Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Нужна ли народу Партия народной свободы


Владимир Рыжков

Владимир Рыжков

Анна Качкаева: Мы сегодня будем говорить на тему вроде бы привычную, но все равно, судя по вашим реакциям, не до конца продуманную и проговоренную. Нужна ли народу Партия народной свободы? Как и кто сегодня выражает спрос на протест? И действительно ли этот протест услышат, и он как-то будет во что-то трансформирован или обличен в некое политическое поле, новое? Об этом мы сегодня поговорим.

В студии – один из сопредседателей Партии народной свободы, историк Владимир Рыжков.

Когда вы, видимо, были в регионах, ваши коллеги проводили здесь международную конференцию…

Владимир Рыжков: Я тоже здесь должен был быть, у меня было приглашение, но для меня было важнее быть в Кирове в эти выходные.

Анна Качкаева: Да. И вот там были иностранные парламентарии, и, как я поняла, в общем, у одного из участников коалиции, у господина Лимонова, было мрачное настроение, и он говорил, что если партия не будет зарегистрирована, как можно требовать справедливых выборов. На этом круглом столе, собственно, шла речь о справедливых выборах.

Владимир Рыжков: Да, так и есть.

Анна Качкаева: Но тогда, если даже в ваших рядах нет уверенности, что партия будет зарегистрирована, то зачем это все?

Владимир Рыжков: Дело в том, что на сегодняшний день, после принятия нового закона о партиях, в России было ликвидировано более 30 партий политических, и было 6 безуспешных попыток зарегистрировать новую партию, в том числе дважды делал такую попытку Эдуард Лимонов с "Другой Россией". И как раз это демонстрирует, что в России авторитарный режим. Дальше можно спорить, мягкий или жесткий… Там в зависимости от того, кого сколько били дубинкой, тот и решает, мягкий он или жесткий. Я вот сегодня встречался с Иреком Муртазиным, который 431 день провел в колонии за критику президента Шаймиева, и наверное, в его представлении этот режим - жесткий. А в чьих-то представлениях – мягкий. Но, тем не менее, у нас, граждан России, есть право создавать политические партии, и у нас есть конституционное право быть кандидатами на выборах и голосовать. И никто у нас эти конституционные права не вправе отнять, ни Путин, ни Сурков, ни Павловский, ни Якеменко.

Поэтому мы, осознавая, что очень многие тысячи, сотни тысяч, может быть, наших сторонников требуют от нас участия в выборах, мы не могли уклониться от этого вызова. И летом прошлого года мы приняли решение о создании коалиции сначала – "За Россию без произвола и коррупции". В эту коалицию вошли четыре организации: моя Республиканская партия России, это Народно-демократический союз Михаила Касьянова, "Солидарность" Бориса Немцова, и, кстати, еще один сопредседатель Гарри Каспаров тоже голосовал за создание партии, и молодое движение "Демвыбор" Владимира Милова. И потом, так как у нас законодательство единороссовское, путинское не позволяет участвовать в выборах ни движениям, ни коалициям, а только партиям, мы приняли решение о создании коалиционной партии, которую мы назвали так же, как назвались кадеты 100 лет назад, если уж говорить об истории, - Партия народной свободы.

И сегодня мы проделываем гигантскую работу организационную по созданию этой партии. Потому что закон, конечно, абсолютно дикий, абсурдный, шизофренический. Нужно собрать 45 тысяч заявлений не менее чем в 42 регионах страны, провести очень затратные по силам, усилиям собрания в регионах, по 230-240 человек, найти для этого залы, обеспечить явку и так далее. Тем не менее, мы сейчас уже довольно близки к завершению этой работы, у нас на сегодня прошло 38 региональных собраний. И у нас по грубому счету, потому что цифры меняются каждый день, сейчас 32-33 тысячи членов партии по всей страны. И до конца месяца мы эту работу завершим и подадим документы в Минюст для регистрации. Одновременно с этим мы принимаем меры для регистрации партии.

Помимо юридических и организационных действий, мы проводим активную политическую работу. Мы выпустили доклад "Путин. Коррупция", потому что коррупция – это первый пункт нашей программы. Мы сейчас ведем сбор средств на издание массового тиража доклада "Путин. Коррупция" на "Яндекс-Деньги", и на сегодня мы собрали порядка 800 тысяч рублей. Когда у нас сумма достигнет миллиона рублей, мы объявим конкурс и быстро напечатаем в той типографии, которая даст наиболее выгодные условия, массовый тираж. Мы 16 апреля проводим акцию в час дня, на Болотной площади в Москве, в поддержку свободных выборов, регистрации нашей партии, в поддержку нашей программы. И одновременно мы примерно в 30 регионах 16-го числа проводим акции по всей стране под теми же самыми лозунгами. Уже с октября месяца Левада-Центр поставил нас в опросы общественного мнения, и с октября месяца Партия народной свободы вошла в пятерку самых популярных партий страны. Мы уступаем только четырем думским партиям. Но надо сказать, что они имеют телевидение, они имеют госфинансирование, господдержку, а мы ничего этого не имеем. У нас даже нет пока еще регистрации, тем не менее, мы на пятом месте в стране с тенденцией к росту.

И вот этот семинар с Советом Европы и с Европарламентом, он тоже направлен на регистрацию нашей партии, потому что мы стремимся объяснить и гражданам России, и тем международным структурам, где мы являемся членами, а это Совет Европы и ОБСЕ, мы там несем определенные юридические обязательства перед этими организациями, мы там пытаемся объяснить, что свободные выборы – это не просто честные выборы между "Справедливой Россией" и ЛДПР, а неотъемлемая часть свободных выборов – это доступ оппозиции к самим выборам. Потому что какой смысл обсуждать, честные выборы или нет, если оппозицию вообще к ним пока не допускают?

Поэтому мы выполним все эти идиотские требования закона… Почему я, например, с января месяца не был ни одни выходные в Москве, включая последние? Даже сюда, в студию, пришел с чемоданом. Потому что мы реально строим партию. Я был в Перми, дважды в Петербурге, в Ленинградской области и так далее. И мы будем требовать регистрации нашей партии. И отказ в регистрации нам и другим оппозиционным партиям вынудит нас и другие партии оппозиционные не признавать думские выборы, призывать граждан к бойкоту, призывать граждан либо не ходить на выборы, либо идти и портить бюллетени, выходить на уличные акции протеста и так далее. Мы обязаны добиться регистрации, и не только нашей Партии народной свободы, но всех политических партий, которые стремятся к участию в выборах. Это наше общее право, и здесь мы себя не разделяем ни от Эдуарда Лимонова, ни от Михаила Делягина, которому уже отказали, ни "Рот-Фронта", какая-то "Деловая Россия", не важно кто. Да, может быть, мы более известны, более активны в регионах, но граждане России, по Конституции, статья 13-я и статья 3-я, имеют право на участие в выборах. Сегодня это право де-факто отменено правящим режимом в стране. Поэтому созданием партии мы добиваемся реализации своего конституционного права. Если хотите, создание Партии народной свободы – это такая же стратегия, как "Стратегия 31". "Стратегия 31" направлена на защиту право мирно собираться, без оружия, гражданам там, где они хотят, а стратегия Партии народного свободы направлена на то, чтобы гарантировать гражданам России право участия в выборах, право голосовать за тех, кого они поддерживают.

Вот я в Кирове выступал во Дворце молодежи…

Анна Качкаева: И сколько там было народу?

Владимир Рыжков: Там было около 130 человек. Это большая аудитория для Кирова. В Кирове шел проливной дождь, было очень низкое давление, таял снег, везде все было по колено в грязи, и люди в выходной день пришли.

Анна Качкаева: Значит, в каждом городе, где вы с января бываете, не больше 130 человек?

Владимир Рыжков: По-разному. В Питере, например, мы проводили собрание в "Англетере", в большом зале, и люди сидели на ступеньках и стояли вдоль стен. Много очень людей был в Сыктывкаре, много людей было в Тамбове, много людей было в Буденновске. Вот знаменитый Буденновск, который захватывал Басаев в июне 1995 года, мы там проводил собрание, и там было несколько сотен человек. Приходит много людей, пишут заявления в партию, реально. Больше 30 тысяч человек по всей стране написали уже заявления.

Анна Качкаева: А кто эти люди?

Владимир Рыжков: Вот это интересный вопрос. Очень много малого и среднего бизнеса, который говорит: все достало, коррупция достала, монополисты достали, проверки достали, рейдеры достали, работать невозможно. Интеллигенция, безусловно. Особенно это было заметно позавчера в Кирове. И очень было много интеллигенции, творческой, научной, преподавательской интеллигенции, например, в Сыктывкаре, на нашем собрании, которое мы проводили в Музыкальном драматическом национальном театре Коми. Много очень молодежи, студенческой молодежи. Большинство, по-моему, студенческой молодежи на сегодня аполитично, но есть меньшинство, которое очень политизировано, и вот это меньшинство политизированное, оно выступает за перемены в стране, и оно активно участвует в создании партии. Много, кстати, пенсионеров.

Например, в Тамбове своя специфика, там такая бизнес-схема, что губернатор Олег Иванович Бетин уже с маленькими перерывами 15 лет у власти находится, у него подрос сын, ему сейчас 31 год, и сын, естественно, как и папа, видный член "Единой России", депутат Городского собрания города Тамбова, заместитель председателя, и одновременно ему принадлежит крупнейшая управляющая компания в сфере ЖКХ, обслуживающая 700 многоквартирных домов, одновременно ему принадлежит крупная строительная компания, которая получает хорошие участки в черте города Тамбова и строит коммерческое жилье, и все это на фоне низких доходов населения, очень высоких тарифов на ЖКХ, очень плохого состояния жилищного фонда. Народ там просто дико озлоблен. 13 марта в Тамбове состоялись, как в ряде регионов, выборы. Реально в городе "Единая Россия" получила 20-30 процентов, а официальный результат – 65 процентов. Поэтому там такой котел ненависти, недовольства, озлобления, раздражения, что где-то ползала было пенсионеров, которые, по моему ощущению, готовы идти и за Партию народной свободы, и за какую угодно партию, лишь бы она к ногтю пригнобила этих всех жуликов и коррупционеров, навела порядок в городе, в области, в стране и так далее.

Поэтому самые разные люди, но прежде всего вот мы думаем так, и мы ощущаем, по встречам и так далее, что это малый и средний бизнес, интеллигенция, активная молодежь и активная часть старшего поколения, в основном проживающая в крупных и средних городах. Вот это основной контингент, который мы сегодня видим в Партии народной свободы.

Анна Качкаева: Но вы уверены, что это вот все-таки не очевидный спрос на протест. Вы же понимаете, как историк, когда вот так набухает, в программах не разбираются, чуть предложений не важна. Просто есть спрос на протест, люди хотят все изменить.

Владимир Рыжков: На прошлой неделе, если не ошибаюсь, вышел очень интересный доклад, написанный Михаилом Дмитриевым и Сергеем Белановским о нарастающем политическом кризисе. Вот я это ощущаю абсолютно отчетливо. Я с января посетил 10 регионов, причем я не езжу по такой российской глубинке – Тула, Тамбов, Киров и так далее, и я вижу огромный перелом в общественном сознании. "Единая Россия" катастрофически теряет поддержку. В городах, мы можем сказать, ее уже нет, в городах она уже рухнула. Как говорит Дмитрий Орешкин, "Единая Россия" стала партией "медвежьих углов", то есть они еще подсобирают вот эти свои проценты в сельской местности, в маленьких городках, в райцентрах, где труднее контролировать, и где проще фальсифицировать и загонять людей. Города они уже потеряли. Протест перетекает, но вопрос – куда. Растут коммунисты. Вот когда сегодня Ирек Муртазин пришел, мы с ним разговаривали, мы звонили в Казань его приятелю, и там интересная история. Там часть моих бывших "республиканцев" в этой безысходной ситуации, когда ни одна демократическая партия нормально не зарегистрирована и не прорывается, часть из них просто пошла в КПРФ. Молодые, энергичные люди. Не потому что КПРФ близка им там своим восхвалением Сталина или своими призывами все национализировать и поделить, а просто так как она представляет некую легальную альтернативу, через которую можно идти против "Единой России", они туда записались, довольно большая группа людей.

Анна Качкаева: Ну, тоже какая-то шизофрения, мировоззренческая просто.

Владимир Рыжков: Еще раз повторяю, другой страны у нас пока нет, и других писателей у нас пока нет. Поэтому протест уходит коммунистам, протест уходит "Справедливой России", протест уходит ЛДПР. И уже в ряде регионов, особенно в крупных городах, они набирают больше в совокупности, чем "Единая Россия". Что касается Партии народной свободы, у нас есть все-таки свой идейный избиратель, который приходит осознанно. И я думаю, что в нашей партии большинство именно такие. Это люди либерально мыслящие, демократически настроенные, которым на самом деле важна программа.

Вот я приведу пример. В Кирове один адвокат пришел в партию и сказал, что для него очень важна наша тема - публичный контроль над силовыми структурами, спецслужбами, прокуратурой и тема выборности судей и их подотчетности региональным парламентам. То есть вот он осознанно пришел на эту тему, потому что он работает как адвокат, и для него эта тема важна. Вот у нас так получится, что мы четыре организации, и каждая имеет в зоне ответственности какую-то группу регионов. Вот я работаю с 20 регионами, у меня очень много бизнеса, например, в Хабаровске, в Ленинградской области, в Перми, в Туле. Просто бизнес, 30-40-летние люди, бизнесмены, и они явно идут по идейным причинам. Потому что им программа Партии народной свободы - дерегулирование, демонополизация, поощрение конкуренции, равный доступ к госзаказам, система борьбы с коррупцией - им это как раз очень понятно, на их языке, им это близко, и они хотят, чтобы это было реализовано. Поэтому протест шире, чем наша партия. Протест поднимает сегодня все партии и опускает "Единую Россию". В рамках этого прилива, который сегодня есть, у нашей партии есть свой звук, есть своя песня, есть свой голос. И мы стараемся не косить всех подряд, а стараемся находить тех людей, которые разделяют нашу программу. Еще раз повторю, это образованные городские слои, это вовсе не средний и малый бизнес, как часто раньше СПС себя позиционировал, это гораздо шире. Это журналисты, это люди с образованием, это часть бюджетников значительная. Например, в Тамбове наш лидер - профессор местного университета, тамбовского, Николай Иванович Воробьев, он когда-то в 90-е годы возглавлял областную избирательную комиссию. И он просто возмущен теми масштабными фальсификациями, которые в Тамбове. Вот он профессор, он председатель нашей региональной организации. А, например, в Сыктывкаре, где я тоже был на собрании, у нас там несколько сопредседателей, и один из них - Леонид Зильберг, он владелец информационного сайта "7х7", который освещает события на северо-западе России, у него тоже свой небольшой бизнес, и он типичный представитель. Он одновременно журналист, интеллигент, интеллектуал и бизнесмен. Вот он очень типично выражает вот эти городские образованные слои, которые нуждаются в политическом представительстве сегодня.

Анна Качкаева: Это понятно, но рядом с ними - другие бизнесмены, связанные с административным ресурсом. Как вам кажется, появляются ли люди, которые присматриваются, чтобы перескочить, что называется, вовремя?

Владимир Рыжков: Очень много! Вообще, сейчас заерзала вся эта вертикаль, заметалась.

Анна Качкаева: Мы видим, потому что "Единая Россия" сейчас рассталась с Затулиным, Чесноков ушел, сейчас доклад ИНСОРа эксперты, которые все констатируют, что лодка тонет, их начинают обвинять в экстремизме, что само по себе, конечно, удивительно. Это что, в суд подавать на доклад? Ну, в общем, на ваши доклады тоже подавали в суд, бог с ним. Но когда начинается это беготня, начинаешь видеть таких людей.

Владимир Рыжков: Начались шатания и разброд. У нас очень интересная картина по регионам. Все понимают, что Партия народной свободы, которая очень четко акцентируется на демократических, либеральных ценностях, очень простая и ясная программа, у нее хорошая перспектива. И даже был такой случай, из Дальневосточного региона позвонил такой человек, депутат областного парламента, который нынче числится в "Справедливой России", и говорит: "Ребята, вы только зарегистрируйтесь, и я со всем своим ресурсом уйдут оттуда, приду к вам и буду помогать". То есть интерес к партии есть, есть вера в то, что у партии есть перспектива. И вот эта эрозия путинской семипартийной системы, которую мы сейчас наблюдаем, потемкинская, она совершенно очевидна в регионах. И самое главное, вот что происходит: сегодня реальная явка на выборах уже менее 50 процентов по стране, и это означает, что половина избирателей не видят в том ассортименте партий, которые есть, своего представительства. Поэтому и нужна новая партия, поэтому и нужно обновление этого меню партийной системы, потому что иначе явка будет еще ниже.

Анна Качкаева: Ну, хорошо, допустим, вам удалось зарегистрировать партию. Хотя, честно вам скажу, я мало в это верю.

Владимир Рыжков: А мы в себя верим!

Анна Качкаева: Окей, это замечательно. Но вот произошло, вы поверили, наше разочарование преодолели, зарегистрировали. Дальше вам нужен лидер.

Владимир Рыжков: Вопрос решен.

Анна Качкаева: Вы между собой решите?

Владимир Рыжков: Нет, не между собой. У нас принято решение о том, что мы пока еще не знаем, когда, у нас был вариант - либо в июне, либо ближе к осени, мы делаем большой съезд, 500 человек: каждая организация приводит по 100 человек своих сторонников, плюс мы зовем 100 свежих голов, типа Анны Качкаевой, Михаила Соколова, Людмилы Михайловны Алексеевой... И каждая организация выдвинет одного кандидата, и потом будет тайное голосование, и кто-то в первом или во втором туре, я не знаю, из четырех или пяти наших кандидатов станет кандидатом в президенты. Мы уже приняли решение, мы его подписали, что кто бы из нас ни был избран, он будет поддержан всеми остальными. То есть у нас нет проблемы лидерства. Вот это впервые, кстати говоря, когда мы этот вопрос вообще считает десятистепенным. Для нас гораздо более важный вопрос - это то, что мы вместе, что у нас есть программа, что мы работаем в регионах, что мы создали политическую партию, и что у нас будет единый кандидат в президенты, а кто - какая разница. И еще важная вещь, о которой мы "на берегу" договорились, это то, что любой из нас, кто будет избран тайным голосованием вот этим конгрессом демократическим, подпишется под программой партии. Чтобы не получилось, как с Борисом Николаевичем, которого многие упрекали в том, что во второй свой президентский срок он во многом изменил тем лозунгам и тем ценностями, с которыми он пришел в 1990-91 годах. Вот чтобы этого не случилось, любой из нас, кто станет кандидатом, подпишется и публичной возьмет на себя обязательство выполнять единую программу, которую мы примем не съезде.

Анна Качкаева: Ясно, что вы уже все подписали, и это партийная дисциплина...

Владимир Рыжков: Не просто подписали, а мы решили внутри себя.

Анна Качкаева: А вот, скажем, как вам кажется, если получится, сколько каждый из вас может набрать голосов, если вас выставить против возможных нынешних кандидатов в президенты?

Владимир Рыжков: Я бы разделил здесь тему партии и тему единого кандидата.

Анна Качкаева: Я сейчас не про партию.

Владимир Рыжков: Мы делали очень глубокое исследование в декабре 2009 года. Выборка была - 2 тысячи, всероссийская, погрешность - максимум 2 процента. Мы выявили ту часть общества, которая уверенно, твердо и осознанно разделяет европейские демократические ценности (политическая конкуренция, права человека, прозрачность власти и так далее), - от 9 до 15 процентов граждан России. То есть это потенциал для партии. Но это сильный потенциал, потому что при явке, допустим, 60-65 процентов, если удастся консолидировать всю эту часть, это может быть вторая-третья сила в стране. Это достаточно сильная фракция. Что касается президентского кандидата, здесь можно поставить вопрос так. Во-первых, многое зависит от личности, кто это будет. Потому что все-таки президентские выборы отличаются тем, что там личность окрашивает. Партия - это все-таки коалиция, четыре лидера, программа, там понятно.

А в случае с президентскими выборами каждый из нас - разный, и это будут разные кампании, и это будет разное восприятие. Мне трудно сказать. Во-вторых, очень трудно сейчас прогнозировать, каким будет общество в марте будущего года. Вот мне кажется, и Белановский с Дмитриевым пишут, что обвал легитимности, авторитета власти идет очень быстро, и может так получиться, что в марте будущего года на фоне резкого очередного повышения цен, тарифов, депрессии в экономике и прочих неудач протест будет очень сильный. И в этом случае я не знаю, какая личность сможет сконцентрировать его на себе. Может, это будет коммунист, а может, это будет кто-то из нас. Поэтому трудно загадывать.

Почему важен для страны наш кандидат на президентских выборах? Можно вопрос поставить так: выиграет он или не выиграет? И это можно обсуждать. Но это важно по другой, в том числе, причине. Дело в том, что на прошлых выборах не было нашего кандидата, и наш повестка дня не звучала. Ведь президентские выборы - это не только выборы личности, которая заедет в Кремль на мигалке и будет там всех расставлять. Президентские выборы - это формирование повестки дня на несколько лет вперед. И если вот эта часть общества - 10-15 процентов, - наиболее образованная, наиболее технически и специально подготовленная, наиболее информированная о ситуации в России и в мире, не будет говорить своим голосом на этих президентских выборах, через нашего кандидата, то этой повестки дня не будет, а значит, не будет повестки дня развития. Почему сейчас идет такая борьба вокруг ИНСОРа? Почему такая борьба идет вокруг повестки-2029? Потому что эта часть общества пытается говорить, если нет политической силы, хотя бы на уровне докладов о проблемах страны. Почему бежит капитал, почему такая коррупция, почему нет экономического роста, почему идет вымирание страны? Так вот, наш кандидат важен не только и не столько для победы, наш кандидат важен для формирования правильной повестки дня страны. Потому что если будет опять бороться единоросс с коммунистом, мы можем уже заранее представить себе, какая будет повестка дня этих выборов.

Анна Качкаева: Понимаете, для выборов президентских особенно важен персонаж. Все ваши лица, не обижайтесь, чуть-чуть подыстерты для молодых, кто впервые придет на выборы.

Владимир Рыжков: Но Путин тоже не свежачок уже, мягко говоря.

Анна Качкаева: Я говорю о совершенно конкретном персонаже. Вот вопрос Навального, если вы будете понимать, что его ресурс как персонажа дорастет, вы его позовете?

Владимир Рыжков: Мы звали его уже. Понимаете, есть такая тема - Навальный, Шевчук. Но если люди сами говорят: "Мы не политики", - что их пихать-то под задницу? Вы спросите его, он говорит: "Я не политик, я занимаюсь общественной работой". И чего? Если человек хочет, мы ему говорили: "Алексей, приходи в коалицию и участвуй". Он говорит: "Да я не хочу политикой заниматься". Делает человек хорошее дело. Мы сейчас такое же хорошее дело делаем с докладом "Путин. Коррупция", точно так же собираем деньги, будем делать тираж. Еще раз повторяю, не надо абсолютизировать... Вот есть некий миф, что нужен такой, знаете, свежий блондин с голубыми глазами, на белом коне, желательно 2 метра, желательно волейболист, а еще чтобы танцевал мазурку, а еще чтобы разбирался в Шопене...

Анна Качкаева: Потому что устаем от лиц!

Владимир Рыжков: Да только нет этого нигде в мире.

Анна Качкаева: Подождите, Обама вообще поменял картину!

Владимир Рыжков: Обама тоже не с неба упал. Обама был сенатор, Обама избирался в штате Чикаго, в Иллинойсе, он рассказывал, что сидел много лет на задней скамье, и только потом он вышел на первую скамью... Вы поймите, люди на президентских выборах делают рациональный выбор и эмоциональный выбор из того набора, который у них есть.

Анна Качкаева: В отсутствии нормальной политической системы люди делают эмоциональный выбор, часто "на новенького". Вы знаете, вы давно в политике. От Лебедя до...

Владимир Рыжков: Да кто же спорит? Я только "за". Но реальность такова, что выдвинуть кандидата в президенты может только сила, и эта сила... У нас кандидата в президенты без подписей могут выдвинуть четыре думские фракции. А если мы будем выдвигать, не будучи думской фракцией, - 2 миллиона подписей за два месяца в 50 регионах по 50 тысяч. Это гигантская машина! Я задаю риторический вопрос: кто в состоянии сегодня в стране провести эту работу? Отвечаю: мы в состоянии! Мы сейчас создаем структуру, которая в состоянии эту задачу решить. Кто еще? Поэтому очень важно, чтобы наша партия, наша коалиция выдвинула этого кандидата. Кому-то покажется, что он недостаточно хорош, кому-то покажется, что он не в полной мере свеж, но люди будут сравнивать между Путиным, Зюгановым, Жириновским и нашим кандидатом. И я не исключаю, Аня, что наш кандидат будет смотреться очень даже неплохо на этом не очень свежем фоне, скажу так.

Анна Качкаева: А как вы думаете, вы упорно говорите "Путин". То есть у вас нет сомнений, что Путин - следующий персонаж.

Владимир Рыжков: У меня не было сомнений год, два, три, и я по-прежнему стою на своем, что Владимир Владимирович не для того назначал нам Дмитрия Анатольевича, а Дмитрий Анатольевич не для того нам менял конституцию с 4 до 6 лет, и Владимир Владимирович не для того ехал на желтенькой машинке по Дальнему Востоку, чтобы отойти на покой и выращивать капусту, как известный римский император. Полагаю, что все это было не зря и неслучайно, и я по-прежнему полагаю, что нашим основным соперником на этих выборах будет все тот же персонаж.

Анна Качкаева: Послушаем Федора из Петербурга.

Слушатель: Здравствуйте! А каким образом Партия народной свободы будет двигать себя, если у нее нет каналов информации, которые охватывали бы всю Россию или большую ее часть? И еще, к текущей политике. Всех волнует объективность расследования по смоленской трагедии, у многих возникает вопрос, насколько объективное расследование было проведено. И второе, вот сейчас идет огромная пропаганда полета Гагарина, но ничего не говорится о том, что этот колоссальный прорыв был достигнут трудом миллионов заключенных ГУЛАГа, простых людей.

Владимир Рыжков: По смоленской трагедии очень простой ответ, системный ответ нашей партии. Все должно быть открыто. Вот все, что только может быть: переговоры диспетчеров, погода, направление ветра, был или не был туман. Не должно быть ни одного документа, записи, технического свидетельства, которое скрыто как от нас, так и от поляков. Тогда исчезнут все сомнения, эксперты рассмотрят под всеми возможными углами и придут к консенсусу. Пока мы что-то скрываем, будут подозрения, что мы скрываем не напрасно.

По поводу космонавтики. Сегодня, мягко говоря, у режима достижений немного. Вот Петербург я по партийным делам посещал в этом году уже трижды, и это мрак! Когда я там был в январе, мне казалось, что я хожу по блокадному Петербургу, разница была только в том, что блокадный Петербург мы знаем только по черно-белым снимкам, а матвиенковский Петербург мы знаем по цветным. А вот сами декорации, как говорится, те же самые. Поэтому достижений нет, а хочется на что-то опираться, хочется, чтобы народ поддерживал власть. И поэтому у нас сейчас два главных мифа - это миф о Великой Победе... Я вот недавно был в Сыктывкаре, там везде, прямо в центре города: "Единая Россия" поздравляет с Великой Победой!" Минуточку, а какое отношение имеет "Единая Россия" к Великой Победе? По-моему, не очень большое отношение. Но, тем не менее, она присваивает себе этот образ Великой Победы, георгиевские ленточки и так далее. И то же самое - космос.

Анна Качкаева: С космосом - даже мир признал и делает теперь международный праздник.

Владимир Рыжков: Да. Но какое отношение сегодняшняя власть, которая отстает в развитии космоса вместе со всей Россией от тех же американцев, от того же Европейского космического агентства, даже от китайцев мы уже начинаем по ряду позиций отставать, какое отношение нынешняя власть к этому имеет? Мне кажется, что здесь просто попытка на популярной теме как бы там подфорсировать собственную популярность, нынешней власти прилепиться к любому образу того же Юрия Алексеевича Гагарина и сыграть на эту пропаганду. Что касается того, что Федор говорил относительно того, какой ценой был завоеван космос...

Анна Качкаева: Нет, по телевизору все-таки об этом говорят.

Владимир Рыжков: Гонка-то была с американцами чуть ли не месяц в месяц, но американцы это сделали в свободной стране, демократической, а Советский Союз это сделал неимоверным напряжением сил. И ГУЛАГи, и шарашки, и Королев, которого чуть не убили в ГУЛАГе, - это все известно. И как раз человек в космосе - это был просто побочный продукт гонки вооружений, побочный продукт создания баллистической ракеты, которая была способна донести ядерные боеголовки.

Анна Качкаева: Да, и сейчас открываются многие подробности.

Владимир Рыжков: И вопрос Федора о том, что мы закрыты для телеэфира и так далее. Это чистая правда, но все равно Россия - открытая страна, и есть интернет. По разным оценкам, 40-45 процентов населения уже в интернете. И как раз наш сторонник, наш член партии, наш избиратель - это тот, кто уже давно в интернете. И вот мне кажется, что последние события с ЖЖ и с сайтом "Новой газеты", вот эта странная полемика про "Скайп", "Хотмейл" и "Джимейл", это как раз показывает, что власть поняла, что интернет стал фактором, если не равновеликим с телевидением, но сопоставимым с телевидением.

Анна Качкаева: Ну, еще не сопоставимым, но...

Владимир Рыжков: Особенно среди молодежи, среди городских образованных слоев это уже очень важный фактор. И то, что сейчас происходит с ЖЖ и другими ресурсами, я называю полевыми ученьями ФСБ перед декабрьскими и мартовскими выборами. Они отрабатывают технологии. Ведь была же информация, когда была атака на сайт "Новой газеты", что это был вирус, специально изготовленный против сайта "Новой газеты". То есть это не какой-то там "Троян", который бомбит все, а этот вирус был для "Новой газеты" предназначен. Значит, есть люди, которые изготовили его, есть технические средства, которые атаковали именно сайт "Новой газеты".

Анна Качкаева: Ну, иллюзий ни у кого нет, все спецслужбы во всем мире по разным причинам вполне себе готовы это сделать.

Владимир Рыжков: Но я что-то не слышал, чтобы ЦРУ атаковала американский ЖЖ. И я могу себе представить, что было бы с ЦРУ или ФБР, если бы они хотя бы попробовали на три минутки что-то там обрушить. Их бы обрушили так, что я подозреваю, что самих этих структур не осталось бы!

Анна Качкаева: Игорь вас спрашивает: "Когда приедете в Волгоград?"

Владимир Рыжков: Не мой регион.

Анна Качкаева: "Будет ли создано отделение партии в Калининградской области? И с кем там связаться? Владимир из Краснознаменска".

Владимир Рыжков: Да, конечно, оно уже почти на выходе. Не мой регион, поэтому сходу не могу ответить. Есть сайт "Рыжков.ру", там есть список всех координаторов по всем регионам. Есть сайт "Свобода народа.рф", там есть списки, телефоны, электронная почта, там все это можно найти.

Анна Качкаева: Алла Павловна пишет: "Вы молодцы, дай вам бог здоровья и сил. Ваше отношение к "Яблоку" и к "Правому делу"?"

Владимир Рыжков: Они нас поливают грязью просто ушатами. Вот последние были статьи Митрохина - вот просто смешивают нас с дерьмом. Конечно, горько все это читать, тем более что со многими из них я дружил и дружу, и это мои товарищи. Они почему-то думают, что надо с нами воевать. Мы им говорим: ребята, может, с Кремлем повоюем вместе? Но они как-то основную энергию против нас направляют. Если серьезно говорить, мы не реагируем на эти грязные статьи, потому что опять это все превратится в склоку между демократами, и ни нам толку не будет, ни им. Поэтому как бы нас обливают - мы обтерлись и пошли дальше. Но в принципе, я выскажу свое мнение, и думаю, что и сторонники "Яблока", и члены партии меня слушают, - я вообще считаю это ошибочной стратегией "Яблока". Потому что мы же им предлагали объединяться, он могли бы быть пятой структурой коалиции. Более того, нам не нужно было бы тогда всю эту мучительную работу проделывать по проведению собраний в регионах, по регистрации, потому что вот есть зарегистрированная партия. Мы могли бы привести великолепный актив, который сегодня в регионах, великолепный просто актив! Я вот сам езжу и вижу, какие это замечательные люди, активные, порядочные, патриотичные. И мы бы уже сегодня, я думаю, были не пятой партией, если бы мы объединились, и мы были бы второй-третьей по популярности. Но "Яблоко" почему-то предпочитает держаться за вот эту свою регистрацию и изыскивать в нас недостатки. У нас столько недостатков! Почитаешь "Яблоко" и думаешь: господи, в какой я ужасной компании нахожусь! Их был таланты, да против "Единой России"! Они, как Босх, так могут изобразить нас, что такие уроды получаются! Ну, если уж сравнивать нас с "партией жуликов и воров", может быть, все-таки туда направить полемические стрелы? Поэтому, к огромному сожалению, "Яблоко" продолжает держаться само по себе, ни с кем не объединяться, ни с кем не работать вместе. Мне кажется, что это самоубийственная стратегия для политической партии. Мне кажется, что если так дальше пойдет, у них опять не будет никаких шансов на думских выборах, они опять получат свой 1 процент и будут еще пять лет ждать чего-то. Чего ждать, когда уже сейчас была возможность что-то делать вместе? Я очень сожалею об этом.

Анна Качкаева: Александр пишет: "Все возвращается на круги своя. Помнится, рыжковские "республиканцы" образовались из группы горбачевцев, 20 лет драли глотку за капитализм, а теперь вот снова вступают в классово чуждый союз с КПРФ. Логично, учитывая, что сын председателя Зюганова тоже занят бизнесом, а не борьбой за счастье трудового народа".

Владимир Рыжков: Мы, вообще-то, дерем глотку против коррупции и за демократию. А капитализм - это просто экономическая система. У нас не это главное. У нас главное, если вот программу Партии народной свободы изложить за 20 секунд, то первое - это 9 системных мер по преодолению коррупции, второе - это возвращение выборности всех сверху донизу (губернаторы, мэры, главы районов, депутаты по одномандатным округам и так далее), третье - это публичный контроль над силовыми структурами, ликвидация всех этих отделов "К" и отделов "Э" и наведение порядка в судах, и четвертое - это радикальные меры по дерегулированию экономической жизни, снятию барьеров, ликвидации проверяющих структур, снижению налогов и полное раскрепощение структур гражданского общества. Вот я за 30 секунд всю нашу программу изложил. Где тут коммунисты, кто дерет глотку?..

Анна Качкаева: Вот еще Александр пишет: "Русский народ отвернулся от маразматического марксизма, отвернулся теперь от прозападного либерализма, отворачивается от воровского бюрократизма и поворачивается к национализму, под который 20 лет назад ушли наши братские республики. Русские медленно запрягают, но есть надежда, что быстро поедут".

Владимир Рыжков: Ну, националистической партии сегодня нет в том меню, которое есть в Государственной Думе. Попытка была, по-моему, Делягин делал - "Новая родина" или "Великая родина", или "Обновленная родина". Ходят разговоры, что Рогозин может вернуться. Еще раз повторяю, если в обществе есть настроения такие, то партия должна существовать, пусть люди голосуют. Если они пойдут на фашизм, на национальную рознь, если они пойдут на погромы, то эти люди должны сидеть в тюрьме, и такая партия должна быть запрещена. Но если они изложат какую-то умеренную, разумную программу. Они тоже могут участвовать и должны участвовать в выборах. Я еще раз повторяю, наша Партия народной свободы - за конституцию. Мы считаем, что гражданин имеет право быть членом партии, создать партию и голосовать. И никто, никакой Путин и Сурков не вправе его такого права лишать. Поэтому если вот Александр и его сторонники начнут создавать партию, не выходя за рамки конституции, которая запрещает разжигание национальной розни и унижение одних наций другими, - пожалуйста, они тоже должны иметь на это полное право.

Анна Качкаева: Владимир, Ростовская область, вы в эфире.

Слушатель: Добрый вечер! Помощь людям - главная функция власти. Вот под таким лозунгом рулит новая ростовская областная власть. Это цинизм беспредельный, конечно! Не считаете ли вы, что у вашей партии есть определенная уязвимость из-за того, что у вас два бывших функционера? При всей огромной симпатии к вашей партии и вашим делам!

Владимир Рыжков: Кстати говоря, хороший вопрос, его часто мне в регионах задают. Я отвечаю очень просто, что Михаил Касьянов был четыре с лишним года премьер-министром, а Борис Немцов был губернатором и вице-премьером, и у них огромный опыт госуправления. В этом есть минусы, а есть огромные плюсы. Потому что когда власть говорит, что кто-то рвется к власти, а сам ничего не умеет делать и не представляет, как управляется государство, я говорю: минуточку, друзья, у нас бывший премьер-министр, вице-премьер, губернатор, первый зампред Госдумы, лидер фракции, Сергей Алексашенко - первый зампред Центрального банка. Стоп, друзья, мы не хуже ваших нынешних начальников знаем, как управлять страной. Но плюс к этому опыту, которым мы располагаем, у нас есть программа действий, и мы четко знаем, у нас есть 12 законопроектов, которые мы внесем на следующий же день - по борьбе с коррупцией, по возвращению выборов, по либерализации экономической и общественной жизни и так далее. Плюсы и минусы. Вы будете выбирать. Для нас главное - добиться, чтобы у вас была возможность выбора. А что касается того, кто там и где был, еще раз повторяю: нужны доказательства. Вот есть доказательства коррупции - на стол. Пока, кроме сплетен и слухов, я ничего про моих коллег не слышал.

Анна Качкаева: Я благодарю вас, Володя!

Владимир Рыжков: Спасибо вам за возможность рассказать о нашей партии! И спасибо всей аудитории за то, что нас слушали! 16-го числа в 13:00 на Болотной митинг. Приходите!

Материалы по теме

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG