Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Экономист Михаил Бернштам – о бюджетном кризисе в США


Проект бюджета США в бюджетном комитете Сената

Проект бюджета США в бюджетном комитете Сената

Американская администрация пытается преодолеть противоречия, поставившие под угрозу нормальное функционирование государственных учреждений. Затянувшиеся переговоры между республиканцами и демократами в Конгрессе США о параметрах бюджетных сокращений должны завершиться до конца этой рабочей недели.

Ситуацию прокомментировал известный экономист, научный сотрудник Гуверовского центр Стэнфордского университета в США, профессор Михаил Бернштам.

– Насколько экстраординарна эта ситуация с экономической точки зрения? Есть ли тут большой экономический смысл – или все-таки в основном речь идет о политических противоречиях?

– Такая же ситуация была в середине 1990-х годов, когда республиканцы выиграли на выборах и захватили руководство над конгрессом и над бюджетным комитетом, а администрация президента Клинтона сопротивлялась. Тогда были приостановлены действия правительства, и проходили только чрезвычайные мероприятия, так что ситуация была более драматическая. Но в итоге был выработан очень хороший компромисс, в результате которого не только был снижен бюджетный дефицит, но, наоборот, – получили бюджетный профицит. После этого столкновения государственные финансы находились в лучшем состоянии, чем когда-либо до того на протяжении длительного времени, и был высокий экономический рост. Так что такого рода борьба, хотя она в краткосрочной перспективе кажется какой-то неконструктивной и разрушительной, вполне может привести к выработке взаимоприемлемого компромисса, который в результате благотворно скажется на экономике.

– Можно ли назвать бюджетный дефицит хронической проблемой американской экономики?

– Сейчас можно, потому что на протяжении длительного времени расходы в значительной степени превышают доходы. Но та же ситуация возникла сейчас и в Западной Европе, где расходы даже намного больше, чем в Соединенных Штатах, – и налоговые поступления больше. В среднем в Западной Европе федеральные расходы сейчас составляют 40% валового внутреннего продукта, в США – 24%. Но проблема в том, что налогов все равно собирается меньше, и возникает борьба за бюджетный дефицит.

В чем сейчас столкновение? Республиканцы предлагают, что расходы будут расти примерно на 2% в год, что совпадает с темпами экономического роста. Это означает, что бюджетный дефицит будет сохраняться таким же, как сейчас, а может быть и ниже. А администрация президента Обамы предлагает рост расходов на 5% в год, что выше, чем возможный экономический рост, и это означает, что бюджетный дефицит будет расширяться. Соответственно, как цитируют республиканцы исследование независимых беспартийных аналитиков Конгресса, государственный долг может превысить 500% валового внутреннего продукта, и тогда экономика рухнет. Эти маленькие проценты просто
Самое лучшее – это когда разные партии управляют различными ветвями государственной власти. Тогда возникает более ответственная политика, потому что она одновременно отражает интересы избирателей
добавляются, если бюджетный дефицит каждый год растет – добавляется долг, добавляются проценты по обслуживанию долга, и это все становится непосильным. И тогда придется либо очень резко поднимать налоги, либо урезать самые необходимые расходы, скажем, на медицинское обслуживание престарелых, урезать пенсии.

– А почему в Америке все меньше и меньше собирают налогов? С чем это связано? Неужели с низкой налоговой дисциплиной?

– Нет. Налогов сейчас собирают больше. Но исторически федеральное правительство, независимо от того, поднимало или опускало оно налоги, в целом собирало 18% валового внутреннего продукта, начиная с 1946 года по 2009 год в среднем. То есть это все колебалось между 15 и 21%, но 18% – был стандарт. Когда налоги поднимались, богатые люди убегали в какие-то оффшорные зоны, потому что 40% налогов собирается с небольшого числа людей с высоким доходом. Поэтому налоги все время отставали от расходов за исключением второй половины 1990-х годов. Но до тех пор, пока был экономический рост, и не было рецессии, проблема решалась тем, что дефицит бюджета покрывался путем продажи государственных облигаций, Китай покупал эти государственные облигации, все было прекрасно.

Но дальше возникла глубокая рецессия, которую никто не предполагал. Сравнимо это с ядерной АЭС в Японии: она была рассчитана на землетрясение 7 баллов, а 9 баллов не выдержала. Рецессия была рассчитана на короткое время и, скажем, до падения 2% внутреннего валового продукта. Когда она оказалась длинной и пятипроцентной, все рухнуло. И вдруг оказалось, что в 2011 году бюджетный дефицит беспрецедентный – 11% валового внутреннего продукта. Если увеличить налоги, люди будут убегать от налогов. Налоговая дисциплина держится примерно на уровне того, что можно собирать. Федеральное правительство реально может собирать не более 20% валового внутреннего продукта. Поэтому сейчас спор идет именно о расходах. Если удастся урезать расходы, значит, можно снизить дефицит – и все будет в порядке. Если не удастся, то никаким подъемом налогов проблемы не решить.

– Понятно, что такого рода проблемы возникают отчасти из-за чрезвычайных экономических обстоятельств. Однако вы упомянули о том, что в предыдущий раз Соединенные Штаты решали схожую проблему в середине 1990-х годов. И тогда, и сейчас у власти демократы. Означает ли это, может быть, что демократы не проводят столь разумной политики, как республиканцы, потому страна и сталкивается с такими проблемами?

– Опыт показывает, что самое лучшее (во всяком случае, в условиях Соединенных Штатов, в условиях не чисто демократической, а республиканской системы разделения властей, где исполнительная и законодательная власть могут принадлежать разным партиям) – это когда разные партии управляют различными ветвями государственной власти. То есть если, скажем, президент – демократ, а конгрессом управляют республиканцы, либо наоборот, президент – республиканец, а в конгрессе управляют демократы. Тогда возникает более ответственная политика, потому что она одновременно отражает интересы избирателей и вместе с тем идет борьба за те или иные статьи расходов. Когда ветвями власти управляет одна партия, опыт показал, что, независимо от того – республиканцы это или демократы – расходы увеличиваются, потому что те социальные группы и группы заинтересованных избирателей, которые стоят за той или иной партией, проталкивают очень большие расходы. Поэтому разделение властей – лучше.

Этот и другие важные материалы итогового выпуска программы "Время Свободы" читайте на странице "Подводим итоги с Андреем Шарым"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG