Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Журналист РС Андрей Шароградский – об аресте Ай Вейвэя


Художник Ай Вейвэй

Художник Ай Вейвэй

Правительства западных стран выражают обеспокоенность в связи с арестом в начале апреля пекинскими властями всемирно известного китайского художника Ай Вейвэя. Ай Вейвэй известен своей независимой гражданской позицией, поэтому официальное объяснение его задержания, предложенное Пекином, – подозрение в финансовых нарушениях – воспринято во многих странах с сомнением.

Рассказывает обозреватель РС, специалист по Китаю Андрей Шароградский:

– Известно, что Ай Вейвэя задержали в пекинском аэропорту 3 апреля, когда он собирался вылететь в Гонконг. Это во многом указывает на то, что после Гонконга Ай Вейвэй вообще мог покинуть пределы Китайской народной республики, и, возможно, потому он и был задержан в этот день. Потом о его местонахождении ничего не было известно в течение нескольких дней, и его жена обратилась в западные средства массовой информации. Только после этого китайские власти официально сообщили, что Ай Вейвэй находится под следствием по делу о неких экономических преступлениях – речь может идти о неуплате налогов или еще о каких-то финансовых нарушениях. Но, учитывая, что Ай Вейвэй ведет очень активную работу, у него есть большая мастерская (сразу после ареста Ай Вейвэя ее, в частности, обыскивали 50 офицеров полиции), возможно, у него и были какие-то иные проблемы. Такого рода фигура не задерживалась бы при таких обстоятельствах, как это произошло 3 апреля в пекинском аэропорту.
Китайская власть всегда очень и очень нервно реагирует, когда все выходит за рамки Китайской народной республики


– Ай Вейвэй известен в мире прежде всего как архитектор Олимпийского стадиона в Пекине. Это известный современный художник, а параллельно – и политический диссидент. Как китайские власти разрешают ему столь плодотворно работать на благо китайского государства? Ведь понятно, что стадион – это государственный проект?

– Ай Вейвэй – очень влиятельная фигура в нынешнем художественном мире, причем, может быть, в меньшей степени в Китае, чем во всем мире. Он много работает за рубежом, и известен в очень многих странах. Журнал "Арт Ревью" поставил его, если не ошибаюсь, на 13-е место в списке самых влиятельных фигур современного искусства. Вы упомянули очень важный проект –Олимпийский стадион "Птичье гнездо". Его строили известные швейцарские архитекторы Херцог и де Мерон, и именно они пригласили Ай Вейвэя работать над этим проектом. Инициатива шла со швейцарской стороны. Ай Вейвэй консультировал этот проект. Но известно, что Ай Вейвэй выступал потом против проведения этой Олимпиады, он даже дистанцировался от этого проекта, сказав: "Я не хочу к этому иметь отношения, я никогда не фотографируюсь на фоне этого стадиона, хотя меня об этом многократно просили". Но когда у него спросили, почему он, собственно, принял участие в этом проекте, он сказал: "Я люблю дизайн".

– Верно ли я вас понимаю, что в том случае китайские власти оказались в безвыходной ситуации: они обратились к швейцарским художникам, швейцарские художники обратились к китайскому художнику, и каким бы диссидентом он ни был, все равно деваться было некуда, поскольку автоматически получался международный скандал?

– В определенной степени – да. Китайская власть всегда очень и очень нервно реагирует, когда все выходит за рамки Китайской народной республики. Ай Вейвэй все-таки настолько влиятельная фигура, что он числился в разряде "неприкасаемых". Разумеется, идти на площадь Тяньаньмэнь и поднимать какие-то антикоммунистические лозунги ему никогда бы не позволили, но все-таки в Китае существуют фигуры, которые ведут себя достаточно вызывающе по отношению к власти. И до определенных пределов их не трогают – настолько они известны в мире.

– За ним числились какие-то яркие политические заявления, какие-то политические антигосударственные кампании?
Общественное внимание отвлечено, и, возможно, китайцы пользуются этим моментом для того, чтобы подавить диссидентство у себя в стране

– Я бы не сказал, что антигосударственные. Это, скорее, расследования разного рода коррупционных вещей или выступления против нарушений прав людей при подготовке, скажем, к Олимпиаде. Но самое яркое – это расследование, которое он предпринял после того, как при землетрясении в Сычуане в 2008 году были полностью разрушены несколько школ, в этих школах погибли дети. Шло расследование того, каким образом строились эти школы и почему они, как карточные домики, развалились при подземных толчках. И это, разумеется, вызвало крайнее негодование, потому что все это вышло, опять же, за пределы страны. В частности, Ай Вейвэй устраивал одну из своих выставок в Германии и на фасаде музея укрепил несколько сот детских рюкзаков. Это был символ погибших детей, тех, кто был погребен в этих школах. Это, разумеется, не могло не вызывать раздражение в Пекине. Он приезжал ведь и в саму Сычуань, и там его однажды жестоко избили полицейские – у него была мозговая травма, и он потом лечился в Германии.

– Зачем китайским властям сейчас потребовалось арестовывать Ай Вейвэя, фигуру, как вы сказали, относящуюся к числу "неприкасаемых", фигуру большого международного значения? Нетрудно предположить, что сейчас поднимется довольно большая международная кампания, – Европейский союз во главе с представителем по международным делам Кэтрин Эштон наверняка заявит что-то относительно этого, будут какие-то и гуманитарные акции...

– Вот это самый интересный, я бы сказал, самый важный вопрос. С тех пор, как нобелевская премия мира была присуждена китайскому диссиденту Лю Сяобо, в Китае началась, как говорят многие из тех, кто занимается этой проблемой, наиболее сильная за последние годы антидиссидентская кампания. Надо учитывать, что перед Олимпиадой 2008 года давление на диссидентов было несколько ослаблено. А сейчас пошла, судя по всему, серьезная волна, и о некоторых случаях мы, может быть, просто не знаем.

Но почему именно сейчас? Я бы это увязывал с общей международной ситуацией, в частности, с ситуацией в Ливии. Китайцы фактически пользуются, по моим представлениям, моментом, когда, скажем, на критику в свой адрес – "почему вы так поступаете с известным художником?" (который формально обвиняется именно в экономических преступлениях), они скажут: "А посмотрите, что происходит в Ливии!" Общественное внимание отвлечено, и, возможно, китайцы пользуются этим моментом для того, чтобы подавить диссидентство у себя в стране. Когда начались волнения в арабском мире, Ай Вейвэй был одним из инициаторов демонстраций в Китае с требованием перемен, но они были очень быстро разогнаны и подавлены. Его имя тоже упоминалось среди тех, кто предпринял попытку выехать в Норвегию и участвовать в церемонии вручения Нобелевской премии мира в этом году, но ему не позволили этого сделать.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG