 7 апреля, сообщила, что в день убийства разговаривала по телефону с Барановским, который говорил, что находится "вместе с Женей". Правда, фамилию Жени, по словам свидетельницы, собеседник не уточнял. Однако ей было понятно, о ком идет речь, поскольку Барановский рассказывал о своих дружеских отношениях с Хасис. В материалах следствия подобных показаний нет. А потому слова свидетелей вызвали некоторые сомнения у представителей потерпевших. Адвокат семьи Станислава Маркелова Роман Карпинский считает:

– Когда спустя 1,5 года после задержания возникают свидетели и заявляют о том, что, оказывается, у одного из подсудимых по делу есть алиби, я думаю, что любому объективному наблюдателю изначально понятно, что к таким показаниям надо относиться критически. Здесь, разумеется, первостепенное значение имеет то, по каким причинам свидетель об этом не сообщал ранее.

Адвокат Никиты Тихонова Александр Васильев в интервью Радио Свобода сообщил, что именно он рекомендовал свидетелям воздержаться от рассказов об алиби на предварительном следствии. Правда, не пояснил зачем:

– К концу следствия мне стала известна информация Барановского. Я ему сказал – терпи, процесс будет с участием присяжных заседателей. И только в их присутствии эту информацию следует обнародовать. Ни в коем случае не ранее.

Не менее запоминающимся стал и повторный допрос свидетеля Барановского, вопросы которому задавали, в том числе и присяжные. Их интересовало в частности, что именно известно свидетелю о частной жизни заседателей. Этот вопрос, судя по всему, был вызван тем, что в блогах Алексей Барановский допустил некоторые высказывания о возможном наличии в жюри ангажированных обвинением присяжных. Барановский предположения о вмешательстве в личную жизнь заседателей отрицал, а адвокат Никиты Тихонова Александр Васильев задался вопросом о правомерности действий присяжных, которым закон не позволяет получать информацию, связанную с разбирательством по делу из любых источников, кроме судебных заседаний:

– Я бы на месте председательствующего задал совершенно другой вопрос и совершенно другим людям. Почему присяжные занимаются самостоятельным сбором информации по данному уголовному делу? Присяжные такие сведения собирать не имеют права.

Впрочем, под сомнение (на этот раз стороной обвинения) были поставлены и показания свидетеля Барановского, связанные с записями в блоге некоего soberminded. В своем журнале вскоре после событий 19 декабря 2009 года блогер разве что не назвал Тихонова героем, который убил Маркелова. Барановский от авторства отказывался, но в ходе допроса свидетельницы Мухачевой выяснилось, что под прозвищем "Собер" многие знают именно Барановского. Адвокат семьи Станислава Маркелова Роман Карпинский отметил:

– Я не хочу брать на себя функцию прокуратуры. Компетентные органы должны определить, насколько достоверны показания Барановского.

В рамках представления доказательств защиты был допрошен и брат Станислава Маркелова, Михаил. Он рассказал суду, что незадолго до покушения Станислав говорил о том, что ему поступают угрозы либо от националистов, либо в связи с делом полковника Буданова. Адвокаты Тихонова и Хасис часто говорят о том, что следствие не проверило так называемый "чеченский след", указывая на то, что Станислав Маркелов представлял интересы потерпевших по многим громким уголовным делам на Северном Кавказе и мог стать жертвой мести.

Предполагается, что на следующей неделе защита огласит ряд доказательств и приступит к допросу Евгении Хасис. Если последующие дополнения сторон не будут объемны, прения могут начаться уже в 20-х числах апреля.
XS
SM
MD
LG