Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Где учат на гражданина


"Привычку к гражданственности", считают эксперты, надо воспитывать с детства

"Привычку к гражданственности", считают эксперты, надо воспитывать с детства

В Перми открылся форум "Российский регион в глобальном мире: обретая гражданскую идентичность", давший старт новому просветительскому проекту "Московской школы политических исследований" (МШПИ), рассчитанному на три года.

Площадкой для дискуссий форума стал Пермский университет. Одновременно в Пермской государственной художественной галерее проходит выставка "Мера вещей: образ человека в русском искусстве". А в гимназии № 11 им. С.П.Дягилева эксперты МШПИ встретятся с учителями: одно из направлений проекта "Российский регион в глобальном мире" – воспитание гражданственности в младшей школе.

О проблемах "воспитания гражданина" корреспондент Радио Свободы попросил рассказать философа Юрия Сенокосова, историка и социолога Александра Согомонова, основателя МШПИ Елену Немировскую.

Юрий Сенокосов:

– Мы проработали девятнадцать лет, за которые в МШПИ сменилось не одно поколение молодых людей. Многие наши выпускники (в Перми, например, их более тридцати) занимают хорошие управленческие позиции – и благодаря этому перед нами открылась возможность расширить наше дело. Конечно, мы будем продолжать проводить форумы и семинары, одновременно работать над "Гражданской энциклопедией". Но теперь начнем еще и устраивать выставки, чтобы на языке искусства говорить об образах свободы и достоинства человека.

В Перми мы начали важный разговор с учителями. Не потому, что у нас есть готовая программа, а как раз потому, что хотим услышать от учителей, как они относятся к самой идее гражданского воспитания.

Когда мы думаем о воспитании, то думаем, прежде всего, о воспитании чувств, поскольку человеком движут чувства, желания. И дело не в том, что чувства, желания могут нас обманывать, а в том, чтобы научиться их понимать. Я бы так сформулировал цель проекта: от языка чувств – к рациональному языку, от гражданского чувства – к пониманию того, что такое гражданское общество.

Ведь все то, что МШПИ за девятнадцать лет сделала, все равно, что капля в море: люди возвращались в регионы и многие погружались в прежнюю рутину, в старую жизнь. Поэтому мы решили закинуть невод подальше и начали работать в регионах с местными музеями, а главное – с учителями. Нам кажется, что начинать воспитывать гражданственность надо именно в младшей школе, где дети всему открыты.

Двигаться в этом направлении нас заставляет пройденный опыт. Обычно мы проводим 2-3-часовые сессии с утра до вечера, в течение недели, но и на них не всегда возникает атмосфера, погружаясь в которую, человек вдруг извлекает смысл того, что происходит. Можно усвоить информацию, а вот создать атмосферу, заразить – и в этот момент прожить что-то, что оседает, остается в душе, удается не всегда. А дети всегда находятся в особом состоянии: они открыты к миру, они постоянно задают вопросы. Ведь речь идет о воспитании сотворчеством, о воспитании соучастием.

Александр Согомонов:

– Мне кажется, что три поколения молодых людей сменилось в стране за время существования МШПИ. Сначала не было ни опыта, ни знаний, никто ничего не понимал. Потом эти люди прошли через огонь и воду выборных кампаний – чего только с ними не происходило. Это был опыт открытой публичности. Затем появилось второе поколение – людей-борцов, которых трудно сломать. Их достаточно много. Теперь на смену им приходит третье поколение людей, которые опять возвращают нас к модели "карьерности". Мне кажется, она сейчас очень опасна, эта модель, потому что даже те люди, которые очень хороши и умны, оказываясь на определенных местах, вдруг ломаются и начинают действовать в соответствии с теми ценностями и с теми правилами, которые в существующей системе приняты. Поэтому прививать привычку к гражданственности следует как можно раньше.

Те школьные стандарты, которые предложены сейчас, достаточно интересные, хотя в большинстве случаев это контаминация патриотического воспитания, это совсем не то. Я в таких случаях говорю: Родина должна еще заслужить, чтобы ее любили. А вот гражданское чувство формируется вне зависимости от того, в какой среде ты находишься, потому что это не сентиментальное понимание чувства, а чувство, основанное на интеллекте – то есть на определенном знании и на рационально осознанных навыках взаимоотношений между людьми.

Конечно, любая образовательная задача такого свойства сразу вызывает вопрос: а кто это сможет реализовывать? Ведь очень часто за последние несколько лет импульсы, исходящие из Министерства образования, превращались в свою абсолютную противоположность. И не потому, что искажались сознательно. Просто человек продолжает работать так, как он умеет, а не так, как ему предписывают те или иные стандарты.

Ситуация с учительским корпусом страшная. Страшная не в том смысле, что туда не хочет идти молодежь – хотя молодежь действительно не хочет туда идти, средний возраст учителей повышается и тем самым сохраняются условия для постоянного воспроизводства старого символического капитала. Дело в другом: школа привыкла иметь дело с внятными, прозрачными образовательными задачами и дидактическими, выверенными материалами. Если их нет, любой благой проект проваливается с треском.

Елена Немировская:

– В 1990-е годы основная масса слушателей МШПИ была очень неброской. Но приходили и необыкновенно яркие люди – половина их хорошо известна сегодня. Сейчас нет ярких личностей, а вот средний уровень достаточно высокий: эти люди могут аргументировать, они умеют профессионально задать вопрос и, что самое для меня поразительное, они могут выслушать неприятную критику – то, что было невозможно в 1990-е. Сегодня они могут спокойно слушать неприятное, возражать и соглашаться. И я считаю, что это продвижение к зрелости.

Конечно, та форма семинаров, которая обычно используется для взрослой аудитории, не подходит для детей, тем более для учеников младших классов. Но что значит "воспитать гражданственность"? Ребенку ведь не надо говорить "иди голосовать", "система должна быть многопартийной", "необходима легализованная оппозиция". Ребенку можно прививать чувство доверия к другому человеку, развивать толерантность, рассказывать, что истина или правда, как понимает ребенок, не принадлежит только мне, она между нами. Надо помочь выйти из ощущения всеобщей подозрительности и заговора, что присуще и детству, и культуре, выйти в свободное пространство, насколько это возможно. Конечно, многое будет зависеть и от сотворчества учителя.

Но когда мы работаем с человеческим сознанием, с детским или взрослым, мы должны признать: это сложно, это творчество, это может не получиться, а если получится, то получится только для 5-6 процентов. Но эти 5-6 процентов будут двигать и культуру, и общество к более современному проживанию внутри этого общества. Потому что мы, российское общество, все-таки очень архаичны, и дело здесь не в традиции. Как раз традиция помогла бы почувствовать, куда мы должны двигаться. А поскольку все это разрушено, поскольку мало что осталась, задача в первую очередь встает перед учителем.

Как сделать, чтобы появился новый класс учителей? Я помню время, 15 лет назад, когда Джордж Сорос вложил огромные деньги – и провинциальных учителей обучали компьютерной грамотности, чтобы они могли работать с детьми. Но здесь задача еще сложнее, потому что дело не в технике, а в людях. И все же мы считаем: работать надо, насколько возможно, каждому, систематически и, как говорил Мераб Мамардашвили, "без всякой надежды на успех".

(Фрагмент программы "Классный час Свободы", которая выйдет в эфир в воскресенье, 10 апреля, в шесть часов вечера.)

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG